Генпрокурор Луценко «забил пенальти» в ворота БПП

1456
0

В течение последней недели генпрокурор Ю. Луценко и его коллега, глава САП Н. Холодницкий работали в Регламентном комитете ВР и занимались пинг-­понгом с членами этого комитета. Каждый день недели посвящался отдельному депутату, снятия неприкосновенности с которого добивались прокуроры, и почти каждый день был неудачей для прокуроров. Срабатывали депутатская солидарность и принцип: «Мы своих не сдаем». Злые языки даже начали вести политический счет 4:0 в пользу подозреваемых в коррупции, но прокуроры не сдавались, и в пятницу, 7 июля, счет стал 4:1, а по некоторым критериям, можно сказать, стал выигрышным для прокуроров

Список претендентов на утрату депутатской неприкосновенности был политически разнообразным, а значит, незаангажированным и продолжал пополняться. К М. Полякову и Е. Дейдею («Народный фронт»), А. Лозовому (Радикальная партия), О. Довгому (группа «Возрождение»), Б. Розенблату (ВПП) добавились М. Добкин и А. Вилкул («Оппоблок») и некоторые другие депутаты, фамилии которых пока не были озвучены. Подозрений в коррупции избежали представители «Батьківщини» и «Самопомощи», но, возможно, только пока. Политическое разнообразие списка подтверждало обещание генпрокурора ловить только крупную рыбу, без деления ее на «своих» и «чужих». В Регламентном комитете быстро установилась атмосфера солидарности, круговой поруки и взаимовыручки, которая вызвала неприязнь огромного числа украинцев и ­ о чудо! – симпатии к генпрокурору. Круговую поруку депутатов все люди, наблюдавшие за происходящим, расшифровали однозначно, как страх депутатов за себя в первую очередь: если я проголосую за снятие депутатской неприкосновенности с соседа, завтра он проголосует против меня.
Круговая порука депутатов всех политических сил строилась на знакомом фундаменте: на меня (такого-­то) оказывают политическое давление, со мной (таким­-то) сводят политические счеты, мне (такому­-то) мстят за мою честь, неподкупность и преданность народу. Эта круговая порука раздражает народ еще и тем, как она подозрительно быстро заменяет непримиримость и принципиальность депутатов в сессионном зале. Там они не скупятся на взаимные обвинения в предательстве интересов народа, взаимное разоблачение, нахождение в законопроектах политических оппонентов коварных статей, показывающих антинародную сущность этих законопроектов. И почему­-то каждый раз все законы оказывались антинародными, принимались, невзирая на разоблачительную риторику, и атмосфера в сессионном зале все более раздражала своим показушным характером. А вот когда над депутатами нависает меч правосудия и угроза разоблачения, они, забыв прежние драки и политическую неприязнь, выстраивают единый щит защиты. Защищая свою честь и неприкосновенность, депутаты не скупились на политическое разоблачение прокуроров. Генпрокурору неоднократно напоминали отсутствие у него юридического образования и профессионализма. Аргументы прокуроров оценивали как сырые и необоснованные. Возникали даже споры о юридической терминологии. Оказывается, в нашем законодательстве нет понятия «агент под прикрытием», и прокуроров обвиняли в играх в дешевые боевики. Депутаты обвиняли прокуроров в том, что те в своих претензиях не учитывали тот факт, что многие решения, которые сегодня рассматриваются как коррупционные, в прошлом принимались коллективно.
Все шло, как всегда, но 7 июля Ю. Луценко забил пенальти, да не в чьи­-нибудь ворота, а в ворота БПП. Оказывается, деятельность «агента под прикрытием» была санкционирована судом, все видеозаписи стали не боевиком, а убедительными доказательствами. На этих видеозаписях вся страна увидела факт передачи взяток и умелое поведение г. Розенблата, не касавшегося денег, что свидетельствовало о том, что слуга народа от БПП – не новичок в коррупции. Последней каплей, сломавшей депутатскую солидарность, стала циничная фраза г. Розенблата в разговоре с «агентом под прикрытием» о том, что мы живем в дебильной стране. Гнев Ю. Луценко не мог не вызвать уважение, ведь эти слова бросил не кто­нибудь, а депутат от правящей партии, который в предыдущих своих речах захлебывался от патриотизма. Да и сам г. Розенблат выглядел жалко и потерянно. Пенальти генпрокурора было мастерским, но впереди – непредсказуемое решение всей ВР и огромное число возможных маневров Б. Розенблата – от внесения крупного залога до бегства за границу и (не исключено) до развала дела в суде. Адвокат г. Розенблата консультировал своего клиента, не стесняясь, на глазах журналистов.
События последней недели вновь актуализировали тему снятия депутатской неприкосновенности вообще и со всех депутатов. Удивительная складывается картина: абсолютно все депутаты – «за» снятие неприкосновенности, но как только дело доходит до конкретного депутата, все дружным фронтом выступают против. Сложившиеся обстоятельства вокруг г. Розенблата все­таки исключительные. Разумеется, бывали и другие исключения – В. Новинский, А. Онищенко, А. Клюев, И. Мосейчук, но вспомните, какой поднимался каждый раз шум не только против них, но и в их защиту. Главная защита неприкосновенности наших депутатов – это Конституция, которую очень трудно изменить. Но одно дело – спорить, какой должна быть политическая система Украины по Конституции, и другое дело ­ не спорить, а отказаться от неприкосновенности ради борьбы с коррупцией. Но, видимо, у наших «слуг народа» есть серьезные основания для сохранения своей неприкосновенности.

Татьяна НИКОЛАЕВА

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here