Запорожская «стройка века»: до 2104 года еще так много можно «освоить»!

242
0

Не позднее прошлого вторника появилось сообщение о создании спецкомиссии по строящимся в Запорожье  мостам. Ничего особенного ­ рутинная бюрократическая акция за все хорошее против всего плохого. Службе автодорог области предписано что­то строить в рамках выделенных денег и даже обеспечить охрану стройплощадки. Кроме того, исполкому Запорожского горсовета тоже рекомендовано посмотреть на мосты повнимательнее, да и выделить кое-­какие деньги.

Председателем указанной спецкомиссии назначен замглавы Запорожской ОГА Виктор Скобликов. Как бы «предчувствуя» это событие, а главное то, что после зимы всегда приходит весна, а за ней и лето, мы попытались именно г­ну Скобликову задать 9 вопросов касательно строительства мостов.

Случилось это ещё 6 февраля, а чтобы «чего не вышло», провели наш информационный запрос через канцелярию ОГА. Но вот прошли положенные по одному закону 5 дней на ответ, прошли и 30 дней ­ по другому, а из ОГА ни привета, ни ответа. 22 марта газета даже откликнулась на факт волокиты репликой: «Ви не думайте: то лише заклопотаність державними справами заважає виконувати вимоги закону!”

И что вы думаете! Уже в 10.17 в день публикации на наш электронный адрес пришло письмо из Департамента промышленности и развития инфраструктуры Запорожской ОГА. С файлом, на котором просматривался лишь герб Украины и размашистая подпись директора департамента. И больше ничего… Но 29 марта почтальон доставил в редакцию письмо с нормальным, поддающимся чтению текстом, датированным 13 марта.

Первое впечатление, что это банальная отписка, оказалось обманчивым. По нынешним временам, когда для чиновников и журналисты, и просто «просители» ­ никто и зовут их никак, мы получили информационно насыщенный документ. Спасибо за него, наверное, и г­ну Скобликову, и департаменту, и службе автодорог!

Чтобы стало понятно, почему мы пришли к таким выводам, продолжим в режиме: наш вопрос ­ ответ из ОГА ­ наш комментарий.

  1. Підсумки будівництва мостових переходів через р. Дніпро в м. Запоріжжі за 2017 рік (що зроблено?).

Приносим извинения читателю, но ответ на первый вопрос самый объёмный — 50% присланного нам текста со множеством деталей и терминов. Поэтому в двух словах: «надвижка» т.н. прогонного сооружения, а именно основания для проезжей части и прочей инфраструктуры собственно моста через Старый Днепр (с правого берега к Хортице)  завершена. Также всё готово для опускания упомянутого строения, а если точнее, то стальной пространственной конструкции или балки большого сечения в проектное положение, т.е. на опоры моста. Всё остальное в письме — описание множества технологических операций, способствовавших выполнению этой задачи.

Но вот что нас встревожило в ответе на первый вопрос: «У квітні 2017 року Департаментом Державної архітектурно­будівельної інспекції в Запорізькій області (старое название — ГАСК. ­ Авт.) було видано припис про зупинення будівельних робіт через невідповідність окремих конструктивів затвердженій проектно­кошторисній документації, а у вересні анульовано дозвіл на проведення будівельно­монтажних робіт на об’єкті». Какое же у нас хитрое государство! Одной рукой оно вроде бы строит, а другой само же запрещает себе строить. И крайних в этом процессе теперь не найдёшь!

Но, тем не менее, упомянутую выше «надвижку» всё же завершили? Как мы поняли из присланного ответа, операцию выполнили уже по решению региональной комиссии по вопросам техногенно­экологической безопасности и чрезвычайных ситуаций. Ведь «бросить» циклопических размеров балку, нависающую над рекой, было совсем неразумно, поэтому её хотя бы «надвинули» на первую береговую опору.

  1. Фінансування. Реальна сума надходжень і освоєння коштів протягом 2017 року: з державного, обласного та міського бюджетів.

“Стан фінансування об’єкта в 2017 р.”:

И тут сразу вскрываются все тайны процесса! Процитируем канал TV5, освещавший визит премьера Владимира Гройсмана в Запорожье 15 июня 2017 года: «В прошлом году (2016­м. ­ Авт.) подрядчики жаловались на недостаток средств. Владимир Гройсман обещал помочь. «На строительство из государственного бюджета было выделено 250 млн грн. плюс ещё 100 млн ­ из областного и городского бюджетов. Сейчас снова поднимается вопрос дополнительного финансирования. Из 250 млн, выделенных в прошлом году, была освоена только половина средств», ­ подчеркнул премьер и призвал подрядчиков активнее выполнять работы».

Часто возникали проблемы с получением различных разрешений, говорят специалисты. В то же время глава Кабмина признаёт: проблема бюрократии для Украины действительно актуальна. «Будет результат — будут и средства», ­ заверил премьер­министр. И напоследок его просьба к подрядчикам: «Раз в месяц присылать мне фотоотчет, чтобы был виден прогресс»…

А теперь оцените цифры средств, полученных на строительство, а визуально ­ ещё и «прогресс» хотя бы на мосту через Старый Днепр, и делайте выводы. Тут одно из двух: или «бюрократы» главнее премьера Гройсмана и это он их слушает, или, мягко говоря, премьер слегка исказил цифры и факты.

Уместно напомнить, что докапитализация «национализированного»  «Приватбанка» составила 7% ВВП, или 177 млрд гривен. Иными словами, ситуация, возникшая с банком на ровном месте и по вине важных государственных персон, потребовала бюджетных средств в 708 раз больше плановых 250 млн гривен на строительство наших мостов. Понятно, что тут ГАСК был просто обречен отозвать разрешение касательно всех работ на мостах. А нет разрешения — какие теперь претензии к г­ну Гройсману?

И два слова по деньгам из областного бюджета. Посмотрите цифру и сразу поймете, насколько запорожская «стройка века» «важна» для облсовета и ОГА…

  1. Плани на 2018 рік. Чи встановлене фінансування запорізьких мостів окремим рядком держбюджету? Хто станом на сьогодні є замовником і генпідрядником будівництва?

«На сьогодні замовником будівництва є «Служба автомобільних доріг у Запорізькій області», а підрядником ­  ПАТ «Уманьавтодор». На 2018 рік планується фінансування з обласного бюджету в обсязі 60 млн грн., 30 млн ­  на фінансування аварійних робіт на спорудах №4 і №5 (т.е. упоминавшийся мост через Старый Днепр и прилегающие к нему подъездные конструкции на берегу Хортицы), а також 30 млн грн. ­  на завершення коригування проектної документації».

По важности этот ответ стоит целого ­ в две газетных полосы ­ материала. Но будем краткими. С 2012 года об «Уманьавтодоре» все и забывать стали, а оно и дальше остаётся генподрядчиком запорожской стройки, не имея ни опыта, ни возможностей осуществлять возведение мостов такого класса. «Облавтодор» ­ подчинённое «Укравтодору» предприятие, и для наших дорожников мосты ­ лишь обуза. К тому же, в случае попытки «качать права» в Киеве их ждёт немедленная кадровая расправа. Это всё, что нужно знать и о строительстве запорожских мостов, и о контроле этого строительства.

И уже главное: судя по ответу, госбюджет в текущем году мостам ничего не должен, как и, получается, городской бюджет. 30 «аварийных» миллионов из казны области потратят на технологические мелочи и ликвидацию аварийных участков, а ещё 30 ­ на очередную корректировку проекта. 14 лет строят и 14 лет всё корректируют! Поэтому ГАСК и отзывает разрешение на строительство. Но виноватых нет! Хотя практически вся стоимость проектных работ — это цена ответственности проектировщиков за последствия, а не бумага, на которой они что­то рисуют…

  1. Міст через старий Дніпро. Майже перекинута одна «нитка» металевих ферм між двома берегами. Скільки знадобиться часу для завершення цієї операції? Коли розпочнуться роботи з облаштування всієї інфраструктури проїжджої частини на цій «нитці»? Чи планується ближчим часом прокладання другої «нитки» ферм через Старий Дніпро?

В 2018 году планируется лишь опускание на опоры уже «надвинутой» на мосту через Старый Днепр  конструкции. И это всё!

  1. Як поводять себе фундаменти опор в руслі Старого Дніпра? Народний депутат П. Сабашук вважає встановлення тут опор замість мосту за схемою «лань, що біжить» помилкою будівництва.

«Проект мосту через Старий Дніпро (споруда №4), розроблений ТОВ «Київстройпроект»,  отримав схвальну оцінку ДП «Укрдержбудекспертиза» щодо відповідності прийнятих проектних рішень».

Ну конечно! Наверное, именно по причине того, что всё «так хорошо», ГАСК и «зарубил» стройку, а проектировщики и дальше корректируют….

  1. Міст через Новий Дніпро. Стан справ. Чи ведуться тут якісь роботи? Яка мета зведення двох штучних островів на фарватері Дніпра в районі будівництва? Що означає зведення стальних опор поряд з бетонними опорами мосту через Новий Дніпро? Чи не означає це, що проектувальники та будівельники відмовились від ідеї початкового проекту побудови так званої нерозрізної балки довжиною 660 метрів через Новий Дніпро, використання пілону та вантів?

«… Роботи призупинено. Металеві опори ­ це тимчасові опори, які були передбачені  початковим проектом…»

Очень сомневаемся в этом! Ведь «мультик», который крутили по телевизору в самом начале строительства, предусматривал совсем другой вариант монтажа конструкций — с понтоном  и мощным плавкраном. Но пока удовлетворимся уже тем, что моста через Новый Днепр нет и не будет. Других ответов не последовало! Хотя тут дополнительный детский вопрос возникает: а для чего столько всего возвели, в том числе объекты, затрудняющие судоходство на фарватере, если никто ничего не делает и делать не планирует?

  1. Як організовано консервацію, охорону та освітлення об’єктів будівництва мостових переходів? Чи зафіксовані факти руйнації або серйозних крадіжок конструкцій протягом 2017 року?

«На теперішній час розглядаються джерела фінансування на охорону об’єкта  до поновлення будівельно­монтажних робіт. Питання про консервацію об’єкта не розглядається. Всі крадіжки на будівництві зафіксовані та вже направлені заяви до ГУ НП в Запорізькій області. Зафіксовані крадіжки не завдали жодної шкоди несучій здатності збудованих конструкцій».

Отметим, что консервация — это Альфа и Омега сохранения конструкций остановленной высокотехнологичной стройки. В нашем же случае она даже не предусматривается. Пусть всё ржавеет и гибнет?

Кроме того, все газеты в 2016 году написали о 15 млн гривен убытков только из­за украденного металла, но в 2018 году(!) лишь продолжается «изучение вопроса» финансирования охраны…

  1. Чи повністю профінансовані та завершені зміни до проектів мостів?

(См. выше)

  1. Чи існують якісь плани щодо термінів завершення будівництва мостів у повному обсязі? Чи затверджений новий кошторис (титул) будівництва, чи до цього часу діє старий (2010 року)?

«Згідно з розробленим інвестиційним проектом  кошторисна вартість об’єкта станом на 1.01.2018 р. складає 8,042 млрд грн.»

Заметим, что стройка стартовала со стоимости 1,9 млрд грн. (2004 год), а по состоянию на 2010 год составляла уже 5,3 млрд грн. Продолжение следует?

*  *   *

Мы посетили эпицентр строительных работ, т.е. место стыка, а точнее 20­метровой пропасти между сооружениями №4 и №5. Встретили здесь три живые души — сторожа  (спасибо, что он есть!) и двух лохматых псов. Недалеко была ещё и легковушка, но она сразу куда­то исчезла.

Общее впечатление, что здесь кладбище металлоконструкций и бетона фантастических объёмов. Деревья, которые начали рост уже после того, как здесь ступала нога строителя, вымахали до 10­15 метров. Ржавчина, особенно на технологических площадках для рабочих — это уже прямая опасность для людей. А вот буквально брошенные вдоль дороги стальные фермы весом 42­48 тонн, изготовленные в марте 2012 года, выглядят как новенькие…

Короче, зарыли здесь уже несколько миллиардов гривен и готовы зарывать их дальше до самого 2104 года, когда исполнится 100 лет нашей «стройке века». А к этому сроку можно будет  «освоить» уже не миллиарды, а триллионы?

Светлана Третьяк

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here