Loving Vincent: создание уникальной части искусства и Запорожье в нём (ФОТО)

591
0

Оригинальный анимированный фильм о последних днях жизни знаменитого голландского художника Винсента Ван Гога, который запорожцы с удовольствием посмотрели на большом экране не менее трёх раз, не получил Оскар, как прогнозировали многие критики. Некоторые, правда, нашли, за что поругать ленту, опустив титанический труд 125-тихудожников, а также режиссёров, сценаристов, операторов и других творцов картины до пары колких снобистских предложений. Однако, как мы выяснили, команда, работавшая над этой уникальной по своему стилю и формату лентой целых шесть лет, не унывает по поводу отсутствия статуэтки в базе «Винсента». Ведь творение это, бесспорно, первое подобное в истории, как часть кино-, изобразительно искусства и дань тому большому искусству, которое олицетворял сам Ван Гог.   

Нам удалось поговорить не только с художниками, работавшими над картиной «Ван Гог. С любовью, Винсент», но и с одним из режиссёров фильма, обладателем Оскара, Хью Уэлшманом.

Loving Vincent — начало      

Идея создать анимированную короткометражку о жизни знаменитого постимпрессиониста 19-го века пришла польскому режиссёру и сценаристу (супруге Хью Уэлшмана) Дороте Кобеле. Да, задумка была снять небольшой, но оригинальный фильм о Ван Гоге, но когда Кобела начала изучать документы — переписку художника с братом и другие материалы, — проект плавно перерос в полный метр, поскольку в «коротком» таким захватывающим масштабам просто негде было развернуться.

— В первый год, когда Дорота начала изучать все материалы, ездила в музеи, поднимала письма к Тео (брату Ван Гога, — авт.), мы поняли, что в короткометражку всё это никак не ляжет и нужно во что бы то ни стало расширить формат. И пусть это займёт больше времени, но цель будет достигнута, не придётся отказываться от важного, — рассказал нам Хью Уэлшман.

Было принято решение не торопить события и два режиссёра – они же авторы сценария и творческая пара – Хью и Дорота, стали думать над тем, как всё это реализовать и за какие средства.

Что касается финансов, то разработка проекта финансировалась польским Институтом киноискусства, а переподготовка профессиональных живописцев в художников-аниматоров была частично профинансирована через краудфандинговую платформу Kickstarter.

— Первый год мы пытались сделать всё силами пяти художников, но, поскольку проект набрал обороты, то мы сразу поняли, что «топчемся на месте». Нам пришлось подумать, как расшириться и даже чуть-чуть ускориться. Мы открыли три студии: две из них в Польше – Гданьске и Врофлаве, а также в Греции – Афины. Объявили конкурс для художников в сети. В результате собрали 125 мастеров, которые рисовали фильм. Медленно, но верно, мы шли к результату, — говорит Хью Уэлшман.

Напомним, что всего было отписано 62 тыс. 450 картин, ставших кадрами 104-минутного фильма о Ван Гоге. Картины писались маслом на ДСП-полотнах.

В техническом плане всё было непросто. Сам фильм был отснят с актёрами без реквизита – не зелёном «заднике». Художники, в том числе 13 украинских ребят, работали сессионно – одни уезжают, другие – приезжают. Каждому доставался свой объем работы, справиться с которым в общем режиме можно было за месяц, а можно – за год.

Так запорожская художница Юлия Решетник, с которой мы поговорили после третьего показа фильма в «Edison space» (к слову наш «народный» кинотеатр «Довженко», по словам Юли, отказался брать в прокат фильм о Ван Гоге), жила и работала в Гданьске 8 месяцев. Она и поделилась с нами техническими нюансами работы над этой оригинальной картиной, уже нашедшей своё место в истории киноискусства 21-го века.

Отметим, что права на показ фильма в Запорожье предоставили KINOVE, которые также оформили украинский дубляж. Как рассказала «Верже» директорка НГО «Культпрожектор» Виктория Верес, которая нашла запорожскую художницу и представляла её на показе, «Культпрожектор» является региональным представителем KINOVE.

Запорожье – Гданьск: любовь с первого взгляда

Итак, для того, чтобы приступить к работе над картиной «Ван Гог. С любовью, Винсент», каждый художник не только должен был принять участие в интернет-конкурсе, отправив свои работы в Польшу, но и пройти тестирование «на совместимость» уже на месте. Кто-то проходил и оставался, но были и те, кому приходилось уехать, так и не внеся свою лепту в фильм.

— Я увидела специальное видеообращение, которое было сделано именно для украинских художников. Там была описана суть работы, что это за фильм и как он будет делаться, а также что конкретно требуется от художника. Я увидела первые отснятые с актёрами кадры. Предполагалось, что откроется отдельная студия во Львове для этого проекта, но в последний момент всех, кто прошёл первый отбор, пригласили в Гданьск. Увидев его в 2015-м году, отправила своё портфолио. Ждала долго и смирилась с тем, что ничего не получится. Но мне ответили через три месяца, и я была очень рада, — рассказала нам Юлия Решетник.

Не зная языка и людей, запорожская художница, таки, добралась до хостела, а на следующий день отправилась в студию. По словам Юлии, студия – это огромный комплекс с монтажными комнатами, площадками, специальными боксами для художников, патио для отдыха и многими другими удобствами. Отметим, что в Гданьске, таки, работала центральная студия.

— В первый день меня сразу же посадили на тесты. У всех изначально было одно задание – нужно было нарисовать Армана на зелёном фоне (главного героя, сына почтальона Рулена – авт.). В первый же день нужно было понять, что и как делать. Например, как сопоставить цвет и свет, которые отличались от исходного фото. Это была одна из трудностей: когда ты делаешь мазок краской, глядя на отснятый кадр, потом фотографируешь нарисованное, а тон уже другой. Например, ты пишешь охрой, а на экране он может быть жёлтым. Ты смешиваешь краску по-другому, делаешь мазок, опять фотографируешь… и так далее. Пока не добьёшься идеального совпадения, — делится художница.

Так продолжался монотонный подбор тона краски. Затем «отрисовка» каждого кадра – каждого движения актёра. Ещё одна дополнительная трудность и специфика такого кропотливого ручного труда – это сверка кадров в текущей серии. Например, отписав 5-7 кадров, художник должен просмотреть, мягко ли перетекают они друг в друга, также необходимо сопоставить на гармоничность первый и последний кадр серии.

— Технически это было так: ты сфотографировал первый кадр, который только что отписал. Затем рисуешь второй и фотографируешь его, затем сопоставляешь два кадра на экране, просматривая, все ли ты мазки поставил, все ли цвета подходят, мягко ли идёт анимация и так далее. Если за этим не следить, то будут резкие переходы, как дрожание. Есть также главный кадр каждого куска, на который нужно ровнять все остальные кадры этого отрезка.Художник, который рисует продолжение твоенго кусочка, изучает твою работу, чтобы писать в одном стиле, — расказывает Юлия Решетник.

У запорожской художницы было 8 частей фильма со специализацией на Маргарет (дочкой доктора Гаше – авт.).

— В 16 часов у нас был дедлайн и всю работу мы отправляли на сервер. Дорота лично просматривала весь материал. У неё была глобальная работа! На утро мы получали замечания от супервайзеров и то, что нужно было переписать. Было такое, что ребятам приходилось перерисовывать и по 8-10 кадров, но чаще всего – это 1-2 кадра, — говорит художница.

Запорожанка вошла в команду «Ван Гога» ненавязчиво, но уверенно, быстро научившись и поняв специфику работы. Что до жизни в Польше и впечатлений от работы и команды, то художница говорит, что лучшей работы не знала. Несмотря на монотонность некоторых этапов работы, сам процесс и его результат завораживают. А люди, с которыми довелось поработать, останутся в памяти, как почти идеальный паттерн творческого органичного организма.

— Мне несказанно повезло и с работой и с людьми. У нас сформировалась настоящая команда, мы вместе работали и отдыхали, общались. На пятерых мы снимали квартиру. Город Гданьск и его жители прекрасны. За 8 месяцев я ни разу не столкнулась с каким-то хамством или неприятием со стороны поляков. Может быть, это мне так повезло, но я видела солнечные лица удовлетворённых людей. Особенно меня поразили пенсионеры – это счастливые люди, которые не только достойно живут, но ещё и путешествуют. В Польше совсем другой уровень жизни, нежели в Украине. Поляки в основной своей массе просто живут, наслаждаясь работой и досугом, а не выживают, как у нас. Мне, конечно, было тяжело возвращаться домой, — поделилась художница.

Техника и техничность: Винсент в Афинах   

Одна из студий для работы над фильмом «Ван Гог. С любовью, Винсент» была организована в Афинах. Как рассказала «Верже» брестская художница Мария Редько, которая написала для ленты 600 кадров (это 1 минута фильма – авт.), после четырёх лет кропотливого труда над фильмом, стало понятно, что готово меньше половины материала. Тогда авторы и режиссёры Дорота Кобела и Хью Уэлшман приняли решение расширить штатсотрудников и открыли еще две студии – во Вроцлаве и в Афинах.

После того, как белорусская художница отлично выполнила тестовое задание, она имела возможность решать, где ей работать. Выбор девушки пал на живописные Афины.

Как и на центральной студии, здесь для работы художников были оборудованы боксы PAWS, где под наклоном стоит доска-холст, а над ней висит проектор и фотоаппарат. Также прямо над холстом зафиксирован монитор, на котором отображается анимация художника.

— Проектор выводит на холст кадр из фильма, художник пишет поверх кадра масляными красками сюжет, обязательно нажимает на кнопку – делает фото кадра – и оно сразу проецируется на экран монитора. Затем проектор автоматически выводит на холст следующий кадр. Предыдущий стирается лопаткой-мастихином, поверх рисуется новый, — так вкратце описывает работу Мария Редько.

Работа была не только творческой, но и довольно рутинной, поскольку труд этот кропотливый, как нанизывание бисера на бесконечную нить. Изначально стиль отрисовки кадров в технике Ван Гога бесконечно впечатлял художницу из Бреста, но потом наступил момент «замирания» – казалось, что работа стоит на месте и не движется дальше. Согласитесь, довольно сложно целый месяц видеть перед собой одну и ту же картину, в которой почти ничего не поменялось, но ты продолжаешь писать её с 9.00 до 18.00.

— Сложным было всё в процессе анимации. Это нереальный труд! И тем детям, которые любят рисовать, смотрят мультфильмы и говорят: «Я хочу рисовать мультики», я бы посоветовала подумать раз 200. Большее, что впечатляло – это контраст, когда ты сидишь в темном боксе, пропахшая красками, растворителями для масляных красок, с болью в разных частях тела от долгой напряженной работы. И когда ты выходишь за пределы своего рабочего места в студию и на свежий воздух, перед тобой открываются экзотично-курортные для белоруса виды, вкусы, запахи, улыбки коллег. Это такое моментальное переключение и такое мощное восстановление сил!

Те, кто посмотрел фильм, помнят, что цветные кадры в Ван Гоговской технике периодически «отъезжали» в чёрно-белые куски фильма. Авторы решили вопрос таких флэшбеков, которые отличаются по технике от основных событий по двум причинам: у зрителя была возможность отдохнуть от насыщенных красок фильма, а также, чтобы не рисовать места, которых не было на картинах мастера, в его технике. Чёрно-белые кадры писали графики, опираясь на фотографии времен Ван Гога.

И наконец, долгожданный финал. Фильм ещё сырой, но уже почти готов. Авторы организовали общий показ долгой и кропотливой шестилетней работы во всех студиях.

— Сырая версия частично была отрисована маслом, частично оставалась с реальными съемками актеров. Конечно, когда каждый из нас видел свой кусок, мы кричали от радости и хлопали в ладоши. Однако сначала я была разочарована. Тогда фильм показался мне неказистым, слишком затянутым, неинтересным, у меня было ощущение, что титанический труд художников ушел впустую.

Но когда я увидела фильм в Минске на русском, слаженный, цельный, вкусный, превосходный, уникальный для глаза, сюжет которого держит в напряжении до конца, хоть я и знала развязку… Я расплакалась и ещё долго не могла говорить: так сильно он меня тронул. Этот фильм, я искренне убеждена, истинная культурная ценность. Потому что он настоящий, про подлинные искренние переживания каждого художника, творца, — подытожила Мария Редько.

И, как заметили запорожские поклонники «Loving Vincent», то, что Оскар не попал в руки «Винсента» – это проблема Оскара.

Ева Миронова

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here