Домой Особое Мнение Возможна ли «палестинизация» украинского конфликта?

Возможна ли «палестинизация» украинского конфликта?

217
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

С чьей-то легкой руки украинских политиков разделили на партию мира (П. Порошенко) и партию войны (А. Яценюк, А. Турчинов). Похоже, подобное деление теперь относится и к мировым политикам. На прошлой неделе мировые лидеры в очередной раз пытались урегулировать украинский кризис. Немецкий канцлер и французский президент посетили сначала Киев, потом Москву. Затем А. Меркель отправилась на встречу с Б. Обамой, а Ф. Олланд сделал серьезное заявление: если провалятся и эти переговоры, останется один вариант — война. После встречи П. Порошенко и В. Путина СМИ не получили никакой официальной информации от переговорщиков, но из отдельных их фраз и высказываний сделали вывод, что впереди замаячил вариант, обозначенный французским президентом

 

Вот тут на первое место вышел вопрос о предоставлении Украине современного оружия, но мировые лидеры разошлись во мнениях. Меркель выступила категорически против вооружения Украины. О той же позиции заявила Британия, а Олланд откровенно заявил, что не видит Украину в составе НАТО. Три страны дружно образовали партию мира. А вот США стали уверенно продвигаться по пути вооружения Украины, образовав вместе с Россией и В. Путиным партию войны. Разумеется, в США этот вопрос еще долго будет обсуждаться, так как он связан с другим вопросом — будет ли Украина военным партнером США? Американское общественное мнение уже давно неоднозначно в отношении военных партнеров США. В период всех избирательных кампаний будущие конгрессмены, сенаторы и президенты спорят, отражая различия в общественном мнении американцев, нужно ли тратить деньги налогоплательщиков на поддержку абсолютно всех стратегических партнеров. И в последние годы в США всё увереннее утверждается мысль, что неоспоримыми партнерами остаются Израиль, Япония, Южная Корея, а все прочие партнеры и их конфликты не должны напрямую зависеть от США и их денег, а президенты должны осторожнее и избирательнее вмешиваться в региональные конфликты. На практике всё, конечно, оказывается намного сложнее. Часто именно тот кандидат в президенты, который обещал избирательное вмешательство США в какие-либо конфликты, оказывается в самом их центре, став действующим президентом страны. И это не обман избирателей, а политическое поведение, исходящее из ситуации и сложившихся факторов. Не исключено, что ситуация на Украине потребует именно такого поведения американских политиков, которое покажется американцам неразумным и рискованным.

Впрочем, риски не так уж велики. Ни один американский солдат, в отличие от российских, не окажется на украинской территории. Сама американская территория надежно защищена от войн и потрясений океанами. Вопрос заключается в том, как отреагирует Россия на предоставленное Украине высокоточное оружие. Российская партия войны наверняка расценит это как повод к открытому вторжению на территорию Украины. И тогда европейские лидеры рискуют быть втянутыми в полномасштабную континентальную войну, вряд ли мировую, но обязательно общеевропейскую. Однако в этом случае не исключен и следующий сценарий. Если Россия решится на открытое вторжение в Украину, то для предотвращения войны на своей территории европейские партнеры, как в случае с Югославией, наверняка объединятся с США в рамках НАТО, и их объединенные дивизии ответят так, что В. Путину мало не покажется. Как ни сильна российская армия, но против НАТО она ничто. Российские войска будут просто смяты натовцами. Конечно, у России есть ядерное оружие, и она, как известно, вышла из договора о ненанесении ядерного удара первой. Но подобный радикальный сценарий вряд ли нужен самой России, а тем более американцам и европейцам. А потому минские договоренности стали последним шансом для всех, чтобы предотвратить страшную войну и не загонять Россию в тупик, в котором она будет накапливать новые силы, чтобы впоследствии отомстить европейским лидерам. Месть — это норма российской, но не европейской политики и дипломатии. Иначе Калинин-град уже давно вошел бы в состав Германии, т. к. всегда являлся прусским (немецким) городом по аналогии с Севастополем — русским городом.

Сегодня все гадают, будут ли выполнены минские договоренности. Уверенности нет ни у кого. Некоторую надежду вселяет новый формат минских соглашений. Их подписали первые лица четырех государств, что возлагает на них особую ответственность, в первую очередь на украинского и российского президентов.

Но, к сожалению, не исключен и еще один сценарий. Вот уже более 50 лет тянется арабо-израильский конфликт. По поводу него принималось огромное количество международных решений и резолюций, проводилось множество международных конференций, но конфликт стал хроническим с периодическими вспышками огня, насилия и террора. Такая «палестинизация» украино-российского конфликта была бы самым опасным и нежелательным сценарием. А чтобы он не реализовывался, донецким и луганским так называемым ополченцам нужно усвоить одну важную вещь: возрождать Донбасс Россия не будет. Для этого у нее нет ни средств, ни желания. Легко было финансировать разбой, но трудно ликвидировать его последствия, особенно в условиях политических санкций и невыгодных цен на нефть. Восстанавливать разрушенное придется Украине — не без международной помощи. А это означает «кто деньги платит, тот и музыку заказывает». Придется боевикам принимать условия Киева. Но официальному Киеву нужно сделать другой вывод и вести политику, устраивающую, а не раздражающую все регионы страны. Тогда не будет майданов и протестов, которыми смогут воспользоваться ненадежные соседи.

Татьяна Николаева

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here