ГАЗЕТА: Большие перемены

kABMN

В последние недели власть лихорадит от конституционных изменений. За умиротворяющим пафосом речей первых лиц разворачивается традиционная борьба за полномочия, формируются предвыборные завихрения, грозящие обернуться к осени в настоящий шторм

Ко Дню Конституции 28 июня для нее подготовили очередные, наверное, наиболее масштабные за всю ее недолгую историю поправки. Суть их насколько объемна, настолько же и туманна для украинцев. Поданный президентом в Верховную Раду проект, наспех переделанный на прошлой неделе, кроме депутатов и приближенных, пока никто не видел. Рассеивать мрак непонимания остается только СМИ, что мы и делаем.

Изменения в Конституцию затрагивают сразу три так или иначе связанных между собой масштабных вопроса: децентрализация, проведение с ее учетом местных выборов, а также будущий статус оккупированного Донбасса с точки зрения первых двух процессов.

 

Поделить и

раздать

Об административно­территориальной реформе, проще называемой децентрализацией, в правительственных кабинетах заговорили еще весной прошлого года. В наиболее широком смысле ее необходимость объяснялась как запоздалая прививка против любых заявлений в будущем о том, что «Приазовье (Херсонщина, Львовщина и т.п.) кормит всю Украину!». При этом передача финансовых и властных полномочий на места в теории должна не только удовлетворить политические амбиции местных элит, но и стимулировать экономический рост регионов. Ключевой момент реформы — увеличение поступлений в местные бюджеты за счет снижения отчислений в Киев. Таким образом, для развития громады или целого региона увеличиваются их бюджеты, расходуемые по усмотрению местных представительских органов.

Основой для реализации этой идеи стала модель территориальных громад, успешно работающая в ряде западных стран, например в Польше. Ее суть в формировании небольших административных единиц вокруг экономических центров. В украинских реалиях упрощенно это означает смену вертикали «Киев — область — район — сельсовет» на «Киев — область — территориальная громада». При этом столица и областная власть лишь координируют действия громад, каждая из которых имеет свой бюджет. Территориальный принцип формирования громад детально описан в методике, утвержденной Кабмином. Он основывается на ряде критериев — собственно размерах, численности населения, наличии инфраструктуры. Например, на сегодня в Запорожском районе районная администрация находится на Верхней Хортице. Туда приходится обращаться людям, проживающим, например, в Беленьком. Там же находится центр принятия решений о судьбах всего района. Реформа предполагает, что вокруг Беленького создается отдельная территориальная громада. В ней должно быть необходимое количество школ, больниц, милицейский участок, подразделение спасателей, культурные учреждения и т. д. При соблюдении этих критериев формируется громада с представительским и административном центром уже в самом Беленьком. Избирается совет территориальной громады, а в селах исполнительную власть осуществляют старосты. С этого момента жители окрестных сел решают все свои вопросы в непосредственной близости, имея ряд финансовых полномочий. Это преимущество, кажущееся незначительным для жителей крупных городов, значимо для селян, например, при оформлении земельных отношений.

На областном уровне продолжает работать областной совет, принимающий стратегические решения по развитию всего региона. А вместо упраздняемых областных государственных администраций вводится должность префекта — президентского представителя, контролирующего выполнение законов в области. На одном из последних заседаний Конституционной комиссии, готовящей изменения, экс­президент Леонид Кравчук выступил против использования иностранного слова «префект», в результате в конечном проекте вместо него появился более традиционный «урядник».

Однако все это пока на бумаге, а в действительности реформа далека даже от своего старта. Дело в первую очередь в тотальной неинформированности людей, в том числе и принимающих решения на местном уровне, а также в беспрецедентной спешке. Аналогичная реформа в Польше и Нидерландах заняла более десятка лет, у нас же перекроить территории и перестроить мышление торопятся уже к завтрашнему, если не ко вчерашнему дню. А ведь помимо изменений в Конституции необходимо принять несколько сотен дополняющих ее законов. Не последнюю роль играет и косность существующей системы. Находящиеся у власти чиновники неохотно идут на реформу, урезающую их полномочия.

 

Муки выбора

Во всей этой атмосфере спешки, недоделанности и непонимания предстоит провести очередные местные выборы. Очевидно, что в случае принятия изменений в Конституцию они должны пройти с учетом нового административного деления. То есть нужно избрать советы сформированных территориальных громад. Однако с учетом того, что процесс их создания вряд ли завершится к дате очередных выборов, государственные умы оказались перед дилеммой — переносить очередные выборы или же назначать внеочередные уже после того, как сформируются громады. На сегодня общее течение сносит Кабмин и Администрацию президента к мысли о том, что очередные выборы переносить никак нельзя, а уже после вступления в силу конституционных изменений и формирования громад можно провести внеочередные местные выборы. Ориентировочно в 2017 году.

На сегодня этот вопрос обсуждается. Он имеет чисто политический характер, то есть влияет на расклад во власти в ближайшее время. Действующие политические партии уже начали выстраивать предвыборные стратегии. И если для одних, как, например, «Оппозиционный блок», проведение очередных выборов по старым законам открывает широкие перспективы, то другие будут стремиться использовать разветвленную партийную структуру и административный ресурс для расширения влияния уже в новых реалиях. Ввиду обилия точек зрения на эти процессы спрогнозировать, что будет происходить в октябре, крайне затруднительно. Это станет окончательно ясно после утверждения переходных положений новой Конституции, где и будут выписаны все сроки все даты выборов.

Единственное, что можно сказать с уверенностью: ход реформы повернуть вспять уже невозможно. Однако условия, в которых она осуществляется, больше напоминает положение неумеющего плавать, сразу же брошенного на глубину вместо плавного погружения. Хорошо, если громады освоятся и выгребут, но также очевидно, что многие из них будут обречены долгое время отчаянно барахтаться.

 

Вписать Донбасс

Весь конституционный процесс проходил бы значительно легче, не будь главного дестабилизирующего фактора — фактической оккупации отдельных районов Донецкой и Луганской областей. Россия и Запад, по разным причинам стремясь заморозить украинский конфликт, нашли примирительную точку соприкосновения: Донбасс должен быть частью Украины. И аналогично тому, как непризнанные республики выступают третьей, слабой стороной в украинско­российском конфликте, так и сама Украина является слабой стороной в большой игре Запада и России. Кремлю Донбасс в составе Украины нужен как постоянный дестабилизирующий фактор, намертво привязывающий ее к своей сфере влияния. Запад, уставший от навязываемого ему конфликта, также стремится навязать мирное решение, в определенной степени удовлетворяющее Москву. Так появились рекомендации Венецианской комиссии о необходимости описания статуса Донбасса в новой Конституции. До этого и сами непризнанные республики представили свой проект Основного закона Украины.

Киев оказался загнанным в угол. Риторика о том, что Донбасс (да и Крым) — это Украина, вынуждают принимать поправки, убивающие недавние заявления о необходимости блокады оккупированных территорий как рассадника терроризма и сепаратизма. В то же время конституционные изменения предполагают и проведение выборов в ДНР и ЛНР. Очевидно, что без возвращения контроля над границей с РФ они станут инструментом легитимизации действующей там бандитской власти. Этого очень не хочется Порошенко, который таким образом сразу же растеряет остатки политического капитала. Признание Донбасса Украиной в действующих условиях будет означать ту самую «зраду», которую постоянно высматривают противники президента.

 

Чего ждать?

На сегодня конституционный процесс полностью зависит от Верховной Рады. Принятие поправок требует времени и голосов. Для первого чтения достаточно простого большинства, но для вступления в силу необходимы 300 голосов, которыми правящая коалиция де­факто не обладает. Это значит, что для осуществления изменений, обеспечивающих сохранение власти, Банковой придется искать недостающие голоса за пределами коалиции — в группе Еремеева, фракции «Оппозиционного блока», среди внефракционных. Все это сулит серьезные политические баталии с массой взаимных обвинений. А после обновления власти на местах возможно ее переформатирование и в Киеве. Мы станем свидетелями ожесточенной борьбы, в которую могут включиться самые неожиданные персонажи. Главное, чтобы политические лозунги не затмили главную суть процесса — избрание не далекой Верховной Рады и недосягаемого президента, а тех, кто, собственно, будет отвечать за развитие города в ближайшие годы.

Евгений ЗЮЗИН

РЕКЛАМА REDTRAM

Loading...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

О Нас | Контакты | Рекламодателям