Запорожский дизайнер Дина Ши Инь: В творчестве для меня нет табу

598
0

Она знает, как раскрасить серые будни. Запорожский дизайнер Дина Ши Инь мастерски расписывает любые вещи — куртки, кофты, шарфы, зонты и даже обувь. Девушка не боится экспериментировать. Знаниями и умениями Дина делится со всеми желающими на своих мастер­классах, ведь уверена ­ рисовать могут абсолютно все. На одном из таких уроков побывала журналист газеты «Верже», чтобы проверить на себе, действительно ли рисовать умеют все?

— Дина, с чего все началось?

— Когда мне было 5 лет, мама записала меня в изостудию. И, наверное, с этого все и началось.

— Нередко, когда родители определяют своих чад  в различные секции, дети посещают их “из­под палки”. А вас, я так понимаю, рисование увлекло?

— Очень! Причем настолько, что в будущем я поступила в художественную школу, затем в училище, а после – в институт. В детстве, как многие девочки, мечтала быть дизайнером одежды. Поступить на данный факультет не получилось по определенным причинам, но меня пригласили учиться по специальности «ландшафтный дизайнер». Мне было интересно попробовать себя в этом, т.к. мои родственники из Крыма работали в данной сфере, и я принимала участие в их проектах. А в 1999 году так сложилось, что мы с мамой, режиссером театра­студии «Диалог», сшили коллекцию одежды. И  с того момента меня  «затянула» роспись. Первой работой стала  роспись штор. Моя подруга,  архитектор Лена Осадчая, создавала очень интересные и нестандартные интерьеры, которые дополняла особенными деталями. И мы вместе начали создавать шторы с росписью. А как все перекочевало на одежду, даже и не вспомню.

— Вы расписываете буквально все…

— Я называю это art­текстиль. Потому что любую текстильную поверхность можно расписать. Будь то футболка, свитер, шарф, обувь, зонт ­ все.

— На чем сложнее писать — бумаге или ткани?

— Для меня вообще нет разницы, на чем писать. Специфика работы на бумаге немного отличается, конечно. Но изначально, когда художники учатся, они практикуют работать на ткани — натягивают холст и пишут на нем. Я с детства привыкла работать как  на бумаге, так и на ткани. Для меня нет разницы.

— Какую вещь из гардероба неудобнее всего расписывать?

— Обувь. Она имеет определенную форму,  нужно приспособиться, чтобы было удобно расписывать. К тому же, на обувь наносятся мелкие детали.

— А насколько расписанная обувь и одежда практичны в жизни?

— Краски, с которыми я работаю, выдерживают все. Любые капризы погоды им не страшны. Расписанные вещи не требуют особого ухода. Ко мне часто обращаются люди, которые повредили поверхность новой обуви. В таких случаях можно все «закрыть» красивой росписью. К тому же, у человека сразу же появится дизайнерская обувь с уникальным рисунком.

—  Какие вещи чаще всего просят расписать?

— Джинсовые куртки. Однажды попросили расписать наволочку для подушки.

— Вы сказали, что больше всего любите технику «батик». Почему?

— Наверное, потому что мне нравится работать с тканью. Люблю смотреть, как краска растекается по мокрой ткани, перетекает из одного цвета в другой, образуя мягкий перелив. Такого больше нигде нет. А еще на батике можно увидеть невероятную насыщенность цветов и живость, на бумаге такого эффекта никогда не добиться. Когда работаешь с батиком и горячим воском, то получается  много неожиданных эффектов. Каждая роспись по батику — эксперимент.

—  В чем особенность росписи по батику?

— Для работы на таком «холсте» нужны жидкие краски. Чтобы они «не убежали»,  их нужно «захватить», а правильнее сказать — ограничить резервом. Так, для холодного батика резервирующий состав делается на основе резинового клея. Если мы хотим на ткани изобразить, к примеру, ромашку желтого цвета, а фон ­ зеленого, то нужно обвести контур цветка резервирующим составом и замкнуть рисунок. Если этого не сделать, краска растечется по всей поверхности. Для горячего батика вместо резерва на основе резинового клея  используем очищенный парафин или смесь парафина с воском.

— Вы часто проводите мастер­классы, не многие творческие личности решаются на это по разным причинам. Как к этому пришли?

— Думаю,  пришло время, когда я уже могу делиться знаниями, накопленными за  годы. Многие не знают, что такое роспись по ткани, но садятся и делают, а после завершения работы в их глазах можно увидеть сумасшедший восторг… После такого результата уже не задумываешься о том, стоит ли проводить мастер­классы.

— Участники мастер­классов обязательно должны уметь рисовать?

— Рисовать могут все! Проблема родом из детства… Многие родители изначально настраивают ребенка на что­то определенное, и он развивает свои способности только в этом направлении. Но  когда человек пробует рисовать, у него по­другому начинает работать мозг. Сначала ему будет сложно и непонятно, но потом все обязательно получится.

— Бытует мнение, что часто учителя в школе отбивают у детей желание рисовать. Что Вы думаете по этому поводу?

—В художественной школе, где я занималась, было 15 учеников, рисовать продолжили только 5. Происходит отсеивание. В школе и институте нам говорят: «Ты должен работать по правилам». Но мир меняется. Если 20 лет назад, чтобы рисовать, нужно было учиться минимум 5 лет, то сейчас в искусстве нет границ. И под руководством   мастера можно за одно занятие создать шедевр. Конечно, если вы сядете дома один, будет абсолютно другой эффект…

— Почему?

— Здесь происходит обмен знаниями, нередко на подсознательном уровне. Все участники ­ как единый организм, они создают определенное поле, в котором можно творить. И в этом вся прелесть! Люди не знают правил и творят от души. Я только подсказываю с цветом, контуром. Люди часто боятся того, что цвета не будут сочетаться. Но я готова делиться своим опытом. На мастер­классах стараюсь настроиться на каждого и уловить, кто в каких красках хочет создать свою работу.

— На страничке в «Фейсбуке» указано, что вы работали ландшафтным дизайнером в Запорожском областном специализированном доме ребенка «Солнышко»…

— Как­то друзья попросили помочь с благоустройством территории в  «Солнышке». Так все и началось.

— В чем заключается Ваша работа в Доме ребенка?

— Изначально мне предложили помочь в создании инклюзивной площадки. Замечу, что заведению дарят много уникальных растений, которые нужно правильно высаживать. Поэтому было принято решение  довести «до ума» всю территорию. Мы также отремонтировали павильоны и дорожки, чтобы все выглядело гармонично.

— В своем творчестве Вы не боитесь экспериментировать?

— Нет. Я люблю создавать то, что будет радовать людей. Мне кажется, роспись по ткани вдохновляет людей. А мне нравится нести добро и позитив. Вообще  в творчестве я пробую разные направления. Для меня нет границ…

— Не многие мастера идут на эксперименты. Считают, что лучше быть профессионалом в одном направлении, чем уметь все и понемногу.

— Школа дала мне основы композиции, перспективы и всего прочего. Я могу остановиться на определенной технике и прийти к совершенству. Если мне сейчас нужно будет сделать кукол тильд, я нашью идеальных. Когда мой сын был маленьким, он любил мультипликационных героев. В магазине не было качественных игрушек, а если и были, то стоили сумасшедших денег.  Поэтому я вязала ему смешариков и других героев мультфильмов. Многие даже заказывали у меня такие игрушки. Я занимаюсь и валянием, и бисероплетением, делаю украшения из кожи, фоамирана, холодного фарфора, полимерной глины, а также исследую другие направления творчества. Вообще в университете мы работали со стеклом, керамикой, деревом, пластилином, металлом. В то время я даже сделала светильник из дерева и стекла.

— И последний вопрос: почему вы занимаетесь art­текстилем?

— Искусство может быть доступным. Я с ума схожу, когда вижу суперские дизайнерские вещи. Это смотрится красиво, стильно. Но большинству людей они недоступны, потому что стоят дорого. На самом деле мы сами можем их создавать, ведь инструменты доступны всем. Просто в детстве людям ставят рамки и не позволяют за них выходить. Но стоит попробовать, и тогда каждый поймет, что может творить.

Яна Петрова, фото из архива Дины Ши Инь

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here