Домой Интервью ОЛЕГ ЗОЛОТОНОША: «В Запорожье могла быть новая Врадиевка»

ОЛЕГ ЗОЛОТОНОША: «В Запорожье могла быть новая Врадиевка»

1745
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Начальник Главного управления Нацполиции в Запорожской области Олег Золотоноша рассказал в интервью о проблемах, связанных с преступностью, о ментальности запорожцев, отношении к алкоголю, призывам к разрешению на ношение оружия и игорному бизнесу, «секте «Фейсбука», работе «общественников» и псевдожурналистах, а также о резонансных делах

­— Олег Викторович, судя по регулярным объявлениям о наборе в патрульную службу, люди не хотят там служить?
— Набор идет, и кандидатов много — 1200 заявок. При том что нам надо набрать всего лишь 126 человек. Но в процессе отбора люди отсеиваются: кто­то не прошел тесты, а кто­-то — врачебную комиссию… Некомплект в 10% — это нормальный рабочий момент. Другой вопрос, что некоторые люди просто не хотят работать. У нас такой менталитет. Сначала смотрят: фуражка, машина с мигалками, сэлфи, а потом выходят на линию, а на службе спать нельзя, возникают конфликты, негатив. Не все морально и физически выдерживают. Говоря о зарплате, государство дает столько, сколько оно может дать: восемь тысяч гривен платят при минимальной зарплате в стране в 3200 гривен. Если говорить вообще о гарнизоне запорожской полиции, то его численность составляет всего 4800 человек, а нагрузка на наших полицейских — самая большая в стране. К примеру, один следователь ведет сразу около 20 уголовных производств. Это — большая нагрузка. Сейчас мы доукомплектовываемся и будем выходить с предложением, чтобы у нас увеличили штат ­ сыщиков и следователей.
— Вы недавно написали в «Фейсбуке», что поддерживаете решение горсовета об ограничении продажи алкоголя. Но ведь горсовет не имеет права запрещать что­то предпринимателям.
— (улыбаясь) Меня втянули в эту «секту» — «Фейсбук». Я там очень долго не хотел регистрироваться. Говоря о запрете продажи алкоголя в ночное время, у нас режим, график работы и правила торговли на территории той или иной громады осуществляются согласно тем решениям, которые принимает та или территориальная громада. И я поддерживаю это решение. Из 71 совершенного убийства в Запорожской области 18 совершено во время распития алкоголя ночью. К примеру, в Западной Украине люди более глубокой веры. На Пасху у них не совершается ни одного преступления, даже кражи. У нас же в Запорожье на Пасху произошло четыре убийства. Все — на почве распития спиртных напитков. Я написал в «Фейсбуке», что не знаю, какое влияние будет иметь это решение горсовета, но если хотя бы одного человека не убьют, то это уже будет результат. К примеру, в нормальной семье праздник, они купили спиртные напитки днем и сидят дома отдыхают. Для них этот запрет ничего не изменит. На нормальных граждан он никак не повлияет. В каждой благополучной семье всегда дома есть бутылка водки или вина. Потому что неизвестно, кто приедет в гости и когда.
­— Что будет грозить нарушителям, которые продолжат продавать алкоголь ночью?
­- Мы будем готовить представление на лишение лицензии или запрет разрешения на торговлю. Это в перспективе. Как минимум, будет админответственность за нарушение правил торговли. Знаете, сколько жителей города приходит ко мне с жалобами закрыть тот или иной объект торговли? Из общего потока посетителей ­ процентов 30. Пытаемся объяснить, что это не наша компетенция, отвечают: «Вы ­ полиция, должны реагировать». По «наливайкам» мы составили около 600 админпротоколов. Но они все равно торгуют, потому что это приносит прибыль. Тем более если человек понимает, что штраф, который он заплатит, будет минимальным и он его быстро «отобьет».
­— Вы недавно заявили о раскрытии резонансного убийства запорожской модели Сусанны Шарковой («Верже» писала о жестоком убийстве 16­летней девушки, чей труп спрятали в подвале дома под слоем бетона). При этом некие общественники утверждают, что злодеяния совершили совершенно другие люди.
— Эти «общественники» не входят в состав оперативно­следственной группы и не могут знать обстоятельства расследования. На сегодня одному из участников убийства сообщено о подозрении заочно. Человек находится за границей и объявлен в розыск. Думаю, в ближайшее время он будет задержан и доставлен на территорию нашей страны. По остальным фигурантам данного дела — их как минимум два ­ проводятся следственно-­оперативные мероприятия. О них сообщать пока не могу. Кстати, у нас могла быть вторая Врадиевка (акции народного неповиновения в райцентре Врадиевка Николаевской области в 2013 году из­-за жестокого убийства человека милиционерами, — авт.), когда некие журналисты и общественники распространили недостоверную информацию о том, что якобы полицейские убили в селе Беленькое в мае этого года человека. Я отменил поездку и прибыл в это село. Прокуратура забрала дело. Выяснилось, что к смерти мужчины, который вел асоциальный образ жизни, полицейские непричастны.
— Какие у вас отношения с прокурором области?
— Рабочие. У нас есть полное понимание. По вопросам, которые касаются организованной преступности — Мелитополь («Туча»), Григора, у нас полная идиллия. Не нужно это трактовать, как дружбу. Нам незачем друг к другу обращаться с какими­-то просьбами: мне не за кого просить, и ему также. Я всю жизнь проработал в соседней области. Но я рад, что сейчас не там работаю, несмотря на то, что я — отдельно, семья — отдельно.
— Так ехать всего полтора часа…
— Вы думаете, я каждый день езжу туда? Нет. Хорошо, если за восемь месяцев десять раз был в Днепропетровске. Причем два из них на присяге или на каких­то торжественных мероприятиях. Мне из гарнизона непросто выехать.
— Вы упомянули местного авторитета «Григору», которого регулярно раз в полгода задерживают с оружием, а через несколько месяцев он опять на свободе, и его снова задерживают.
— С апреля он находится под стражей. Я с ним лично не знаком, но нельзя переходить грань: его выпускает суд — он подходит к патрульному с «косяком» (папироса, начиненная наркотиком, ­ авт.) и просит подкурить. Насколько мне докладывали, у него ­ 29 лет, проведенных за решеткой… Оргпреступность никто никогда не победил, но есть грань. Возьмем Васильевку — беспредельная ситуация. Полиция не реагировала на преступления. Мне докладывали совсем другую информацию… Когда воруют людей, «кошмарят» их на протяжении четырех лет и на все это не реагируют ­ у меня есть вопросы. Но у меня есть вопросы и к потерпевшим гражданам, которые отказываются писать заявления…
— Многие запорожцы уже около полугода не могут пользоваться стационарными телефонами из­-за систематических краж кабелей «Укртелекома». Зачастую задержанный за кражу кабеля посидит три часа в райотделе, и его выпускают, хотя на нем уже «висит» с десяток краж.
— Почему так происходит? Человек доставляется в райотдел, но следователю обязательно нужна справка об ущербе, потому что в зависимости от этого он квалифицирует преступление по той или иной части статьи УК. Он не может без этой справки предъявить подозрение и задержать человека, потому что «Укртелеком» может дать справку о том, что эти провода стоят 20 гривен. Следователь тогда будет обвинен в незаконном задержании. Там, где мы оперативно получаем от «Укртелекома» такие справки, люди задерживаются. Задерживаются также там, где действовала группа. А с другой стороны, есть же и служба безопасности «Укртелекома», которой платят за охрану их телекоммуникаций… До марта регистрировалось около 15 краж кабелей в сутки по области. Сейчас — до восьми. В два раза уменьшилось…
— Нет ли сейчас практики минувших лет, когда из­-за недостаточного материального обеспечения полицейские вынуждены были кого­-то «уговаривать», чтобы им заправили бензином авто или обеспечили следователя бумагой?
— Даже в Приморске следователи получают бумагу. Я назначил туда нового руководителя, он мне позвонил и говорит: «А что, нам даже бумагу дают?». Да, нам дают даже бумагу! Я не скажу, что они обеспечены на 100%, но максимально из того, что может дать государство, они обеспечены — топливом, канцелярией и зарплатой. Это ­ основное. И они работают в тех условиях, которые сейчас есть на территории области… Один анонимный интернет­сайт обвинил меня в поборах за выдачу разрешения на оружие. Объясню: я запретил выдавать травматическое оружие лицам, которые не могут его по закону получить. До этого выдача этого оружия была хаотичная ­ в месяц выдавалось до 600 стволов травматического оружия. Потом патрульные и вся полиция ловят этих граждан во время разборок в центре города, когда они стреляют друг в друга. Я знаю, что сейчас около тысячи разрешений лежат и не подписываются. И они не будут подписаны, в том числе и этим «общественникам» и «журналистам».
— Уже несколько лет в обществе обсуждается вопрос о праве на владение оружием. Вы ­ противник этой идеи?
— Я ­ против. Я умею обращаться с оружием, меня учили с ним обращаться. Представьте, пойдет человек получать оружие, который не имеет навыков. Или получит гражданин с временным расстройством психики. Пока можно купить справку, «договориться» — нельзя. Чтобы принимать такие решения, мы должны обеспечить, чтобы это оружие получил адекватный гражданин. А не тот, который потом зайдет в супермаркет и начнет стрелять. Известны случаи, когда некоторые лица стреляют из пневматики в машины, собак, детей. Сегодня они стреляют из пневматики, а завтра стреляли бы из короткоствольного оружия. Мое личное отношение — я категорически против.
­— В сети интернета немало негативной информации о вас…
­- До 2015 года обо мне никто ничего не писал — вы не найдете ни одной негативной публикации. Затем несколько городских сумасшедших (Олег Золотоноша служит в Запорожье с января 2017 года, а до этого служил в Днепре, ­ авт.) на сайтах сделали мне «рекламу». Тогда я переживал. Сейчас я этим сумасшедшим благодарен, потому что благодаря им у меня иммунитет — можно писать обо мне все что угодно, я не реагирую. Я не буду звонить и выяснять отношения. Вы знаете, я уже год не смотрю телевизор и счастлив.
— На ваш взгляд, может быть, нужно снова легализовать игорный бизнес, чтобы государство получало налоги, а в Запорожье прекратилась вакханалия с подпольными залами и преступления, связанная с этим?
— Я не являюсь органом законодательной инициативы, это ­ прерогатива народных депутатов. Я сделал бы так: вход в игорный зал ­ платный, чтобы убрать финансово слабозащищенных граждан. Пусть туда ходят люди, у которых есть деньги. Нет ума — иди проигрывай свои деньги. Но чтобы человек не проигрывал свою зарплату. Кроме того, должны быть соблюдены дополнительные условия — возможно, это ­ размещение игорных заведений в пятизвездочных отелях. Возможно, надо рассмотреть вопрос о размещении таких игорных зон в депрессивных регионах. Пусть это будет одна область или город, где будут развиваться игорный бизнес и отели.
­— Спасибо за откровенные ответы!
­- Вы много вопросов не задали, но я думаю, мы с вами еще встретимся и обязательно поговорим на эти темы.

Валерий БУТЕНКО

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here