В Украине остается лишь говорить: «Маємо те, що маємо»

700
0

Если все деньги спускать на столоначалие, то останется говорить лишь: «Маємо те, що маємо»…
С егодня начнем с напоминания, в какой стране мы живем: «СБУ и прокуратура АТО не признали задержанного в Луганской области Виктора Агеева кадровым российским военнослужащим. Об этом говорится в обвинительном акте, который зачитали 13 декабре в Новоайдарском суде области» («Новая газета», 15.12.2017 г.)

Еще неизвестно, кому за все отвечать…

Т.о. ефрейтор российской армии, попавший в плен на Донбассе и мать которого принимали в Администрации Президента Украины(!), теперь просто гражданин РФ, приехавший на Донбасс. Убивать украинцев за деньги… А пославшие его на войну вообще ни при чем!
Зачем же тогда удивляться Путину, у которого «сердце кровью обливается» за сегодняшние страдания украинцев! Ведь и раньше несколько раз райсуды, притом с подачи упомянутой Администрации Президента, постановляли, что у нас войны нет. А значит, и агрессии нет. Дважды это же установил и Конституционный суд Украины ­ 31.07.2015 г. и 1.02.2016 г.
Т.о. теперь в любом трибунале мира Путин докажет, что он ­ не агрессор и никогда им не был. А учитывая бурную деятельность Главной военной прокуратуры Украины во главе с Анатолием Матиосом (особенно в деле привлечения к уголовной ответственности бойцов АТО), то здесь и еще одна штукенция возможна.
Ведь в абсолютно дебилизованное наше общество регулярно подбрасываются различные «идеи фикс». И о летальном американском оружии, и о том, что Путин будет отвечать в Гааге.
Тут два слова об этой самой Гааге, т.е. о Международном трибунале по бывшей Югославии. Очень, заметим, лицемерной структуре, первоначально придуманной для уничтожения Сербии как государства. Сербии, которую в 1999 году бомбили, да не разбомбили, а затем начали расчленять и требовать выдачи упомянутому трибуналу Президента Милошевича, сербских генералов и политиков. Потом пришла очередь хорватов, а теперь, чтобы откровенные подонки в мантиях не скучали (20 лет ведь прошло после войны), взялись и за боснийцев. 29 ноября ­ сразу после оглашения приговора ­ в зале трибунала отравился цианистым калием генерал Пральяк…
Мы почему так строги к «Гааге»? Да потому, что если бы трибунал был судом, а не судилищем, то первыми должны были бы сесть все ныне живущие президенты американские, да и французские — от Саркози и позже. А еще британские премьеры Блэр и Камерон, а уж канцлер Меркель, Путин и Медведев — в обязательном порядке!
А пока, судя по деятельности упомянутого Матиоса, работавшего зам. руководителя Главного контрольного управления президентской Администрации до последнего дня Януковича в должности, он не допустит безработицы в Гааге. «Торнадо», «Донбасс», другие добробаты, которые генштабами России и Украины не до конца удалось убить под Иловайском, теперь в активной разработке, каждый их них задокументирован и ждет своего часа.
Не потому ли образ сегодняшней Украины на Путин­TV — несчастная провинция во главе с правильными, но немощными пацанами, которые боятся и слово сказать «бандеровцам», «националистам», а теперь и Саакашвили…

Они ­ не «наперсточники». Они еще хуже…
В свою очередь киевские друзья судят ефрейтора Агеева так, чтобы не огорчать Путина. И лишь наращивают экономическое сотрудничество с Россией (на фоне усиливающихся американских и европейских санкций), а еще держат границу нараспашку.
В последнее же время все усилия брошены на блокирование октябрьской «заманухи». Ну, вы помните, что для проталкивания вопроса продления особого статуса ОРДЛО (как закусь для каких­то непонятных американско­российских «договорняков» Волкера и Суркова) в ПЕРВОМ ЧТЕНИИ был принят еще один документ. Известный как закон о реинтеграции Донбасса. А в нем просто страшные для Путина слова «агрессия», «оккупированные территории» и проч.
Но оказалось, что слова эти страшны не только для Кремля, но и для его западных подельников. Поэтому вот уже Новый год на носу, но даже выхолощенный закон о реинтеграции пока никто не принял.
В чем же причина подобного положения вещей? Не сочтите банальностью, но это отсутствие демократии. Даже в той «управляемой» ее форме, как в России и Беларуси! Вот смотрите: и Путин, и Лукашенко, и даже туркменский Бердымухамедов стараются ПОНРАВИТЬСЯ подданным. И поэтому не только красуются в телевизоре с утра до вечера, но и поддерживают свой статус справедливого правителя хотя бы в плане «царь хороший, да бояре плохие». Поэтому последним иногда достается. В Беларуси Муженко и Гонтарева давно бы сидели, а в Туркмении они бы просто на должностях не появились.
А что у нас? Полный паралич власти! Все чего­то ждут и в лучшем случае отбиваются отписками. А еще везде ложь в круглосуточном режиме. И подкуп чиновников зарплатами и возможностями, орденами и званиями, пенсиями и гарантиями безнаказанности.
Вот очередной заголовок из серии слива не только Крыма и Донбасса, но и итогов Революции достоинства: «Интерпол снял с розыска почти всю «команду» Януковича: стала известна причина. «Они (Интерпол, – ред.) сделали вывод, что эти преступления, которые инкриминируются чиновникам, происходили во время смены власти, а потому содержат признаки политических преследований» («Обозреватель», 15.12.2017 г.).
Впрочем, вернемся к тексту абзацем выше. А вернее, продолжим тему подкупа. Послушаем известного писателя Василия Шкляра. Его еще называют «отцом украинского бестселлера», он ­ автор романа «Залишенець. Чорний ворон» и человек, отказавшийся принимать Шевченковскую премию от Януковича.
В ток­шоу канала «1+1» «Право на власть» (14.12.2017 г.) политикам в студии был поставлен вопрос: «Что с нами случилось?» Вот как прокомментировал ответы Василий Шкляр: «Відповіді ми не почули. Ми тільки чули казки, що нам електрику стабільно подають без “віялових” вимкнень. Бо подають світло за такі гроші, що якщо ми від неї будемо відмовлятися, то його силою нав’яжуть. Нам сказали, що у «Нафтогазі» вже не вкрадуть. Бо там крадіжки узаконені. Керівник отримує зарплату у два мільйони і ще собі дописує премію стільки ж. Через те слово “корупція” стало для них ледь не приводом пишатися. Бо треба казати їм нашою мовою в очі: ви ­ хапуги, злодюги, мародери в час війни!
Сьогодні війна їх захищає — їхній аргумент: не треба протестувати, бо ж війна… А потрібно протестами добитися нових виборів — бо вони, можновладці, вже не зміняться. Тому мають відбутися перевибори всіх ­ від президента і до парламенту”.
Заметим, что Василий Шкляр не первый, кто считает, что сегодняшняя «война, которой нет», продолжается Путиным исключительно ради поддержки своих друзей в Киеве. Т.е. ради обеспечения невиданного в мировой истории долготерпения украинского народа…
Но вот что касается выборов, то мы не уверены, что они у нас случатся даже в положенный срок — в 2019 году. Даже с «гречкой» и активными преследованиями заметных оппонентов власти в качестве кандидатов в депутаты и тем более в президенты. Потому что там, наверху, все так хорошо устроились…

Как они нас хоронят.
Механизмы
Но где же та «кощеева игла», которая держит всю систему на плаву? Мы уже не раз по этому поводу высказывались. В том плане, что наш Минюст сегодня представляет для Украины угрозу большую, нежели Путин с его агрессией. Ибо кремлёвский оккупант виден всем не слепым (кроме ОБСЕ и Ко), а Минюст разрушает страну коварнее, чем СПИД.
И дело даже не в нашем безобразном судействе. Во­первых, судьи судят, как умеют, а во­вторых, они зависят от Медведчука, Кивалова и Порошенко куда больше, чем от Минюста.
Речь также не о гектарах незаштопанных «дыр» в украинских законах. Ведь тут еще и депутаты свою руку к кнопкам приложили…
Кроме того, у сегодняшнего олигархического рая, живущего именно «дырами» в законодательстве, есть «отец» — академик Владимир Литвин. Бывший подчиненный Кравчука в ЦК, глава администрации Кучмы, спикер ВР и брат двух героев сдачи Крыма и Донбасса…
Именно Литвин создал теоретическую модель государства, в котором мы живем.
А причем здесь Минюст? Да ведь именно это ведомство усилиями всех своих руководителей и сотрудников служило коллективным идеологом системы, не противоречащей олигархическому раю. Системы тотальной безответственности власти… И не только узаконенное мародерство тому итогом. Гораздо опаснее коррупционная составляющая любого закона, постановления и приказа. Которые без визы Минюста появиться не могут.
Но самые страшные последствия для страны имеет перегиб в сторону не экономики, но столоначалия, причем часто абсолютно бесполезного, а то и вредного для общества и государства. Да еще численностью, которую экономика не тянет! Ведь на фоне наших разбухших департаментов и главков, на фоне полчищ судов и судей, прокуратур и прокуроров, а еще множества разнообразных и с нулевой эффективностью контролеров иногда хочется… в СССР. С его скромными по нынешним временам штатами райкомов и райисполкомов, с их двумя судьями на район, разбирающими дела по разводам и разделе имущества. Как и с всего лишь санстанцией, котлонадзором, надзором пожарным, охраной труда и финотделом…
Знающие люди уверены: если убрать у всех наших контролеров премиальные со штрафов, если любой документ из недр госаппарата будет не дороже гривны за подпись и печать, да при ответственности за мародерство от десяти лет с конфискацией, то вся накипь мгновенно исчезнет. Но пока мало того, что за чиновничью зарплату и льготы никто ничего делать не собирается, а только мешает бизнесу и просто жизни! Ведь расходы бюджета на эту многотысячную и очень прожорливую компанию ­ это лишь часть наших убытков. Упомянутая «группа товарищей» является причиной потерь и граждан, и бизнеса, требуя мзды. А ведь это тоже удар по экономике.
Либо каждый олигархический «Версаль» или чиновничий дворцовый комплекс в пригороде — это выброшенные в печку деньги. Да, кое­какие зарплаты получили строители, добытчики песка, водопроводчики, а все остальное ­ это импорт. На котором наживаются лишь контрабандисты, выделяющие процент тем, кто и строит себе эти «версали»….
И получается, что страна ежедневно пашет, как проклятая, за гроши, но все это уходит в свисток. Ибо в эти дворцы с наступлением «светлого будущего» «а­ля 1917» даже экскурсантов, как в Эрмитаж, водить не будут. И продать эти дворцы некому, ибо кто за честный доход потянет их содержание при нынешних тарифах?
Кстати, мы не раз разбирали наглядный пример того, что наша экономика работает «не так». Это ­ нашумевшие изменения к бюджету текущего года, принятые ВР 13.07.2017 г. И где 26 млрд распилены «в лучших традициях». Т.е. 14 млрд ­ на субсидии (читай: Ахметову и Фирташу, а еще главе «Нафтогаза» Коболеву на зарплату и премию). 800 млн (вроде бы!) ­ на ремонт дороги из Львова на Николаев, 350 млн ­ воюющей армии на гробы (мы не ёрничаем — именно на гробы), а остальные почти 11 млрд гривен ­ на полицию, Нацгвардию, прокуратуры, Минюст, ГФС и им подобные структуры.
Вот они, настоящие государственные приоритеты!
Кстати, мы не устаём говорить, что субсидии ­ это пожарная мера! Но нельзя тушить пожар вечно! Нужно что­то делать, чтобы нормализовать ситуацию. Т.е. уже давно пора построить сеть мини­заводов по производству биогазогенераторов для сельских подворий. Да и завод современных тепловых насосов (Мелитополь — идеальная для этого площадка!) мог бы: а) сократить потребление газа; б) значительно снизить энергозатраты на отопление городских квартир.
Да, тут пытливые инженерные умы разработали т.н. ракетную печь на дровах или брикетах (типа буржуйки для домов и квартир) с КПД чуть ли не в 90%. Во всяком случае, из печи практически нет дыма, т.е. все тепло остаётся в жилом помещении. Но и эта инициатива стала лишь уделом энтузиастов.
Потому у нас вся жизнь — только в телевизоре. А еще получается, что и выхода другого нет, как смотреть в рот Путину или Меркель с Трампом. И даже ностальгировать по Союзу. На 27­м году независимости…
А может, все вышеперечисленные художества ради именно этого нашими властями и придуманы?

Леонид Романовичев

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here