Домой Актуально Почему уничтожение отрасли здравоохранения беспокоит только запорожских врачей «скорой»?

Почему уничтожение отрасли здравоохранения беспокоит только запорожских врачей «скорой»?

326
0
ПОДЕЛИТЬСЯ
OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Этот материал готовился более двух недель. Попытки договориться о встрече, звонки на «мертвые» телефоны и… одни неудачи. Наконец, благодаря управлению внутренней политики, прессы и информации нашей мэрии удалось заполучить «отвечающий» телефон в департаменте здравоохранения Запорожского горсовета. Увы, все, кто мог бы нам помочь, оказались в отъезде, отпуске или заболели. 

Без паники! Идем ко дну…

А нас всего-­то интересовали лишь планы города по внедрению медицинской реформы имени  Ульяны Супрун. А именно: сколько больниц останется, сколько врачей и медперсонала сократят и в какие сроки это все будет реализовано? «Вы задаете глупые вопросы», ­ ответили нам. Ведь пока даже закон, касающийся «медреформы», не подписан. Нам  посоветовали посмотреть сайт Минздрава, а также через упомянутое выше управление мэрии прислать письмо с вопросами. «Мы его рассмотрим», ­ пообещали на другом конце провода.

Зная (в частости, в деле жалоб на незаконные действия газовиков), что в мэрии на письма  горожан обычно не реагируют, мы были удовлетворены и таким ответом. Что наши вопросы глупые…

В Запорожской же областной организации Профсоюза работников здравоохранения Украины нас успокоили: пока планов на сокращение и увольнение персонала нет. Даже в случае, если, например, 5­я, 5­я детская и 9­я больница получат статус головных в городе, то все остальные больницы пока тоже останутся.

Впрочем, запорожских врачей сейчас другое волнует. Ведь 26.10.2017 г. Минэкономразвития по инициативе Минздрава принял изменения к национальному классификатору Украины. Из последнего исчезли профессии «врач­терапевт участковый», «подростковый» и др., а также «фельдшер медицины неотложного состояния», «сестра медицинская» по лечебной физкультуре и по массажу. Появился «врач внутренней медицины», «парамедик», «инструктор по оказанию догоспитальной помощи», «экстренный медицинский техник».

И тут наверх пошли письма и даже начались робкие акции протестов. Типа — а по какому это закону, ребята? Ответ, что по закону 19 октября 2017 года  «О государственных финансовых гарантиях предоставления медицинских услуг и лекарственных средств», не впечатляет.  Ибо лишь 10.11.2017 г.  Верховной Раде удалось  разблокировать его подписание спикером Андреем Парубием. Но до сего дня ни он, ни Президент Закон не подписали, т.е. документ не действует.

Исходя из  опыта подготовки материалов замечу, что на все жалобы горожан в прокуратуры (вплоть до Генеральной), в Запорожскую ОГА, в министерства приходят стандартные ответы. Что мы бы и рады помочь, да полномочий нет. Т.е. мы здесь за зарплату, выслугу лет, премии и т.д. просто в сторонке стоим…

Но вот Минздрав во главе с Ульяной Супрун, которую в Украине давно обозвали «Доктор Смерть», имеет все необходимые полномочия. Но не для того, чтобы помочь людям, а чтобы продвигать весьма сомнительную медицинскую реформу.

Еще раз заметим: закон никем не подписан, но появилась вот какая информация: «Кабинет Министров Украины сегодня, 15 ноября, своим распоряжением утвердил план мероприятий по реализации концепции реформы финансирования системы здравоохранения на период до 2020 года. Об этом сообщает корреспондент РБК­Украина. Так, документом предполагается реализация 10 мероприятий в течение 2017­2020 г.г. Первым из них указано создание правовых оснований для новой системы финансирования системы здравоохранения».

Т.е. «медреформа» продавливается несмотря ни на что, двигаясь часто впереди паровоза.

Как уничтожить эффективно  работающую систему и заменить ее непонятно чем?

Мы пообщались с главой Запорожского независимого профсоюза работников скорой помощи Анатолием Сидоренко. Т.е. с действующим врачом скорой, который, кроме того, взялся за тяжелую общественную работу. Кстати, Анатолий Анатольевич еще и 1­й зам. председателя Свободного профсоюза медицинских работников Украины.

А. Сидоренко обратил внимание на целую кипу нарушений законов и нормативных актов в плане изменений и дополнений к упомянутому классификатору. Но главное в другом:   «Отсутствуют какие­либо разъяснения относительно созданных в национальном классификаторе ДК 003: 2010 профессий «Парамедик», «Экстренный медицинский техник», «Инструктор по предоставлению первой помощи» и «Инструктор по предоставлению догоспитальной помощи».Касательно и подготовки, и переподготовки, и повышения квалификации этих специалистов, а также оплаты их труда».

Т.е. что­то ликвидировать успели, что­то впопыхах внедрили, но как с этим всем работать, никто не объяснил.

«Сегодня, в том числе и жители Запорожья, –  рассказывает А. Сидоренко, ­  получают бесплатную, своевременную и качественную экстренную (скорую) медицинскую помощь на догоспитальном этапе. Замечу, что по результатам соцопроса группы «Рейтинг» касательно оценки медицинской сферы в Украине  (июль­август 2017 г.), врачу скорой медицинской помощи доверяет 68% населения. И это наивысший рейтинг среди всех специалистов  отрасли».

Мы с этими абсолютно согласны: сегодня скорая помощь ­ одна из немногих в городе дееспособных и эффективных структур, которую, как мы понимаем, берутся уничтожить, заменив ее парамедиками (фактически грузчиками), которые по нашим дорогам, да еще  в наши больницы попытаются кого­то доставить. И все время доставки, решения вопроса «Почему вы к нам привезли?», пациент будет спокойно умирать. Ведь квалифицированной помощи он не получит даже теоретически.

Все идет хорошо. Правда уже не только некому работать и платить налоги, но и обеспечивать товарооборот…

Тут еще одно замечание от Анатолия Сидоренко. Когда представители областей в Киеве заговорили о «медреформе», то идею внедрения «парамедиков» поддержал только представитель Луцка. Оказывается, с такой специальностью легче устроиться в Польше…

Здесь самое время отвлечься от грустных мыслей. Воскресным вечером 19 ноября в программе  #@)₴?$0 известный журналист Майкл Щур жестко прошелся по премьеру Гройсману. Предыдущий подобный прикол закончился закрытием его программы на девять месяцев… Добавим, что ведущий обратил внимание на новую «фишку» премьера, который объявил свою главную цель: «Украинцев должно быть больше!»

Мы не будем пересказывать приколы Майкла Щура на сей счет, а обратим внимание на другое! Если бы премьер закончил 10 классов, и если бы ни у кого не вызывало сомнений его высшее образование, то Владимир Борисович знал бы: размножение зависит от среды обитания. Если она благоприятна – рост есть, если нет –  все живое исчезнет.

Но экономическая политика правительства создала сегодня крайне неблагоприятную среду. Поэтому активные уже за границей,  а слабые просто умирают. Т.е. лишают страну не только налогов, но и товарооборота. А это уже целый снежный ком новых проблем.

22.11.2017 г. народный депутат Сергей Тарута заявил: «Директора предприятий сами встают за станки — рабочие уехали из Украины». Депутат, директор и олигарх здесь кривит душой: никто не станет за станки вместо рабочих. Просто производства закроют! И если это работа на экспорт, то Украина останется без валюты, если речь о коммунальной сфере, то мы очень быстро вернемся в Средневековье. А вот если уедут врачи — что будет?

«По данным специалистов в 2017 году уже выехали 7 тыс. врачей. Глава Комитета ВР по здравоохранению Ольга Богомолец говорит, что в прошлом году из Украины выехали 36 тысяч человек», ­ сообщил «Голос UA» председатель Свободного профсоюза медицинских работников Олег Панасенко. (13.10.2017 г.).

Маневры эпохи большой беды

Понимают ли в  Кабмине последствия? Кажется, да. Анатолий Сидоренко предоставил нам  «ПРОТОКОЛ НАРАДИ за результатами зустрічі прем’єр­міністра України Гройсмана В.Б. з представниками всеукраїнських профспілок та профоб’єднань” (7.11.2017 г.). Четыре его пункта непосредственно касаются Минздрава. Кроме ничего не обязывающего “активизировать сотрудничество с профсоюзами” в деле внедрения «медреформы», еще три пункта прямо указывают:

“До 1 грудня 2017 р. вирішити питання щодо підготовки щорічної національної доповіді про стан здоров’я населення, санітарно­епідемічну ситуацію та результати діяльності системи охорони здоров’я України…

Невідкладно опрацювати питання щодо відтермінування застосування наказу Мінекономрозвитку “Про затвердження Зміни № 6 до національного класифікатора України ДК 003:2010” від 26 жовтня 2017 р. № 1542 в частині назв посад закладів і установ охорони здоров’я…

Вжити вичерпних заходів для погашення заборгованості з виплати заробітної плати в закладах охорони здоров’я і про проведену роботу інформувати до 1 грудня 2017 р. Кабінет Міністрів”.

Впрочем, есть основания полагать, что и.о. министра МЗ имела в виду все добрые пожелания  Кабмина.  “Уляна Супрун на зустрічі з буковинськими студентами медвузу була шокована їх незнанням англійської мови. Вважає, що без неї вони не зможуть вивчати наукові праці у англомовних спецжурналах. Супрун також повідомила, що в найближчій час будуть змінені правила вступу до медвузу. Планують включити програми з американських вступних програм, щоби визначати рівень знання англійської мови абітурієнта”. (25.09.2017 г.) .

Соцсети тут же отреагировали на сказанное: “Супрун уволит докторов, которые еще не сбежали с Украины”. Ибо, если с английским языком в нашей медицине все будет ОК, врачей мы здесь просто не увидим. И если проблема выезда медсестер в Польшу уже доползла и до Запорожья, то что говорить о Западной Украине? А со знанием английского одной Польшей, наверное, никто не ограничится.

Непросвещенный взгляд

В разговоре с одним известным запорожским поэтом пожаловалась на свои злоключения. И что медработники запуганы, как в 1937 году ­ гибнет медицина как отрасль, а они молчат.

­ Врачи сегодня ­ заложники фармацевтов. И поэтому молчали и молчать будут, ­ сказал он каким­то будничным голосом…

Что же делать? Ведь медреформа нужна? Да, но не от ньюйоркской долларовой миллионерши, приехавшей в Украину, чтобы в 2015 году получить за ПОЛГОДА работы в Минздраве 1,5 ТЫСЯЧИ долларов.

В отрасли многое нужно менять. Тем более в условиях войны и децентрализации. Но монополизировавший все и вся Минздрав не способен сегодня обеспечить страну даже  необходимыми вакцинами (а с Нового года, говорят, и средствами анестезии для операций), поэтому ему ли доверять это дело?

А должно быть так: если нет в больнице и области вакцин от бешенства, ботулизма и т.д., то  Минздрав точно сообщит нам, кто за это и на сколько сядет. И это будет правильной реформой.

Полезным новшеством станут и 15 лет с конфискацией за поставки фальшивых лекарств.

А еще нам говорят, что «деньги ходят за пациентом». Отлично! Давайте для начала, чтобы хоть 10% денег, потраченных пациентом на лекарства и исследования, вернулись ему из госбюджета. А если госбольница футболит больного в частную лабораторию, платное МРТ, то все 100% компенсирует бюджет.  И тогда ­ при наличии квалифицированного персонала в Минздраве, Госказначействе, НАБУ ­ станет ясно:

­ что, к примеру, в минимум 50% случаев пациенту назначают ненужные, но обязательно дорогие лекарства;

­ что очень дорогие и часто ненужные исследования проще обеспечить закупкой необходимого оборудования в каждую больницу. И тем более возвратить в поликлиники лаборатории.

А главное, простая компьютерная программа мигом вскроет все «явки и пароли», все откаты и  «договорняки» в среде медицинских «бонз».

И это, наверное, тоже будет реформа? Как и обязательное медицинское страхование,  существующее во всем мире!

А еще настоящей революцией станет то, что все вопросы медицины, кроме каких­то  глобальных установок, будут решаются не в Минздраве, а в городе. Ибо, в конце концов, это мэру Буряку думать, как справиться с похоронами тех дополнительных тысяч горожан, которые станут жертвами «медреформы» им. Супрун.

Хотя… Главной реформой могут быть нормальные зарплаты, пенсии, тарифы и цены. А еще оживление экономики — т.е. все те вещи, о которых, к примеру, г­н Гройсман и не догадывается. Но это уже темы нашего разговора не касается.

  Светлана Третьяк

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here