Домой Газета ГАЗЕТА: Есть ли жизнь после АТО? Бойцы постепенно привыкают к миру

ГАЗЕТА: Есть ли жизнь после АТО? Бойцы постепенно привыкают к миру

286
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Безымянный

Еще буквально год назад понятие «демобилизация» ассоциировалось лишь с десантниками. Ежегодно крепкие мужчины в голубых билетах собирались на главных площадях города, изрядно напивались, а затем и купались в фонтанах.

А как-то автору этих строк посчастливилось путешествовать в автобусе с бывшими военными из Васильевки в Запорожье

 

На протяжении часа вэдэвэшники успели три раза исполнить хит «Демобилизация».

— Скорый поезд к дому мчится. Полечу домой,  как птица! — кричали под гитару мои попутчики.

А остальные пассажиры удивленно озирались через плечо. Тогда мне и им была непонятна эта радость с надрывом.

Осознали ее лишь спустя время. Многие даже больше, чем хотелось.

Итак, 18 марта в нашей стране стартовала демобилизация…

 

Новая жизнь. Старые раны

 

В Администрации президента обнародовали первые цифры. И уже в ближайшие дни 30 тысяч военных вернутся в свои семьи. Солдаты ушли на фронт в первую волну мобилизации,  в частности весной и летом прошлого года.

Если верить официальным источникам, в родных краях бойцов ждет психологическая и финансовая помощь. Также военные могут рассчитывать на бесплатное медобслуживание.

Первая группа запорожских офицеров, солдат и сержантов отправилась в запас уже 11 марта. 28 человек торжественно уволили из рядов ВСУ. Ребят наградили грамотами.

За ними последуют еще 207 человек.

Но, как рассказал нам заместитель областного комиссара по воспитательной работе Михаил Логвинов, далеко не все уволенные вновь вернутся кмирной жизни.

Некоторые из них выразили желание проходить службу и в дальнейшем.

— Солдаты подписывают соответствующий краткосрочный контракт, и за ними сохраняется рабочее место,средняя заработная плата на производстве более одного года, — пояснил механизм Логвинов.

А вот каковой будет судьба остальных — большой вопрос. В идеале парней обязаны принять на прежнее место работы. Но только в том случае, если те имели официальное оформление (что в нынешних реалиях, скорее, роскошь).

Прокуратура Запорожской области только успевает защищать права мобилизованных.

К примеру, в июне прошлого года в Куйбышевском районе правоохранители отстояли рабочие места семерых военнослужащих. Там в учебном заведении, местной администрации и на ельскохозяйственном предприятии попытались уволить мобилизованных сотрудников.

Подобный случай произошел и в самом Запорожье. Скандал разразился на трех крупных заводах. Предприятия попытались выставить за дверь 30 защитников Родины. Об этом сообщили в пресс-службе облпрокуратуры.

А вот мужчинам, получившим серьезные ранения в зоне АТО, в органах помочь не могут. Им приходится возвращаться в родные края и самостоятельно бороться за место под солнцем.

В частности, участие в военных действиях на востоке чуть не поломало судьбу 21-летнего Евгения Исаева. В Луганской области военный получил тяжелое ранение. Парню раздробило руку. Также пострадала ступня. Часть конечности впоследствии пришлось ампутировать.

— Нас накрыли «Градами», минами,— вспоминает о страшном дне Евгений. — Причем не с одной стороны, а с нескольких. Вели огонь целенаправленно. Один из снарядов, как потом говорили, упал буквально в метре от меня. Только услышал характерный звук, а потом взрыв! Если бы не дерево, которое рядом разорвало, был бы стопроцентным трупом, а так, выходит, оно меня спасло.

С поля боя Женю тут же перевезли в госпиталь. А дальше началась изнурительная борьба за выживание:

— После ранений меня уволили, списали попросту. Тяжело, конечно, жить с протезом. Но ничего, мужчины и не с таким справлялись, — рассказал Евгений.

Средств на лечение постоянно не хватало. Поэтому волонтеры по всем возможным каналам собирали финансовую помощь.

Возможно, по этой причине после длительной реабилитации Женя решил вернуться к активной жизни и тоже переквалифицировался в волонтера.

Теперь парень сутками пропадает в военном госпитале. Дополнительно занимается сбором необходимых продуктов и одежды для товарищей из зоны АТО.

Время от времени волонтер приходит на помощь медикам. Говорит,  бывают моменты, когда из-за загруженности врачи элементарно не имеют возможности съездить на станцию переливания крови…

Сейчас самая большая радость для Евгения — видеть,  как возвращаются к нормальной жизни тяжелораненые солдаты.

Рецепт хорошего же настроения у самого Исаева прост. Волонтер советует не впадать в депрессию. Лучше всего найти интересное дело по душе или сменить обстановку. Для этих целей подойдет путешествие в другие страны. Также Женя обзавелся домашним питомцем. Крыса Анфиса радует глаза экс-военного. Еще один способ вернуться к полноценной жизни — общение по душам с родственниками и друзьями.

 

Дембель близится…

 

Одним из советов Исаева воспользовался наш следующий герой — Юрий Жук. Мужчина широко известен в узких журналистских кругах. В мирное время он работал фотографом в газете, а в военное — с оружием отправился на фронт. Нес службу Юрий с лета прошлого года в составе 17-й танковой дивизии. Все это время находился на передовой,  неподалеку от Дебальцево.

По телефону фотокорреспондент бодро заверял, что все будет хорошо. В отличие от других солдат, твердил, что конфликт не дойдет до территории нашей области.

1 февраля этого года Жук получил серьезное ранение правого глаза. Увечья нанес осколок. Тот день Юрий помнит в подробностях. Он все время оставался в сознании. Даже самостоятельно удалил инородный предмет из глаза. Правда, кровь остановить не смог. С передовой бойца увезли на «скорой».

Позже медики диагностировали у Юрия отслоение сетчатки и повреждение тела глаза. И до сих пор неизвестно, насколько поврежден хрусталик.

Сейчас боец вернулся в родной город и снова занялся любимой работой. Дело спасает его от тревожных мыслей. Особенно мужчина волнуется за товарищей, которые остались на передовой. Но о возвращении в зону АТО не думает. Дальнейшую судьбу Юрия определит ВЛК (военная лечебная комиссия).

Впрочем, весомое слово врачей на судьбу Юрия глобально не повлияет, так как в любом случае в начале лета его ожидает демобилизация. На наш вопрос о том, что изменит увольнительная в его жизни, мужчина, задумавшись, ответил:

— Когда я долечусь, мне нужно будет вернуться в часть, затем ехать в Одессу на ВЛК. А демобилизация — это последний этап службы. После нее я уже не буду военным. И никто больше трогать не будет…

 

 

Юрий вспоминает, что в зоне АТО засыпали и просыпались под грохот взрывов и пулеметной очереди.

— Там вообще непонятно время идет. День тянется очень долго. А оглядываешься назад — уже месяц прошел, а затем два,  три… — вспоминает Юрий.

Но тут же добавляет, что за теми временами не скучает.

При этом повторяет, что ни российское, ни украинское телевидение не говорит правды о событиях на фронте:

— Если бы не обычные украинцы, у нас не было бы практически ничего. Несмотря на громкие заявления пресс-служб командования, мы чувствуем себя абсолютно ненужными государству. Мы готовы до последнего стоять за Украину, но до сих пор не понимаем смысла этой вой-ны. На тех позициях, где мы стоим, – полное бездействие со всех сторон. Обстрелы ведутся, скорее, для картинки в СМИ. У многих военных уже назревают мысли взять оружие и наведаться сначала в штаб, а после — идти в Киев за объяснениями. Нам приходится самостоятельно решать элементарные бытовые вопросы — искать теплые вещи и материалы для укрепления блиндажей, добывать себе воду…

 

Квартира в обмен на жизнь

 

Государство обещает сполна отблагодарить защитников за труды. Президент с высокой трибуны заявил, что каждый боец после увольнения получит долгожданное удостоверение участника АТО. Естественно, корочка будет гарантировать получение ряда льгот.

Впрочем, уже сейчас видно, что обещанного можно три года ждать.

Прецедентным случаем стала история, случившаяся в Акимовке на этой неделе. Там местный суд не признал погибшего бойца Меружа Мирошниченко участником антитеррористической операции.

30-летний доброволец во время обострения конфликта на востоке пополнил ряды «Правого сектора». Погиб мужчина в селе Мадрыкино под Донецком 12 августа прошлого года. Автобус, в котором ехал мужчина, обстреляли боевики. С ним на тот свет ушли 12 товарищей.

Убийство добровольцев всколыхнуло всю страну. После этой трагедии лидер движения Дмитрий Ярош пообещал отомстить врагам. Но жизнь эти слова акимовцу, увы, не вернули…

У Меружа осталось двое детей и гражданская жена, с которой он прожил более десяти лет. Потеряв кормильца, семья почувствовала недостаток в деньгах. Но на льготы от государства им пока рассчитывать не приходится…

Ответчики по иску, Государственная служба Украины по делам ветеранов войны и участников АТО, Кабинет министров, Антитеррористический центр при СБУ и Министерство социальной политики, все как один указали, что бойцы добровольческих батальонов не получают статус участников АТО. И хотя соответствующие законопроекты в Верховной раде зарегистрированы, законодательно этот вопрос не урегулирован.

Немного лучше обстоят дела с получением героями жилья. В первых рядах чиновники стараются обеспечить крышей над головой семьи погибших. Осенью этого года квартиру получили жена и мать военнослужащего 93-й механизированной бригады Андрея Кравченко.

Справедливости ради стоит отметить, что за желанные квадратные метры власти попили крови безутешным родственникам. Андрей погиб одним из первых в Запорожской области: его застрелил снайпер 23 июня. На похоронах солдата градоначальник Александр Син пообещал семье матподдержку в виде жилья. Впрочем, после этого на наш регион трагедии посыпались одна за одной… И, видимо, чиновники посчитали, что на всех квартир не напасешься. Сколько бы мать Кравченко не ходила в горсовет, у мэра не находилось времени для встречи с ней.

Ситуация изменилась, когда информация просочилась в прессу. После этого завод, на котором работал герой, в складчину с чиновниками приобрел обещанное жилье.

А вот семье погибшего десантника Евгения Трофимова повезло больше. Над его женой Снежаной и маленьким сыном взял шефство благотворительный фонд «Крылья Феникса». Активисты самостоятельно нашли средства и преподнесли безутешной вдове ключи от «двушки».

— 29 июля во время непрерывного 6-часового обстрела «Градами» друг Жени Василий Головещенко просил меня позаботиться о Снежане. Просил купить квартиру и как-то организовать быт. Мы закончили выплачивать деньги за квартиру,  и Снежана въехала в нее, — сообщил в соцсетях волонтер Юрий Бирюков.

Еще 138 участников АТО из нашего региона подали заявления на получение земельных участков. Об этом сообщили в пресс-службе ЗОГА.

Уже три разработанных проекта землеустройства по отводу земельных участков площадью 2,25 га утверждены, а земля передана в собственность.

Как отметили в ведомстве, для обеспечения земельными участками военнослужащих, которые принимают или принимали участие в антитеррористической операции,  а также родственников граждан, погибших во время событий на площади Независимости, землеустроители принимают и обрабатывают заявления в сжатые сроки.

Консультацию по этому вопросу можно получить по телефонам (061) 787-53-62 (юридический отдел) или (061) 62-32-01 (отдел землеустройства).

 

Что делать?

 

Запорожские психологи уже сейчас бьют тревогу. Всех их беспокоит единый вопрос: как будут чувствовать себя ребята по приезде в родной город? По секрету специалисты нам рассказали, что многие мужчины продолжают военные действия ночью, просыпаясь от кошмарных снов.

Тем не менее в наших силах сделать пребывание участников АТО в родных краях как можно более комфортным.

Все-таки их счастье могут составить не квартиры, льготы и интересная работа, а теплое слово от близких или даже незнакомых людей. Причем не обязательно говорить о чем-то важном или пафосном. Иногда просто достаточно во все горло пропеть с ними песню:

 

Скорый поезд к дому мчится,

Прилетел домой, как птица,

Прилетел, как птица, я.

Снял погоны и петлицы

И уже успел напиться.

Демобилизация!

 

Инна Воронова

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here