Расчистим ли до конца «авгиевы конюшни»?

667
0

16  января ВР приступила к работе. Президент встречался с представителями дипломатических миссий в отреставрированном Мариинском дворце г. Киева. И в тот же день разгорелся очередной скандал вокруг «Приватбанка». ВР приняла во втором чтении Закон о реинтеграции Донбасса убедительным большинством  ­ 280 голосов. Проголосовали все фракции за исключением ОБ. Разумеется, конституционного большинства голосов закон не получил, т.к. в некоторых фракциях единства не получилось. Закон, безусловно, важный и необходимый, т.к. возвращать свои  территории нужно и как можно быстреежелательно в 2018 г., причем без всякой привязки к выборам и предвыборной риторики.

К сожалению, в  законе не прописан механизм возвращения оккупированных территорий, но есть намек на усиление роли президента и возглавляемого им военного штаба. Отменен термин АТО, но и о войне ничего не сказано. Недоумение по поводу этого закона высказали многие эксперты. Более всего люди почему­то опасаются расширения полномочий президента и возможного нарушения прав  человека. В условиях военного времени ограничение прав человека неизбежно, но о войне­то по­прежнему ничего не говорится

Необходимо отметить, что в чрезвычайных условиях роль президента не только может, но и должна вырасти,   но президент обязан мудро исполнять свои полномочия. Например, в 30­е годы 20 века  американский президент Ф. Рузвельт тоже получил от американского Конгресса чрезвычайные полномочия в условиях кризиса, вошедшего в историю под названием «великая депрессия».  И многие американцы, особенно бизнесмены, отчаянно критиковали Конгресс и президента за то, что пришлось «затягивать пояса» в условиях нового курса Ф. Рузвельта. Этот новый курс был основан на усилении роли государства в экономике и усилении контроля государства за деятельностью частных фирм и банков. Но  Рузвельта и его команду никто и никогда не обвинял в коррупции и  выведении денег  из страны, и новый курс дал отличные результаты в экономическом возрождении страны и военных  победах во Второй мировой войне. Поэтому бояться нужно не возрастания роли президента, а  неумелого правления и безграмотного менеджмента. И пока этот менеджмент не формулирует четких путей возвращения оккупированных территорий, а значит, пока не приходится говорить об эффективности власти.

Эффективность любой власти оценивается не только на выборах, но и на международной арене. Сегодня, к сожалению, эффективность украинской власти оценивается нашими зарубежными партнерами не очень высоко. МВФ и Всемирный банк негативно оценили законопроект  об Антикоррупционном суде.  Создание этого суда было требованием самого МВФ, но оказалось, что его интересует не формальная сторона дела, а качество суда. МВФ откровенно побаивается, что  Антикоррупционный суд превратится в очередную игрушку власти, как это произошло с другими антикоррупционными  органами, в частности, с НАПК. Поэтому законопроект был не просто раскритикован, но последовало предупреждение о приостановке  финансовой помощи Украине, а ведь наша экономика давно держится только на кредитах.  МВФ  и другие мировые институты, похоже,  выявили главную негативную тенденцию работы ВР.  В законах прописано все,  кроме механизмов и путей достижения целей.  Законы работают вхолостую  и выглядят, как отписка перед мировыми партнерами – вы требуете от нас законов, получайте их.  А партнеры, особенно те,  которые умеют считать деньги,  требуют не просто законов, а их качества.

И мы уже не первый раз встречаем негативную оценку законодательной работы ВР. Венецианская комиссия исследовала Закон об образовании в Украине и рекомендовала изменить его 7­ю статью – главную гордость авторов этого закона.  Венецианская комиссия все­таки усмотрела нарушение Европейской Хартии о языках и национальных меньшинствах.  Закон  об Антикоррупционном  суде тоже направлен в Венецианскую комиссию, и, судя по реакции МВФ, ее заключение будет суровым.  Если ЕС усмотрит в Законе о реинтеграции Донбасса  нарушение или даже отказ Украины от Минских соглашений, это будет ударом по европейской  репутации – мы сделали много для Украины и ее сложного вопроса на востоке и так просто растаптывать наши усилия не позволим. Началось накопление негативного отношения к украинской политике и законодательной деятельности,  и было бы самым печальным результатом растерять экономических и политических партнеров не только на востоке, но и на западе. Видимо, пришло время больших дел, а не громких слов.

Красивые и громкие слова говорил П. Порошенко перед иностранными дипломатами. Он перечислил множество наших успехов, в первую очередь в борьбе с коррупцией. И тут, как назло, прогремел очередной скандал вокруг «Приватбанка».  Его деятельность исследовала международная аудиторская компания Kroll и выявила грандиозные схемы,  позволившие вывести из страны 5,5 млрд  долларов. Это больше оказанной нам помощи со стороны МВФ.  Разумеется, главный  акционер и бывший владелец банка г. Коломойский назвал выводы  Kroll полным бредом. Но ведь по каким­то причинам банк рухнул! И нужно отдать должное  Нацбанку, который сработал оперативно и национализировал «Приватбанк» так, что не пострадали его вкладчики.  Но такая блестящая работа не снимает ответственность с НБ, под носом у которого что­то творилось не один год. Вот такие «авгиевы конюшни» приходится разгребать. И, вычистив одну конюшню, мы обнаруживаем в ней уже на следующий день новую грязь.  И радоваться успехам в борьбе в коррупцией, видимо, рановато.

Татьяна НИКОЛАЕВА

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here