К вопросу о диверсии в Балаклее и теракте в Киеве — Романовичев

932
1

День 23 марта 2017 года имеет все шансы войти во все учебники истории. Именно 23-го, с последовательностью в несколько часов случились два важных события, повлекшие огромные материальные и имиджевые потери для Украины. Продолжает гореть и взрываться треть всех запасов артиллерийских снарядов украинской армии, а еще в центре Киева убит перебежавший к нам бывший депутат Госдумы России Вороненков.

Сразу — чтобы не забыть! 22 марта СБУ объявило запрет на въезд в Украину российской участнице «Евровидения-2017» Юлии Самойловой. В тот же день случился теракт под стенами британского парламента, поэтому Европа и мир были просто обязаны на фоне этого не заметить событий в Украине. 23-го же марта Путин посмотрел спектакль «Последняя жертва» в Малом театре. Понятно, что связать все эти факты у нас просто некому…

Впрочем, начнем с пылающих складов. Они самые крупные в Украине, но — на расстоянии до 150 км от российской границы и линии фронта. Учитывая, что у тех генералов, которые пристроены Путиным в типа украинское Минобороны, из извилин мозга осталась одна и та — след от фуражки, ожидать чего -то другого, нежели взрывов было трудно.

Во-первых, территория Харьковской области никем в ПВО-отношении, да и вообще в военном — не прикрыта. Местные полиция и НГУ (последние события с Парасюком тому доказательство) практически готовы к перезапуску «Новороссии» почти полным составом. Пограничная служба — такая же фикция, как и три года назад. МИД Климкина, кроме того, обеспечил бесконтрольные поездки офицеров ГРУ РФ по нашим тылам в рамках т.н. СЦКК.

Во-вторых, никто в Минобороны не подумал не то что передислоцировать арсенал в более-менее проукраинский регион, но даже просто РАССРЕДОТОЧИТЬ запасы по другим складам. Ведь с эпохой артиллерии и авиации главный способ ведения войны — совсем не ходьба плотной Македонской фалангой, которую можно ныне замочить одним залпом «Града».

В-третьих, после великого позора 6 февраля 2016 года, когда доведенные до отчаяния нечеловеческим отношением на полигоне «Широкий лан» бойцы пошли жаловаться в прокуратуру, никто не сел. Ни зам. министра по тылу, ни начальник полигона. Посадили на гауптвахту только с десяток строевых офицеров, которые при отсутствии тылового обеспечения могли подчиненным лишь фигу показать. Поэтому теперь замминистра, но уже по вооружению, тоже не попал под стражу, а поехал в Балаклею во главе комиссии.

В-четвертых. Взрывы состоялись настолько вовремя, что позволили еще более жестко ограничить въезд волонтеров и добровольцев в зону т.н. АТО. Что подозрительно удачно еще и еще затруднило проведение блокады «торговли на крови».

Пятое. После тушения пожаров вдруг окажется, что стрелять на фронте нечем. Ибо в огромной Украине за три года войны не наладили выпуск как основных наименований патронов, так и (тем более) снарядов. Понятно, что и за это несколько этажей Минобороны, Минэкономразвития и т.д. тоже не сядут.

Теперь же к убитому депутату Госдумы. Денис Вороненков — полковник по судебно-прокурорской части и даже доктор наук, доцент. В России ему объявлены подозрения в убийствах, рейдерстве, мошенничестве и т.д. Состоял в ЦК КПРФ и был депутатом Госдумы от Компартии. Женился тоже на депутате Госдумы РФ (громкая была свадьба!), но уже от путинской «Единой России» — Марии Максаковой-Игенбергс. Красавица-оперная дива — дочь народной артистки РСФСР (актрисы театра и кино) и внучка народной артистки СССР, тоже оперной певицы.

Осенью 2016 г. супруги перебежали в Киев. Вороненков получил украинское гражданство и стал свидетелем по делу об измене Родины Януковичем. И в России, и в Украине почти два месяца велась оголтелая кампания дискредитации обоих супругов. Но в России говорилось, что это предатели, а в Украине, — что «казачки засланные».

Да, и еще об одном: 22 февраля некий российский военный эксперт Александр Жилин заявил, что «эту неумную парочку» убьют специально обученные люди из СБУ. «Причем показательно жестоко! Чтобы мир содрогнулся от увиденного!». Жилин особо подчеркивает, что эта «сакральная жертва» нужна для обвинения Москвы». («Известия», 23.03.2017 г.).

Стоит заметить, что об убийстве Бориса Немцова Жилин тоже предупреждал за 20 дней. Если кто помнит, то в деле Немцова основным фигурантом выступила молодая московская проститутка («модель из эскорт-бюро») родом из Украины. Т.е. «украинский след был налицо». Просто эта версия долго не прожила…

И вот снова пророчества Жилина подтверждаются. Учитывая, что отставные генералы СБУ тут же начали отмазывать «братьев по оружию», и здесь причастность ФСБ к убийству очевидна. Даже несмотря на театральность случившегося. Охранник (раненый, и чьей принадлежности?) дает возможность сделать три выстрела в Вороненкова, вроде бы и сам получает пулю, но стреляет в лицо убийце. Затем, полежав немного, самостоятельно встает и, прихрамывая, уходит.

Убийца, естественно гражданин Украины, бывший нацгвардеец, находящийся в розыске, но с удостоверением УБД. Он, и тоже естественно, из Днепра, обут в ярко-красные кроссовки (чтобы все видели!) и вооружен пистолетом ТТ. Это, если кто знает, довольно массивная штука, 1930 года разработки. В армии к началу 1960-х годов ТТ был практически заменен на пистолет ПМ. Да, первым к месту убийства подбежал «водитель в красном», который дал распоряжения (см. видео) полицейским, кто именно тут жив, а кто мертв.

Т.е. дело государственной важности осуществлял чувак в красных кроссовках с допотопным оружием, с обезображенным во время перестрелки лицом, а на место убийства тут же подбежал «случайный» свидетель.

А теперь вместо «алаверды». Нам как воздух нужны отечественные спецслужбы, а не веселая компания по дискредитации Н. Савченко и вечной ловли каких-то тружеников Facebook. Нам нужна полиция, среди задач которой не только драки с Парасюком и «шмон» АТОшников, но и борьба с бандитизмом. Нам нужна прокуратура не только для преследования Садового и просто патриотов Украины, но и для обеспечения законности в стране. Нам нудна погранслужба… Нам нужно Минобороны… Нам в Украине нужно ГОСУДАРСТВО.

Впрочем, это мы уже слишком многого, наверное, хотим…

Леонид Романовичев

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Про вибухи. Я знаю і тисячі запоріжців знають де знаходяться артилерійські склади. Я бував поблизу та заявляю, якщо ніхто не буде заважати, то за допомогою каністри бензину, зможу довести за 20-30 хвилин один сарай до вибухів. Проте, з перших же секунд полум’я буде видно з дороги на відстані приблизно один км. Зрозуміло, що охорона почне гасити через 2-3 хвилини. Для професіоналів підпалити-підірвати не має проблем. Для чого ? Путіну, скоріш за все приємно, але воєнно-стратегічного значення майже не має. А тому хто каже, що мінському процесу альтернатива відсутня, хто не просто давно капітулював, а є ставлеником ворога України, Балаклійські вибухи як рятівний круг в останню мить.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here