Если обладаешь политическим оружием, умей им пользоваться!

347
0

Украина выиграла в Стокгольмском суде, который обязал Россию выплатить 4,5 млрд долл. за транзит газа в Европу, и политические игры вокруг этих поставок, которые ставили европейских потребителей если не на грань катастрофы, то в очень сложное положение в холодное зимнее время. Сумма выплат украинской стороне после всех сложных подсчетов свелась в конечном счете к 2,5 млрд долл. Вслед за этим решением началась очередная газовая война. Россия пригрозила разрывом газового контракта, а в Украине началась паника. Детям продлили вынужденные каникулы, но, слава богу, паника улеглась в течение двух дней. Странным образом газ где­то нашелся, а РФ пошла по пути арбитражного оспаривания решения Стокгольмского суда
Новая газовая война моментально приобрела политический оттенок, оказалось, что нас дурили еще со времен А. Яценюка, который торжественно объявил, что с зависимостью от российского газа покончено раз и навсегда. Довольно быстро выяснилось, что мы получали все тот же российский газ путем реверса из Словакии и обогащали словацкий бюджет и словацкие компании за счет перепродажи российского газа. Стало также понятно, что одного реверсного газа вряд ли хватало для обогрева населения, тем более для работы промышленности. Тот факт, что Украина ­ ресурсозависимая страна, наталкивал на мысль о продолжении действия российско­украинского газового контракта от 2009 г. И несмотря на оглушительную критику Ю. Тимошенко, подписавшей этот контракт, его необходимо было выполнять. И он, по всей видимости, выполнялся все эти годы, раз Россия вдруг только сегодня заявила о возможном его разрыве.
Кстати, к вопросу о выполнении контрактов. На продолжающемся заочном процессе над экс­президентом В. Януковичем, обвиняемом в госизмене, этот вопрос возник при заслушивании показаний экс­министра иностранных дел Л. Кожары. Л. Кожара отметил, что срыв подписания договора об ассоциации с ЕС объяснялся многими причинами, а не только давлением России. Украина была связана множеством договоров и контрактов с другими странами, которые оказались бы под вопросом при подписании договора об ассоциации. Если мы справедливо возмущаемся поведением России, готовой срывать поставки газа по договору 2009 г., то почему мы должны позволять себе срывать другие контракты и договоренности, если они приходят в противоречие с договором об ассоциации? Разумеется, об этом нужно было думать, когда готовился договор об ассоциации и когда украинцам обещали европейский рай. Ни об одном риске, ни об одной проблеме не говорилось ни слова, и потому неподписание договора стало ледяным душем после приятных «горячих ванн» и других европейских «spa­процедур». Мы опять оказались в зоне двойных стандартов. А приятные европейские «spa­процедуры» обернулись лишь безвизовым режимом с ЕС, огромными очередями на украинско­европейских границах и катастрофическим оттоком населения, особенно молодежи в Европу. Видимо, договор об ассоциации не привел Европу в Украину, и в поисках европейского «рая» люди устремились туда, где он есть.
Кстати, Л. Кожара отметил и еще один любопытный факт ­ колоссальное давление европейских стран на Украину, когда стало понятно, что Украина не подпишет договор. Спрашивается, зачем европейские страны вдруг заволновались по поводу договора, который был больше нужен Украине, который сопровождался множеством условий, оговорок, предупреждений и механизмов приостановки его действия в определенных случаях? Неужели так ждали Украину в ЕС? Нет, не ждали, но в результате договора об ассоциации украинский рынок был открыт для всех европейских товаров, и деньги поплыли в европейские бюджеты, а вот европейский рынок для украинских товаров был ограничен различными квотами. Дисбаланс в торговле моментально отразился на доходах в украинский бюджет, и превышение импорта над экспортом привело к обвалу украинской валюты. И эти риски тоже никто не пытался предусмотреть или сказать о них честно людям.
Всем давно известно, что российский газ ­ это политическое оружие давления, шантажа и продвижения российских интересов в разных странах, и не только европейских. Мы осуждаем это оружие в руках России, но давно пора и самим сделать транзит газа таким же политическим оружием. Мы не возмущаемся, точнее не решаемся возмущаться поведением Германии, которая, несмотря на все санкции, получает российский газ по «Северному потоку №1». «Северный поток №2» и «Южный поток» пока заморожены, но, похоже, только пока. Недавно стало известно, что из четырех украинских трубопроводов функционируют, по сути, только два, остальные могут быть сданы на металлолом. Нравится нам это или нет, но Европа пока тоже зависит от российского газа. Процесс диверсификации там идет интенсивно, но от российского газа Европа пока не отказывается. А это означает, что Европа может дать «добро» на «Северный» и «Южный» потоки газа. И мы еще раз убедимся, что Европа нас поддерживает исключительно в своих интересах. Нужен был договор об ассоциации с Украиной, они его подписали. Нужен российский газ европейским потребителям ­ будет открыта дорога в обход украинского транзита. Когда же мы научимся защищать свои национальные интересы, а не интересы наших политиков­бизнесменов? Уж точно не при этой власти.
Татьяна НИКОЛАЕВА

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here