Лечит или убивает? Оптимизация в медицинской сфере приведет к «оптимизации» численности запорожцев

романовичевЗавершилась Олимпиада в Рио. Украина пришла к финишу с 11 медалями и на 31 месте в неофициальном зачете. В одном из последующих номеров мы попробуем разобраться в той атмосфере истерии, созданной в СМИ и социальных сетях и посвященной провалу нашей сборной. Впрочем, 31-­е место в обществе самых продвинутых спортивных держав мира — разве это так плохо? Да если бы мы занимали 31-­е место по произведенному  ВВП, уровню человеческого развития, по продолжительности жизни… Впрочем, есть, говорят, показатель, по которому мы ­ вторые на планете всей!

О койко­ -местах и главврачах

Если кто не верит — несколько заголовков последних лет: «По смертности Украина занимает первое место в Европе и второе в мире», ­ Госстат» («Цензор.нет», 17.11.2014 г.); «Неутешительная статистика: Украина ­ на втором месте в мире по показателям смертности» («Обозреватель», 1.07.2016 г.). Сразу скажем, что если верить «Википедии», которая, как известно, знает все, то ситуация не столь трагична: ведь по т.н. коэффициенту смертности (число смертей, делённое на численность населения и умноженное на 1000) мы всего лишь на «почётных» 17-­18 местах.

Что тоже не тешит. Ибо впереди нас страны т.н. «черной» Африки — с ВВП на душу населения в пределах 700­1000 долларов в год  и Афганистан. Да, тот самый из песни А. Розенбаума: «Песок да камень. Печальный свет чужой Луны над головами…». И где, добавим, скоро сорок лет, как продолжается тотальная война. У нас тоже война, «которой нет», но и лучшие в мире чернозёмы и одни из лучших в Европе условия обитания людей. Поэтому близость к нам в списке, например, той же России, с ее пьянством, тундрой — заполярной и приполярной, Сибирью, Якутией, Забайкальем и даже Нечерноземьем, никак нас не красит…

Упомянутая печальная статистика существует не первый год, но  увы и ах! Начиная со времён Кучмы — с его формульным подходом к формированию местных бюджетов — пациент и все с ним связанное перестал быть некой точкой отсчёта в бюджетной медицине. Только койко­-места! И лишь результат битвы за эти места позволял лечебному учреждению получить ставки персонала — от врачей до санитарок.  Обо всех прочих «мелочах» вскоре просто забыли. Несколько лет назад, например, вышли на годовой показатель в 200­300 гривен(!) бюджетного финансирования на лекарства для целого сельского фельдшерско-­акушерского пункта (ФАП).

Тем временем подоспела и пресловутая «оптимизация».  И чем больше ООН и ЦРУ (а это их рейтинги печатает «Википедия») бьют в колокола по Украине, тем с большим рвением всякого рода «оптимизаторы» сворачивали сеть оказания медицинской помощи вымирающему населению.

К примеру, на фоне пышного — с оркестрами и ленточками — открытия областных перинатальных центров при Януковиче (что можно только приветствовать) шёл и обратный процесс. Если кто помнит, еще в тот период выяснилось, что сегодняшние запредельные цены на газ существовали и пять лет назад. Правда, лишь для школ и больниц в забытой Богом и начальством сельской глубинке. Да, без коррупции в звене упомянутого начальства и Облгазов тут, конечно, не обошлось. Но цены от 6 до 12 тысяч гривен за 1000 кубов газа должны были подталкивать сельсоветы  побыстрее соглашаться с «оптимизацией». Т.е. с закрытием и учебных, и медицинских учреждений. Ради экономии!..

Тут самое время вспомнить народную пословицу, что где тонко, там и рвётся.  При том, что, например,  в Запорожье и области дефицит врачей составляет сотни специалистов, а средняя заполненность вакансий  в городских больницах — всего 65 процентов, в целом и общем отрасль процветает. О чем может говорить и почти обязательная «перетасовка» главных врачей при губернаторах, которые нетрадиционно для Запорожской области сидят на должности больше года. В частности, покойный Александр Пеклушенко поменял их всех (и, кажется, не по одному разу).

Да и возня вокруг главврача Запорожской областной клинической больницы — это эпопея, которая длится не один год и в которой в последнее время, кроме местного руководства и народных депутатов, задействована уже и Генпрокуратура. Что может говорить лишь о том, что больница эта — весьма прибыльное предприятие, и битва за контроль над ней ведётся по всем правилам рейдерских войн.

Да, и ещё одно. Бывший запорожский мэр Александр Син до сих пор, наверное, известен во всей Украине как знатный коррупционер. В феврале 2015 года восемь милицейских машин догнали его под Днепропетровском, дабы вручить повестку к следователю. А знаете, по какому делу? Г-­н Син подписал договор с главврачами города на три месяца, а оказывается, должен был — на пять лет. И вот уже это дело (кстати, единственное по нему), названное коррупционным, тянется второй год. Ибо не всем разрешено даже прикасаться к проверенным кадрам…

Кстати, тайну над ситуацией в украинской (т.е. далеко не только в запорожской) медицине приоткрыл теперь один уже бывший губернатор Днепропетровщины и олигарх. Ради спорт-интереса найдите видео от 23.10.2015 года под названием «Игорь Коломойский: Здравоохранение должно стоять на первом месте»: «Есть такая профессия — воровство бюджета. И в этой профессии есть свои нормы прибыли — у кого­-то 3%, у кого­-то пять… Нормы прибыли в медицинской сфере составляли от 100 до 1000 процентов… И даже я, видавший разное, был удивлен… Мы с этим боремся, и я считаю, что на 90% многие вещи побороли. Нам уже начали угрожать крупные медицинские компании, которые поставляют оборудование и лекарства.  Похоже, они не очень ориентируются, кто сидит в кресле губернатора и чем чреваты эти угрозы. Но нам эти угрозы поступают»…

Вы заметили, угрожали даже Коломойскому и Корбану!..

И тут мысля возникла: а никто в Минздраве и даже выше не пробовал начать медицинскую реформу с подсчёта денег пациентов на ненужную сверхдорогостоящую диагностику, на горы фантастически дорогих лекарств и даже операции?  Процесс на самом деле прост и лёгок! Нужно тот аттракцион невиданной щедрости в виде субсидии по газу распространить на диагностику и лекарства тоже. Т.е. добрейшее наше государство должно не только напрямую перекладывать бюджетные деньги в карманы владельцев Облгазов, а компенсировать хотя бы 10% типа излеченным пациентам. Думается, от суммы месячных счетов этих 10% обморок обеспечен и вице­премьеру Розенко, и министру финансов Данилюку.

И, поверьте, уже на следующий день кто­-то, наконец­-то, поинтересуется, а есть ли у нас Министерство здравоохранения и чем оно — черт возьми! — занимается? А ещё тем, кто, чем и как лечит многострадальное наше население…

Но пока все интересуются только койко-­местом…

О том, что все под одним Богом ходят…

И тут обратим внимание ещё на одно обстоятельство. Если налоговые, полиция  и школы действительно должны быть там, где есть люди, то пожарная машина и скорая помощь  обязаны покрывать определённую территорию. С радиусом не более 15 километров.

Один простой пример. Если верить легенде о невероятных приключениях Януковича по пути из Киева в Ростов, то маршрут Харьков­-Донецк­-Мелитополь-­Джанкой-­Севастополь  в пределах Запорожской области проходил по окончательно «оптимизированным» районам. Т.е. случись по дороге с тогда ещё президентом тяжёлое ДТП, так первым в течение часа в Приазовье прибыл бы вертолёт ГСЧС из… Харькова, а не скорые из Бердянска или Мелитополя. Это днём. А ночью наши вертолёты не летают…

Иными словами, сей рассказ о том, что все под Богом ходим и неизвестно, где и кому может понадобиться «неотложка».

Но завершим с эпохой Януковича. Уже в последние два года «оптимизация» приобрела особо изощрённые формы. Например, когда в июне прошлого года домашний кот, больной бешенством, искусал двоих мальчиков, 4 и 6 лет, из села Новотроицкое Бердянского района, то вдруг выяснилось страшное дело! Оказывается, что во всей Украине нет ни единой дозы иммуноглобулина — сыворотки от бешенства. Хорошо, что родители не растерялись  и немедленно выехали к родственникам  в Россию, с которой у нас «войны нет», и тем самым спасли детей.

Казалось бы, для тружеников Минздрава  прозвенел тревожный  пустой кислородный баллон. Который в сельских больницах чаще всего служит в качестве пожарного колокола… Но вот заголовок парламентской газеты «Голос України» «Свекра і невістку від сказу рятували сябри, бо у своїй державі немає чим лікувати»… (3.03.2016 г.). В ней точная копия бердянской истории, только уже со взрослыми людьми из Винничины. И только в начале нынешнего лета начали появляться первые обнадёживающие сообщения о том, что кое-­где людей уже спасают и от бешенства,  и от других болезней, требующих элементарных вакцин и сывороток.

Но не стоит долго радоваться! Например, в июле в Запорожье пришла  новость об очередной «оптимизации». В частности, объявлено, что с октября текущего года из 14691 существующих в области койко-­мест останется всего 10559. Проще говоря, в Минздраве решили приблизиться к европейским нормам! Но не в вопросе продолжительности жизни, проценте полного восстановления трудоспособности, в части расходов личного бюджета граждан на медицину (при её официальной бесплатности), а в вопросе койко­-мест. Теперь их будет 60 на 10000 населения, а было ­  85. Т.е. если уже сегодня в хирургии и неврологии люди лежат в коридорах, то завтра им и на чердаке места не хватит (ведь речь о почти 30­процентном сокращении).

Заметим, что французская Ницца и Запорожье с его ужасающей техногенной нагрузкой ­ это, как в Одессе говорят, две большие разницы.  И теперь на одно койко-­место в городе претендуют 117 запорожцев, а с октября ­ уже все 166 горожан…

Но и на этом «оптимизация» не завершается. Уже в августе стало известно, что «тяжёлый плуг реформ» прокатит и по системе скорой помощи.  Как заявил журналистам глава местного Независимого профсоюза врачей скорой помощи Анатолий Сидоренко, планируется попытка внедрить американо-­канадскую систему скорой помощи.  Т.е. экипаж из двух человек — парамедика и параинструктора (водителя) старается максимально быстро доставить пациента в больницу. Они никакого диагноза не ставят, практически никакой помощи не оказывают, их задача доставить больного в лечебное заведение через 20 минут после вызова.

«В наших условиях, учитывая дороги, культуру на дорогах, возможные поломки автомобилей скорой, человек, скорее всего, умрёт от болевого шока по дороге, так как его банально не успеют доставить в медучреждение», — высказал свои сомнения А. Сидоренко.

Что же касается не специалистов, а просто пациентов, то их мнение такое: ныне, во всяком случае, в Запорожье, именно скорая помощь — это, пожалуй, единственное светлое пятно во всей медицинской отрасли города. И ещё у каждого, наверное, найдётся не один знакомый, который заявит, что остался жив лишь благодаря правильно поставленному диагнозу ОПЫТНОГО врача скорой. Ибо девочки в отделении лишь при удачном стечении обстоятельств не залечат вас до летального исхода…  И поэтому замена уже устоявшихся, обученных действовать в экстремальной обстановке бригад квалифицированных медицинских работников практически «грузчиками» — это преступление.

Впрочем, к кому это мы обращаемся — к Минздраву? И кому звонит  пустой кислородный баллон? Уж точно не труженикам этого замечательного ведомства. Которому самое время менять вывеску: «министерство сокращения населения» — в самый раз! Впрочем, там и ответить сегодня некому.  Бывший глава Минздрава Александр Квиташвили ровно семь месяцев отработал министром, а потом ещё почти десять — в статусе подавшего прошение об отставке. С момента ухода предыдущего правительства А. Яценюка  (14 апреля)  во главе министерства ­  всего лишь и.о. министра. При этом они там меняются так часто, что и не уследишь, с кого спросить.

А может, именно в этом и заключается наша государственная политика в области здравоохранения? Если это так, то это очень плохая политика.  И пустой кислородный баллон уже давно звонит по нам всем. Даже по тем, кто в неких сложившихся обстоятельствах может и не долететь до лучших европейских клиник…

Леонид Романовичев

РЕКЛАМА REDTRAM

Loading...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

О Нас | Контакты | Рекламодателям