Домой Итоги Худой мир во время войны

Худой мир во время войны

159
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

10998762_818708864863376_1530870878_o

В ночь на 15 февраля, на которое было намечено начало перемирия, президент Порошенко собрал телекамеры. Его приказ о прекращении огня транслировался в прямом эфире. «Подставлять вторую щеку мы не будем», — мрачно заявил глава государства, отметив, что перенос даты приостановки обстрелов, инициированный боевиками, привел к новым жертвам среди военных и мирных граждан

Сразу же после этого на «5-м канале» (принадлежит Порошенко) начался телемарафон. Украинский флажок с подписью «Единая страна» в углу экрана сменился на более радикальный лозунг «Україна понад усе». Редко бывает, чтобы от объявления перемирия с такой тревогой, а часто и с нетерпением, ожидали усиления боев.

Накануне лидеры боевиков заверили, что намерены отвоевывать территории Луганской и Донецкой области, так как они в Минске никаких документов не подписывали. В Кремле отметили, что за действия ДНР и ЛНР не отвечают. В первый же день прекращения огня Порошенко заявил о возможности ввода военного положения по всей стране и передал Вооруженным силам Украины новую технику.

В следующие два дня возобновились активные бои за Дебальцево — один из крупнейших железнодорожных узлов бывшего Советского Союза, завязывающий на себе всю логистику Донбасса. Несмотря на многочисленные требования со стороны ОБСЕ соблюдать режим тишины, уже к вечеру 17 февраля украинские силовики признали: часть населенного пункта в результате ожесточенных боев перешла под контроль вооруженных формирований самопровозглашенных республик. Перемирие, в отличие от украинских военных, они использовали для усиления своих позиций, переброски к Дебальцево дополнительных сил. События очень быстро начали напоминать Иловайск августа 2014 года. Тогда штабы ВСУ продолжали отрицать окружение украинских военных, уже когда подавляющая часть из них не могла вести бои, оказавшись в котле без еды и боеприпасов. Нынешняя ситуация отличается лишь тем, что теперь в окружении, упорно именуемым штабистами «оперативным», оказалось значительно больше бойцов. По разным оценкам, от 4 до 7 тысяч человек.

События под Дебальцево, на которых сконцентрировались СМИ, быстро заставили забыть о незначительном прорыве украинских войск в направлении Новоазовска. После нескольких успешных атак завязались бои в районе Широкино, находящегося в 10 километрах от окраин Мариуполя.

По смыслу Дебальцево превратилось в многострадальный, до основания разрушенный и в конце концов оставленный донецкий аэропорт. С той лишь разницей, что от начала активных боев до входа в Дебальцево боевиков прошел всего месяц. Несмотря на относительное спокойствие по всей линии фронта, о котором сообщили в штабах как ВСУ, так и ДНР, перемирием такую ситуацию назвать трудно. В то же время вместо Петра Порошенко вторую щеку невольно подставили украинские бойцы, вынужденные отступать в тщетных попытках прорвать окружение.

Глядя на все это, становится ясно, что привычные клише о войне и мире утрачивают актуальность. Просыпаются сквозь пальцы хрустящим на зубах песком лживых информационных сводок. Смываются слезами и потом тех, кто имеет полное право спросить «зачем?». Худой мир лучше войны? А если война гибридная и очередное перемирие является лишь ее частью? Дебальцево стало расплатой за относительную тишину на прочих участках фронта. Тогда чем за мир придется заплатить завтра?

Свободное плавание или погружение?

С начала февраля Нацбанк во главе с Валерией Гонтаревой отпустил гривну в свободное плавание. Фактически НБУ задекларировал реальный курс гривны, ликвидировав психологический барьер, разнящий стоимость доллара в обменниках от официальной. «Да, доллар стоит столько, за сколько вы готовы ее покупать», — говорит Нацбанк

 Спустя несколько дней после объявления новой валютной политики Валерия Гонтарева заявила, что в сценарии НБУ на этот год нет ни доллара по 25 гривен, ни полномасштабной войны. Спустя две недели курс достиг 26 гривен за доллар. Тем не менее, по мнению Гонтаревой, отход от искусственного сдерживания курса гривны за счет установления ориентиров на межбанке должен вернуть национальную валюту к отметке около 20 гривен за доллар.

Причин для падения много. Они не только в политике Нацбанка, так и не научившегося действовать на опережение. Каждый раз после появления сообщений об эскалации конфликта на Донбассе, наступлении боевиков владельцы вкладов стремятся снять депозиты и перевести их в валюту. Неумолимый закон спроса и предложения гонит кривые курсовых графиков вверх.

Со своей стороны государство не предприняло достаточно шагов для того, чтобы насытить рынок валютой и сбить панику. Это входит в компетенцию Кабмина и Минэкономики. Они должны были позаботиться о том, чтобы найти для украинской продукции новые рынки сбыта, где можно было бы продавать товары за валюту. Кроме закрывшейся для нас России, где украинский экспорт за минувший год снизился на 14%, существует еще Ближний Восток, Африка, Средняя Азия, Иран, Индия, Китай, Латинская Америка, обеспокоенная Европа.

Главной же причиной инфляции остается война. Курсовые спекулянты уже заработали на ней миллионы и заработают еще за счет паники населения. Что остается? Правительству — обеспечить приток валюты, насколько это возможно для Украины, фактически находящейся в состоянии войны (здесь кстати будет очередной 40-миллиардный кредит МВФ); крупным игрокам валютного рынка — договориться, вспомнив о братьях меньших, насколько это реально для банковских войн; рядовым украинцам — прекратить панику и чистить пулемет.

 

Евгений ЗЮЗИН

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here