Наталья Федорченко: «В нашей работе все решают минуты»

495
0

Во время дежурства Натальи Ивановны в режиме «сутки на трое», позвонив по номерам 101 и 112, можно услышать не только ее, но и напарницу. А всего в смене четыре человека — дежурный оперативно-­координационного центра (ОКЦ) Главного управления ГСЧС в Запорожской области, его помощник и два диспетчера, одним из которых является Наталья Федорченко
Как вы поняли, каждый звонок по номеру 112 из любой точки Запорожской области поступает в ОКЦ. Но если человек звонит из городской черты Запорожья по номеру 101, то его также соединяют с диспетчерами ОКЦ. Звонки по номеру 101 в других городах и районах области поступают напрямую ­ в соответствующие городские или районные структуры ГСЧС.
­ Если к нам поступает сообщение о пожаре или другом происшествии из области (по номеру 112), ­ рассказывает Наталья Ивановна, ­ то мы просим собеседника перезвонить на номер 101. Это не попытка «отбиться» от проблемы — сообщение нам сразу же запускает весь механизм спасательной службы. Звонок же по номеру 101 поступает конкретным людям, которые могут напрямую задать интересующие вопросы подъезда к месту ЧП и т.д. Словом, такое дублирование лишним не будет…
Впрочем, когда мне или другому диспетчеру поступает звонок, главная задача ­ четко уяснить информацию, где, когда и что случилось. Обязательно записать телефон человека, сообщившего о ЧС. Дальше уже оперативный дежурный решает, какие силы и средства, т.е. сколько спасателей и какую технику отправить для ликвидации, например, пожара с учетом места чрезвычайного происшествия, путей подъезда, дислокации пожарных частей, готовности экипажей.
Мы поинтересовались, часто ли бывают тревожные звонки?
­ Как ни странно, ­ рассказала Наталья Федорченко, ­ зимой пожаров меньше. А вот летом, когда жара и сушь, случаются до 60 и более пожаров за сутки.
Наша работа очень ответственна — чаще всего все решают минуты, да и нормативы прибытия очень жесткие. Например, по городу ­ десять минут. У нас все документируется, так что скрыть недоработки невозможно.
­ Вы сказали о жестких нормативах, но вот два случая в районе Центрального рынка (бывшего «Анголенко») вызвали нарекания горожан — пожарные ехали едва ли не 40 минут?
­ С этим я не согласна, ­ продолжает Н. Федорченко. ­ Для человека, если на его глазах горят, например, трамвай или торговые палатки, время как бы ускоряется. Бывший рынок «Анголенко» — это наше больное место. Из­за бессистемной парковки и нагромождения торговых мест на прилегающих улицах добраться к очагу пожара можно только при помощи полиции. Что тоже требует времени.
Я дежурила 21 декабря, когда горели палатки на «Анголенко». Все обошлось минимальными потерями лишь потому, что рынок уже практически закончил свою работу и наши машины смогли заехать в переулок Мельничный. Караул развернул пожарные рукава, удлинил их путем соединения, подключился к пожарному гидранту (каждая пожарная часть в районах знает их расположение) и ликвидировал пожар. Конечно, люди потеряли товар и работу, и мы им сочувствуем. Но пострадал всего лишь один небольшой квартал палаток, что, согласитесь, лишь малая часть возможных потерь в условиях того скопления торговых мест, которое существует на Центральном рынке.
Часто пожары случаются на стыке районов, поэтому многое зависит от диспетчера: в этом плане мы активно маневрируем силами и средствами разных районов.
Сегодня почти все, наверное, знают, что чрезвычайные происшествия — это не только пожары, но и серьезные ДТП, снежные заносы и прочее. Например, при ДТП используют пневмоножницы для резки металла. А вот на одном из прошлых дежурств в Андреевке Бердянского района спасали роженицу. Наша машина сопровождала по снежным заносам «скорую» до Бердянского роддома.
Бывает и так, что звонят из «скорой» и просят занести инвалида в их автомобиль. Еще одна сфера деятельности ­ ВНП, т.е. взрывоопасные предметы. На вызов также приезжают наши специалисты­пиротехники.
Пожарная служба, а ныне ГСЧС, существует много лет, а значит, все вопросы у нас давно отработаны, в том числе и документирование всех действий должностных лиц. Нет никакой импровизации ­ в зависимости от категории пожара существует специальный расчет сил и средств. Например, на ЧП с девятиэтажкой выезжают минимум две пожарные машины и лестница. А дальше мы действуем, исходя из докладов начальника караула на месте происшествия.
В очень важном документе, мы его называем «строевкой» (строевой записке), указывается, какое количество людей дежурит, сколько и какой техники используют, какой остаток бензина и т.д. Т.е. мы всегда знаем, чем располагаем, чтобы решать возникшие задачи. «Строевки» сейчас полностью компьютеризированы, а раньше все готовилось от руки.
Все данные по области ежесуточно аккумулируются именно у нас. Замечу, что только в Запорожье действуют 8 городских и 5 объектовых пожарных частей. Мы готовим сводку за сутки, описывая все вызовы (в т.ч. и ложные): где и когда случилось ЧП, сколько людей выезжало, время локализации и время полной ликвидации пожара, сколько спасли людей и т.д. Далее сводка поступает губернатору и пресс­службе.
­ Как давно Вы работаете?
­ С 2009 года. Сначала служила в пожарной части №26 при предприятии «Мотор Сич», потом перевелась в оперативно­диспетчерскую службу, где и работаю по сей день. 24 часа, естественно, человек работоспособность поддерживать не может, поэтому нам на дежурстве положен отдых 3­3,5 часа.
После дежурства отсыпаешься уже дома, но в нормальное состояние приходишь лишь через сутки после смены. Работа с очень большими психологическими нагрузками, ведь тяжело общаться с людьми, у которых горит квартира или дом…
Мое звание ­ старший сержант. Подготовку проходила на трехмесячных курсах в Учебном центре оперативно­спасательной службы гражданской защиты ГСЧС Украины (пос. Ватутино Харьковской области).
Я замужем. Мой супруг Сергей Федорченко ­ замначальника пожарной части №26 по охране объектов «Мотор Сич» и «Прогресс». Он ­ неоднократный лауреат Всеукраинской акции «Герой — спасатель года». В частности, Сергей во внеслужебное время вместе с другом спас человека на пожаре.
У нас двое сыновей — 19 и 12 лет. Они ­ люди уже вполне самостоятельные, но за мамой, конечно же, скучают, ­ улыбается в завершение нашего разговора Наталья Федорченко.

Беседу вела Светлана ТРЕТЬЯК

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here