Когда дом перестал быть крепостью

266
0

Самый страшный сон любого владельца жилища — дом рушится, а ты стоишь и наблюдаешь за этим. Приблизительно в такой ситуации сегодня находятся жители дома по адресу: бульвар Шевченко, 42. Их дом трещит по швам и разваливается по кусочкам, но все, чем могут помочь коммунальные службы, — установить маячки и разгрузочные стойки, а также укрепить оконные перемычки
О чрезвычайной ситуации, возникшей в запорожской пятиэтажке, мы писали в газете «ВЕРЖЕ» №9. В ночь на 5 марта стены дома начали неистово трещать и расходиться на глазах. Около 13:00 жители третьего подъезда, который наиболее пострадал, стали в срочном порядке покидать свои квартиры.
На ЧП съехались коммунальные службы города — «Запорожремсервис», «Водоканал», Концерн «ГТС», служба газа. Также к дому подъехали представители Запорожского департамента по управлению жилищно­коммунальным хозяйством и специалисты НИИСКа. Резонансная новость о критической ситуации в доме облетела городские и всеукраинские СМИ.
В тот же день состоялось экстренное заседание в Запорожском городском совете, в ходе которого была озвучена предварительная причина разрушения дома: «По информации жилищников, собственник магазина самостоятельно забетонировал трубопровод, закрыв доступ к нему. После вскрытия бетонного покрытия была обнаружена утечка на трубопроводе отопления. Вода уходила под фундамент дома, что и стало, скорее всего, причиной происходящего», — говорится в сообщении на сайте горсовета.
О том, кто дал разрешение на то, чтобы частник зацементировал трубопровод, который поставляет тепло во все квартиры дома, и почему об этих трубах вспомнили только тогда, когда дом начал трещать, история умалчивает. Также неизвестно, почему ночью «по­тихому» была демонтирована и вывезена труба, которую прорвало в магазине.
По предварительным выводам специалистов НИИСКа, угрозы обрушения здания нет. Но около 21:00 5 марта после экстренного заседания в мэрии к жителям дома пришли представители горсовета с решением городского головы Запорожья Владимира Буряка об эвакуации жильцов третьего подъезда.
Хронология разрушения
Дом начал рушиться уже давно. Все началось 7 лет назад. В подъездах здания появился стойкий запах сырости. Жильцы дома обращались в коммунальные службы, но все тщетно — работники либо латали старые трубы, которые, к слову, не менялись с 1957 года (прим. ­ год сдачи дома в эксплуатацию), либо говорили, что это запах, исходящий из канализации.
— Годами приезжали коммунальщики, чтобы выявить проблему, рыли вокруг дома, исследовали колодцы и подвал, устраняли мелкие неполадки, но всегда отмечали, что не могут найти истинную причину запаха в подъезде, — рассказывают жильцы дома.
Где­-то 18­-20 февраля 2018 года Геннадий Львович, житель первого подъезда, сообщил в «15­80» о том, что в подвале прорвало трубу. Специалисты приехали, но тогда никто не обратил внимание на одну деталь, которая затем, как предполагают люди, стала спусковым крючком для ЧП. Так вот, когда специалисты устраняли свищ в подвале, то по технологии должны были спустить воду, оставшуюся в поврежденных трубах, через шланги на улицу. Но вместо этого «жилищники» спустили жидкость на пол подвала. Поскольку дом по адресу: бул. Шевченко, 42 находится под уклоном, то вся вода пошла из подвала 1­го подъезда под 4­й.
— 23 февраля 2018 года я сделала заявку на «15­80» о том, что в доме разгерметизировалась стена по швам и когда влага попадает в мою квартиру, то отпадают обои, — рассказывает Неля Долгополова, жительница 4­го подъезда. — А уже 2 марта на стенах и потолке «пошли» трещины, на голову начала сыпаться штукатурка. Я тут же сделала заявку на «15­80». Знаете, как страшно, когда ты сидишь в комнате, а с кухни раздается грохот от упавшей на пол штукатурки, трещат стены! Ну, а 5 марта начался настоящий кошмар!

Вечер 5-­го марта. 20:00 ­ сотрудники правоохранительных органов сделали перепись всех жильцов. 21:00 — жителям 3­го подъезда предложили эвакуироваться в общежитие.
Выехать из своей квартиры решились немногие — порядка пяти семей из 15­ти квартир. Переселение выглядит приблизительно так: мужчины остаются жить в пострадавшей квартире, а женщин, детей и пожилых людей переселили в общежитие.
В подъезде не так много жильцов: кто­то на заработках, кто­то только приобрел квартиру и не успел в нее въехать, но большая часть жильцов — пенсионеры, которые боятся бросать кровно нажитое добро без присмотра.
6­7 марта. Начиная с 6 по 9 марта, рано утром, около 6:00, к дому приезжали директор КП «Запорожремсервис» Сергей Ращепкин и сотрудники «Запорожгаза», которые проверяли, не произошла ли утечка. Ежедневно возле дома по утрам дежурит наряд полиции. Жильцы также рассказали, что 5­7 марта работники КП «Водоканал» неподалеку от дома разрыли экскаватором траншею и заменили старые прогнившие трубы на пластиковые. 7 марта к жильцам пострадавшего дома пришли представители КП «Запорожремсервис», чтобы оценить степень разрушения каждой квартиры.
9 марта. Чтобы узнать, есть ли динамика увеличения трещин в доме, журналист газеты «Верже» прошлась по 4­му подъезду. Здесь видны трещины на стенах и чувствуется стойкий запах сырости и плесени. В пострадавших квартирах трещины на стенах и потолке, местами облупившаяся, а местами отвалившаяся штукатурка. Люди жалуются, что в квартирах появились мыши.
— Я живу здесь с 1957 года, и никогда в доме не было грызунов, — рассказывает Неля Долгополова. — После 5 марта в полу образовались большие щели, через которые мыши «заходят» в квартиру. Мне пришлось поставить в квартире мышеловку, а чтобы заполнить образовавшуюся пустоту в полу, только в одну дырку положила целую простынь!
Но больше ужасает 3­й, наиболее пострадавший подъезд. Ширина одной из трещин на стене 5 марта составляла 25 мм, на момент нашего визита — 35 мм. Размер трещин на стенах ежедневно фиксируют коммунальщики — маркером на деревянных балках. О том, что щели в подъезде сквозные, свидетельствует то, что через «дырки» можно увидеть улицу.
Ступать на межэтажные плиты нужно осторожно. Во­первых, на них образовались трещины по несколько миллиметров. Во­вторых: межэтажные пролеты держат металлические поручни. В­третьих: между стеной и плинтусом ­ дыра размером с пару сантиметров.
Но больше всего устрашает последний этаж. Под дверями одной из квартир валяется большой кусок штукатурки, на ступеньках ­ осыпавшийся за ночь песок с потолка. Но самый большой ужас — потолок. На стыках, между стенами подъезда и потолком — пустота.
О пенсионерке забыли все
На последнем этаже 4­го подъезда в двухкомнатной квартире живет 90­летняя пенсионерка, ветеран войны, ветеран труда. Женщина имеет 2 ордена, которые мы не смогли посмотреть, так как они хранятся в комнате, пребывать в которой сейчас небезопасно. Юлия Енькова любезно согласилась нам показать свою разрушенную квартиру, вид которой ужасает. Над входной дверью осыпалась штукатурка, в большой комнате огромные трещины по всему периметру, межкомнатная дверь не закрывается, а на потолке виднеются желтые пятна. Юлия Пантелеевна поясняет, что после ЧП 5 марта на крыше начал таять снег и теперь вся талая вода стекает к ней в квартиру. «Жилищники» латали кровлю, но их старания не спасли от затопления.
Пугает и несущая стена, соединяющая большую комнату и ванную — посредине образовалась трещина шириной в несколько сантиметров. Такое впечатление, что если на стенку немного надавить, она рухнет. Не лучше ситуация на кухне и в туалете. Большая опасность кроется и в том, что практически во всех комнатах образовавшиеся разрывы на потолке проходят по месту расположения люстр. Чтобы обезопасить себя, женщина переехала в маленькую комнату и перевезла с собой все ценные вещи.
В ходе беседы Юлия Енькова сообщила, что никто к ней в квартиру не приходил, чтобы оценить степень разрушения.
— Ко мне заходил только мужчина, который устанавливал в подъезде деревянные балки, я у него спросила: «Мне нужно выезжать из квартиры?». Он ответил, что не нужно, и добавил, что коммунальщики сделают ремонт в моей квартире. Я поверила человеку и осталась, — говорит Юлия Енькова. — Эвакуироваться мне тоже никто не предлагал. Приходили 5 марта молодые ребята и спрашивали, нужно ли мне что­то перевозить. Я сказала, что сейчас мне некуда ехать, но попросила прийти на следующий день, дала им свой номер, но никто так и не перезвонил. Мне некуда уехать, я одна здесь, «как пень».
Женщина рассказывает, что периодически в доме что­то падает и рушится. Отметим, что в квартире пенсионерки мы находились минут 30, и за это время несколько раз слышали треск и как с потолка падала штукатурка. Но женщина не теряет веру, она собственноручно написала «акт о техническом состоянии квартиры» и готова бороться за свое право на возмещение материального ущерба за разрушения.
Кто виновен?
В «Запорожремсервисе» сообщили, что восстановление дома будет проводиться за счет управляющей компании и городского бюджета. Но вот за чей счет будут ремонтировать пострадавшие квартиры — вопрос открыт. Пока, по слухам, «назначить» виновным могут владельца магазина.
В свою очередь, жильцы дома отмечают, что годами боролись с «наливайкой» под своими окнами.
— Мы 4 года боролись, писали в прокуратуру, горсовет, облСЭС, вызывали полицию на драки и поножовщины. На все претензии владелец магазина нам предоставлял пакет документов и заверял, что получил разрешение здесь работать. Когда мы просили посмотреть коммуникации, расположенные в магазине, то нас выгоняли, мол, кто мы такие, — сетуют жильцы.
Люди боятся, что если виновным признают владельца магазина, то он не сможет оплатить ремонт во всех пострадавших квартирах. Убытки, которые понесли владельцы квартир, не покроет КП «Водонакал», а в КП «Запорожремсервис» говорят, что они только 2 месяца назад приступили к своим обязанностям. Получается, что все деньги, которые люди платили КП «Наше місто» и КП «Основание», пошли на ветер — ремонта в доме, даже косметического, никто никогда не делал.
Что будут делать люди?
Пускать все на самотек и ждать помощи от чиновников и коммунальщиков люди не намерены. Уже сейчас каждый владелец квартиры самостоятельно пишет «акт о техническом состоянии квартиры». Также, по совету юриста, люди фиксируют на бумаге и фотографируют динамику разрушения жилищ.
Жильцы намерены добиться, чтобы балансодержатель сделал полное обследование дома, внутридомовых сетей, потому что на сегодня проблема устранена локально.
— Рано или поздно люди вернутся в свои квартиры, начнут делать ремонт, и где гарантии, что все опять не повторится? При этом Ращепкин нам сказал, что в течение года нельзя делать ремонт в пострадавших квартирах. Все это время работники «Запорожремсервиса» будут наблюдать за домом, — рассказывает Неля Долгополова.

Иванка Волощук, фото автора

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here