ГАЗЕТА: Ленин, гуд­бай? Не вступившие в силу законы о декоммунизации грозят общественным конфликтом

QQxpgik-dwM
Мы
со снисходительной улыбкой смотрим на Северную Корею. Там на законодательном уровне закреплено вечное правление основателя коммунистического государства Ким Ир Сена. Его забальзамированное тело покоится на земле, ожидающей всеобщего прихода коммунизма, а бессмертная душа продолжает направлять корейский народ из потустороннего мира. В мавзолее Ким Ир Сена, кроме личных вещей вождя, поместился и его персональный поезд. Изображения вождя видны из любой точки необжитой северокорейской географии, где до сих пор не везде работает мобильная связь

Украина на фоне Северной Кореи стремится выглядеть прогрессивно. Для этого у нас на законодательном уровне коммунистическую агитацию хотят запретить, а некоторые спешат расправиться с ней до официального разрешения. Это создает серьезные противоречия. В правовом государстве памятники не сносят неизвестные люди в масках. С другой стороны, стране, цепляющейся за Дзержинского и Ленина, труднее перейти от коллективной ответственности (то есть безответственности) к расцвету индивидуальности, от бесконечных оглядок в прошлое к смелому взгляду в будущее, в котором будет жить наше потомство.

Суть

На прошлой неделе Верховная Рада приняла сразу несколько законов, направленных на декоммунизацию. Документы пока не подписаны президентом, а значит, не вступили в силу.

Законопроект «О правовом статусе и чествовании памяти борцов за независимость Украины в XX столетии» признает таковыми участников многочисленных военизированных формирований и патриотических организаций Украины, в том числе УПА, и обязывает исполнительную власть принять меры для увековечивания памяти борцов.

Законопроект «О доступе к архивам репрессивных органов коммунистического тоталитарного режима 1917­1991 годов» снимает секретность с документов, фиксировавших деятельность силовых органов советского государства. В случае вступления этого закона в силу каждый гражданин Украины сможет запросить любую информацию, например, о том, кого, как и почему задерживали, допрашивали, ссылали или расстреливали.

Проект закона «Об увековечивании победы над нацизмом во Второй мировой войне» вводит в оборот официальное именование трагедии 1939­1945 годов. Вместо Великой Отечественной она будет называться Второй мировой. 8 мая объявляется Днем памяти и примирения. 9 мая именуется Днем победы над нацизмом. Использование советской символики (герб, гимн, флаг СССР) для чествования погибших упраздняется. В пояснительной записке к документу объясняется, что это вызвано тем, что во время Второй мировой войны ущерб Украине и украинцам нанесли как солдаты нацистской Германии, так и Красная Армия. В самом законе отдельно оговаривается необходимость чтить память погибших, сохранять памятники, создавать музеи.

Наконец, наиболее широко обсуждаемый законопроект «Об осуждении коммунистического и национал­социалистического (нацистского) тоталитарных режимов в Украине и запрете пропаганды их символики». Документ обязывает местные органы власти избавиться от символов тоталитаризма, не несущих культурной ценности. В случае если местные советы оттягивают это решение, право на него переходит областной администрации; если и глава ОГА не торопится, символы тоталитаризма определяются к демонтажу решением Кабинета министров. Аналогично предлагается поступить и с названиями некоторых населенных пунктов. Еще один важный пункт — запрет пропаганды советских, равно и нацистских символов. Публичное исполнение гимнов, размахивание флагами, использование советской и нацистской символики наказывается лишением свободы до пяти лет. В составе группы — до десяти лет с конфискацией имущества.

Почему спорим

В ходе дискуссий после принятия законопроектов Верховной Радой очертились несколько основных позиций. Во­первых, оказалось, что очень трудно оценивать историческое прошлое, когда в массовом сознании страны этих историй две. Одна связана исключительно с периодом СССР, другая пытается встроить украинскую государственность во всемирный, более протяженный контекст, а он в основной массе считает Советский Союз столь же тоталитарным, сколь и нацистскую Германию, не отменяя, впрочем, заслуг в победе первого над последней.

Во­вторых, сразу же выявились открытые спекуляции. Экс­регионалы, один раз уже успешно поделившие страну на отношении к войне и братскому российскому народу, устами Юрия Бойко призвали президента ветировать закон о запрете коммунистической пропаганды, который «раскалывает страну!». Сразу же высказался и российский МИД. На встрече «нормандской четверки» его глава Сергей Лавров намекнул, что вступление закона в силу не будет способствовать мирному урегулированию конфликта на Донбассе. О функционировании украинского права на территории ДНР и ЛНР в российском ведомстве свое представление.

В­третьих, остро встал вопрос о переименовании улиц, площадей, городов, в том числе и областных центров, например, Днепропетровска и Кировограда. Все это несет определенные затраты, в законах не прописанные. Соответствующие поправки в бюджет не внесены. Кроме того, даже самые лояльные к принятию законов высказываются о том, что сейчас не самый удачный момент тратить деньги и силы на переименования. Такому мнению оппонируют более радикальные патриоты, утверждая, что скорейшее упразднение советскости, на которой постоянно паразитирует сепаратизм, консолидирует страну, приблизит победу и мир.

Сами законы далеко несовершенны. Например, отдельно не оговаривается, как поступать с военными наградами советских времен. Указывается, что их можно коллекционировать, выставлять в музеях, использовать в исторических реконструкциях, но ничего не говорится о том, может ли человек носить их в повседневье или на праздники. По какому принципу выбирать новые топонимические названия, тоже неясно.

Очевидно, дух принятых законов направлен на то, чтобы максимально сузить мишень российской пропаганды, узурпировавшей победу в войне и продолжающей раздувать милитаристские настроения. Концентрация коммунистических символов и тезисов о воевавших дедах и отцах, которая была наиболее сильна в Донецке и Луганске, привела к фактическому отделению этих регионов от Украины, многочисленным жертвам и экономическому кризису. Иначе говоря, если знамя победы заслоняет украинский флаг, жди беды. Но буква законопроектов явно недоработана. При этом, как всегда, не хватает пояснений, для чего и зачем принимаются такие документы. Вместо спокойной дискуссии юристов, историков, экономистов, на обывателя выливаются тонны популизма, доходящего до абсурда.

Вообще нынешняя борьба с коммунистическим прошлым чем­то напоминает крещение Руси князем Владимиром. Чтобы усилить государство, ему пришлось насильно ломать старые верования. Но если в случае Владимира на смену язычеству пришло христианство, все же впитавшее и славянские традиции, то сегодня людям, не мыслящим себя вне советских и коммунистических ценностей, вместо них предлагается, с их точки зрения, крайне слабая идеология украинского государства. О том, чтобы ослабить ее еще больше, неустанно заботится как власть, на каждом шагу дискредитирующая собственные лозунги, так и ее внутренние и внешние враги, постоянно об этом напоминающие.

Как быть?

Если уж и запускать необходимый для безопасности страны процесс декоммунизации, то советские символы требуют комплексного рассмотрения сразу с нескольких сторон — политической, исторической, эстетической и экономической. Причем сиюминутная политика должна стоять на последнем месте, а ощущение протяженности времени и пространства — на первом. Пусть 30­летние, не знающие и комсомола, подумают о 60­летних, проживших под знаменем КПСС. А 60­летние пусть задумаются о тех, кто рождается сегодня. Представят себе картину мира человека, который идентифицирует себя, скажем, как запорожец и, к примеру, как краснолучанин. Всю жизнь проживет на улице Чекистов или, допустим, Солнечной. Окружен памятниками большевистских деятелей или скульптурами изобретателей, художников и писателей. Сегодняшним добровольцам и призывникам легче представить, что значила война для тех немногих оставшихся, кто 70 лет назад отпраздновал победу. А настоящие ветераны, прошедшие войну, и без того со слезами на глазах наблюдают, как молодые ребята не возвращаются из зоны АТО.

Как это ни страшно для многих, возврат к прошлому невозможен. Не вернуть ни молодость со стройотрядами, ни зрелость с колбасой по 2,20. Украина обречена зажить своей жизнью. Не разрушив все «до основанья», а сохранив значимое и отбросив ненужное. Дорога эта трудна и затейлива, и на каждой ее развилке мы спорим до хрипоты. Все же тем, кому дорога страна, иногда лучше уступить, просто чтобы продолжить путь, до конца которого дойдут не все.

Евгений ЗЮЗИН

РЕКЛАМА REDTRAM

Loading...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

О Нас | Контакты | Рекламодателям