Домой Общество Правительственная программа — курс на ЕС. Обязательно придем, если… выживем

Правительственная программа — курс на ЕС. Обязательно придем, если… выживем

300
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

николаева

В четверг, 11 декабря, украинскому парламенту была представлена программа развития страны на 2015 год. Представляя ее и отвечая на вопросы депутатов, премьер неоднократно и настойчиво, как заклятие, повторял: в 2015 году нам нужно выжить, а с 2016, возможно, начнется стабилизация

Для выживания г. Яценюк торжественно провозгласил готовность правительства снизить на 10% затраты на госаппарат, а вот все остальные тяготы, увы, лягут на плечи простых украинцев. И эти тяготы на фоне десятипроцентного сокращения расходов на госаппарат выглядят удавкой на шее народа. Украинцы еще со времен СССР привыкли к призывам затянуть пояса во имя светлого будущего. Пояса затягивали неоднократно, но светлое будущее так и не наступило. Отличие сегодняшних призывов затягивать пояса от советских времен заключается лишь в отсутствии обещаний светлого будущего. Вместо этого звучит сомнение — выживем ли? Депутаты, несмотря на споры и критику, поддержали программу — правда, уже не конституционным большинством. А украинская социология подтверждает высокий рейтинг премьера. Видимо, его честная позиция, отсутствие популизма и отказ приукрашивать ситуацию сыграли свою роль в поддержании этого рейтинга. Разумеется, люди не восприняли бы риторику о светлом будущем, а вот честная позиция их пока подкупает.

Своим непопулистским поведением без заигрывания с народом г. Яценюк повторяет эффект Мазовецкого. Был такой премьер в Польше в конце 80-х, который победил со своей партией на выборах, обещая полякам шоковую терапию и тяжелые времена. Поляки предпочли шоковую терапию, только чтобы к власти не пришли ненавистные коммунисты. Тяжелые времена в Польше наступили, но они значительно отличались от нынешней ситуации в Украине. Во-первых, не было такого разрушения экономики, как у нас. Во-вторых, международная помощь была в разы больше. Ведь Польша в то время была единственной страной, которой международные инстанции помогали избавиться от коммунистического прошлого. С тех пор утекло много воды. Международным финансово-кредитным организациям пришлось помогать всем остальным посткоммунистическим странам Восточной Европы и Балтии, пришлось вытягивать из экономической ямы Испанию и Португалию, совсем недавно Грецию и Кипр. Их сегодняшние возможности уже скромнее, да территория Украины больше, чем территория перечисленных стран. Но даже при более выгодных условиях народ в этих странах отказался долго терпеть все лишения, выражал недоверие к собственному правительству и даже помогающим международным инстанциям. Греки требовали выхода страны из еврозоны, а самые громкие радикалы — даже выхода из ЕС. Что же предстоит вытерпеть украинскому народу?

Правительственную программу критиковали и свои, и чужие. Свои — за то, что в ней почти не отражено коалиционное соглашение. Чужие — за абстрактный фрагментарный характер, за которым явно скрывается нечто грозное. Премьер всем отвечал эмоционально и убедительно, и коалиция сумела набрать 269 голосов в пользу программы. В кулуарах же началось обсуждение таких деталей программы, как рост коммунальных и энергетических тарифов до рыночного уровня; не просто замораживание заработных плат, а лишение населения всех социальных надбавок и льгот; ликвидация и на словах, и на деле бесплатных медицины и образования; лишение студентов стипендии. Вместе с полуторапроцентным налогом в пользу армии, который будет взиматься и в следующем году, несмотря на ликвидацию всех социальных надбавок, правительство запланировало 5% бюджетных расходов на армию. При этом торжественно пообещало не оставлять в беде социально незащищенные слои населения. Но похоже, что социально незащищенным у нас станет абсолютно все население, за исключением олигархов и госаппарата, который вряд ли почувствует себя хуже от 10-процентного сокращения затрат на него. Мы возвращаемся в 90-е годы, и гарантией этого возвращения является антисоциальная программа правительства. Ее единственным преимуществом остается относительная честность премьера, который, однако, не решился озвучить с парламентской трибуны все жутковатые детали программы. Видимо, страх и инстинкт самосохранения победили и не дали восторжествовать честности до конца.

В качестве комментария к программе хотелось бы сказать следующее. 5-процентные расходы на армию являются вполне справедливой и незавышенной нормой, принятой во всем мире. Но при состоянии украинского бюджета, точнее при его дефиците, 5% выглядят непосильными расходами. Впрочем, подвергать их сомнению нельзя ни при каких обстоятельствах. Страна находится в состоянии войны, и государство обязано позаботиться о своих солдатах. А вот ликвидация социальных надбавок и льгот бюджетным работникам, в частности педагогам, выглядит как потенциальный геноцид. Премьеру должно быть известно, что эти надбавки никогда не гарантировали роскошь бюджетным работникам, а лишь скромный средний достаток.

В кулуарах заговорили даже о возможной ликвидации государственного пенсионного страхования. Наверное, пока это лишь страшилки на фоне призыва «выживайте как можете». Но если это правда, то что она означает? Человек в момент выхода на пенсию может обнаружить, что ее нет, что он сам должен был с 20 лет об этом позаботиться. Неужели такие решения называются европейскими социальными стандартами? И если последняя страшилка еще может оказаться слухом или будет отложена на неопределенный срок, то отнюдь не слухом и не страшилкой стало заявление премьера о выходе на пенсию и мужчин, и женщин с 65 лет. За что же тогда критиковали пенсионную реформу С. Тигипко (и громче всех это делал г. Яценюк до своего прихода ко власти)? Реформу С. Тигипко обещали отменить — и выполнили обещание, заменив ее антисоциальной и антигуманной реформой А. Яценюка.

Однажды французский политик А. Барр отметил: кризис — это всегда тяжелая травма, но преодолевать его за счет ликвидации социальной политики и за счет простых людей — это социал-дарвинизм. Напомню, что социал-дарвинизм — это перенесение законов и отношений животного мира на человеческое общество. Вот таким социал-дарвинистским образом украинское правительство собирается выходить из кризиса. Кстати, необходимо еще дождаться европейской оценки правительственной программы А. Яценюка. Закон о люстрации в европейских институтах уже оценили как антигуманный, бесчеловечный, нацеленный на месть, а не на борьбу с коррупцией.

И последнее. Новое правительство в старом, знакомом духе обвинило во всех грехах предыдущую власть, а новый парламент исключил из всех комитетов представителей оппозиции, голосовавших за бесчеловечные законы 16 января. Обвинять друг друга — это застарелая болезнь украинской власти в исполнении всех политических сил, и своей очереди г. Яценюк и его команда, несомненно, дождутся. Уж они-то после своей программы точно выживут. А то, что их программа и новые законы являются такими же бесчеловечными и антигуманными, поставившими на грань выживания народ, который привел этих политиков к власти, — это тот факт, который народ еще оценит. И не исключено, что ответит новым Майданом.

Татьяна Николаева

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here