Максим Березнер: «Я — за пороки, но против нелюбви!»

368
0

Этот артист из числа тех, кто оставляет след в памяти сразу и надолго, а его харизма берет вас в оборот на все то время, пока вы будете общаться или наблюдать за его амплуа на сцене. Это тот случай, когда приходишь на спектакль отдохнуть и духовно наполниться, но если в этот день в программе его имя, то получаешь бонусом нечто большее. Это когда после общения чувствуешь прилив сил и энергии и понимаешь, что получил, а не отдал и даже узнал что­-то важное, о чем стоит подумать. Это артист, который при своей внушительной комплекции в спектакле с обнажением наряду с пятью крепкими подтянутыми парнями даже не пытается конкурировать за зрительскую любовь, а просто играючись приковывает к себе львиную долю внимания присутствующих в зале дам, и в антракте его имя в холле звучит чаще остальных. Это человек, который выглядит на 10­-15 лет моложе своего реального возраста, безумно влюбленный в жизнь и театр и готовый отдавать без остатка все лучшее, что в нем есть, своим близким и дорогому зрителю. Это ­ заслуженный артист Украины, актер Запорожского Академического театра молодежи Максим Березнер

— Максим, расскажите о своем творческом пути, как Вы пришли в театр?
­ — Я не из тех, кто с детства мечтал стать актером. Несмотря на то, что моя мама ­ актриса (Алла Карпенко – заслуженная артистка Украины, работает в театре им. Магара с 1965 г., – авт.) и я много времени проводил с ней в театре, в гримерке, сразу не зажегся этой профессией, а увлекался спортом – вольной борьбой. Но как­то сходил в театр, был у нас такой «А + Б» в ДК им. Т. Г. Шевченко, и заинтересовался этим делом. Решил после восьмого класса не оставаться в школе, а поехать учиться в Днепропетровский театральный колледж, и после окончания первого курса был принят в труппу театра. Педагоги были очень хорошие, к нам даже приезжали читать лекции Михаил Козаков и Олег Янковский.
­— Это действительно серьезный уровень. Поделитесь, чему Вас научили эти потрясающие актеры?
­- Любви к профессии! Когда тебе преподают такие мастера, начинаешь по­-другому относиться к тому, чем занимаешься, переосмысливаешь свое отношение к учебе и ремеслу в целом. Они ­ простые люди, при этом безумно интеллигентные и эрудированные, с сильным, мощным внутренним стержнем. Благодаря их педагогике я влюбился окончательно в театр! Мне также очень созвучно было их тонкое чувство юмора, я подобное перенял от своего отца – представителя технической интеллигенции. Так приятно наблюдать, когда люди много знают, делают все неожиданно, здорово, весело, при этом сами очень глубокие, интересные и с потрясающим чувством юмора, которое так важно иметь артисту. Еще мы ездили в Москву к Марку Захарову, смотрели нашумевший в то время «Юнона и Авось», были на репетициях, и, знаете, это был, как сейчас говорят, «взрыв мозга» и переворот в сознании ­ настолько высокий уровень! Я еще раз убедился, что хочу быть артистом, и с третьего курса уже работал в Днепропетровском ТЮЗе. Я очень люблю работать в театре, это мое любимое дело, которое дает жизненную энергию.

— Когда Вы вернулись в Запорожье, сложно было завоевывать свое личное независимое имя артиста, учитывая, что у вашей мамы, Аллы Карпенко, на тот момент были уже большие заслуги в театре им. Магара? И какие знания она Вам передала в этом ремесле?
­- Мама научила меня не бояться профессии и относиться к ней серьезно. Тем более что я волей­-неволей нес шлейф ее имени, которое на тот момент уже действительно было громким. И для меня очень важно было, останусь ли я под этим шлейфом или создам что-­то свое. У меня никогда не было конкуренции с мамой, мне до ее уровня и темперамента еще расти и расти, когда она делала только шаг на сцену Магара, все начинало вибрировать. Но у каждого из нас своя ниша, свои заслуги, и мы находим то, чем можем «взять» зрителя, каждый индивидуально.
­— Актер всегда должен по-­настоящему переживать судьбу героя внутри себя или достаточно просто хорошо играть?
­- В театре есть понятие русской и украинской школы. Вот хорошо играть – это украинский театр со свойственными ему преувеличенными переживаниями, когда, образно говоря, «любовь любовная», «страсть страстная». Когда я учился, мне говорили: если ты хочешь играть в украинском театре, то уже все умеешь, тебе и учиться не надо. Но вот в «русском театре» нужно устроить внутренний разбор, достать все, что есть в тебе. В нашем Запорожском ТЮЗе Александр Король (первый главный режиссер, – авт.) заложил школу русского интеллектуального театра. Я, конечно, считаю, что актер должен пропустить все через себя, а как иначе? Я безумно благодарен нашему режиссеру Геннадию Фортусу за то, что он не отделяет зрителя от актера. Когда зритель сидит в зале, он хочет что­-то получать, а не слушать радиопьесу или просто рассматривать сюжет. И важно общаться с ним на уровне его внутреннего видения, в этом заключается уважение к зрителю, да и прежде всего к себе, к профессии. Поэтому не проживать роль нельзя, это видно сразу.
­— Были у Вас роли, которые дарили ощущение подъема, открывали второе дыхание?
­ — Это практически каждая роль. Для меня любая роль – это еще не конец, это поиск, ведь далеко не все еще сказано. Каждый образ рождает внутри меня новые истории, впечатления, оценки происходящего, и после спектакля я выхожу на новый этап.
­— А какие роли вызвали чувство: «Господи, ну и как же я это буду играть»?
­- Да каждая вторая! (смеется). Я вижу новую роль и думаю: ну и как мне быть? Что я теперь делать буду? Ведь мы, актеры, все равно узнаваемы и амплуа наши тем более. И очень важно добиться того, чтобы образы не переходили один в другой, не переплетались. И в то же время зритель нас также любит за определенные качества, и важно их развить, вложить свое личностное, но при этом сделать что­то новое. Это все непросто достигается.
­— Как Вы считаете, должен ли актер идти на творческий конфликт с режиссером или нужно во всем слушаться?
­- Творческий конфликт есть всегда, и ключевое слово здесь именно «творческий». У режиссера и актера разные задачи, но общая цель. Артист должен иметь амбиции и уметь защищать свою роль. Наш режиссер любит, когда артист предлагает свое видение. Вот, например, в спектакле «Примадонны» тот факт, что мой герой с усами – моя идея. Художник­-постановщик чуть в обморок не упала, говорит: никаких усов, ни при каких обстоятельствах ! А я отвечаю – да, усы! На что Вадимович (режиссер Геннадий Фортус, – авт.) говорит: пусть поиграет, побалуется… И что вы думаете? Прижилось! Мне эта деталь дает определенное настроение образа, приятно, что режиссер поступил толерантно. Профессия режиссера очень сложная, здесь нужна масса терпения, ведь артист без амбиций и нерва существовать не может. Но и артист должен уметь дисциплинироваться и подчиняться, потому что сверхзадачу ставит режиссер, и путь твой тоже видит он. Важно уметь договариваться.
­— Что Вам помогает жить, а что, наоборот, расстраивает и забирает силы?
­- Я очень люблю общаться со своими двумя дочерьми, мне это придает какой­то покой. Еще люблю уединение с близкими, когда, например, на два­три дня мы уезжаем в загородный дом, там лес, рыбалка, спокойное общение. А расстраивает то, что происходит в стране, что живем не так, как могли бы, когда говорят – начни с себя! Это бред! С кого с себя? Я захожу в грязный подъезд с поломанным лифтом, хотя мы все сбрасываемся на ремонт. Я плачу налоги, чтобы были нормальные дороги, а у меня разбитая машина из­за ям, я не могу вовремя попасть домой, потому что мост наш строится уже 14 лет. Так, может, вы с себя начнете? Страна, которая не несет ответственность за учителей, врачей, актеров и других людей важных профессий для поднятия культуры и инфраструктуры, создает условия, чтобы ее, этой страны, не было. А нам говорят – начните с себя! Вот этот цинизм и расстраивает.
­— Какие качества вы больше всего цените в женщинах?
­- Женственность… И в это понятие входит много качеств. Для меня нежность – это обратная сторона жесткости, доброта – стервозности. Я уверен, что женщина без характера – это не женщина вообще. Когда я вижу женщин в образе «о них поэт сказал стихами», то понимаю, что они что­-то скрывают, что­-то жуткое прячут. Любая женщина имеет два крыла – черное и белое, просто одни выставляют умные статусы в соцсетях, а сами такими не являются, а другие реально в это время развиваются. Женщина должна самореализовываться, развиваться, раскрывать свои лучшие стороны. Женщина – носительница культуры, и если она будет королевой, то найдутся и рыцари, и короли. В ней должно быть все, и главное – внутренний стержень.

— К каким порокам Вы наиболее снисходительны?
­- К любым, которые не вредят другим людям и проявляются в том количестве, которое не ведет к деградации личности. Как без пороков? Пороки – это основа, на которой строится наша душа, и именно они ­ возможность духовного роста. Жадность, зависть есть у всех, и это та платформа, от которой отталкивается человек. Борьба добра и зла идет ежедневно внутри нас, и, осознавая, мучаясь и раскаиваясь, мы очищаем душу. Но я против пропаганды пороков и причинения вреда другим. Например, я толерантен к людям нетрадиционной ориентации, но категорически против парадов, насаждения этого всего и т.д. ­ живите со своими пороками, но не эпатируйте ими.
­— Что для Вас Любовь и как ее сохранить в отношениях мужчины и женщины?
­- Это ­ жизненная сила, основа основ, то, что делает человека живым. Это ­ Божественная суть человека. Любить – это действовать, когда человек совершает действия на благо тем, кого любит. Любовь дана всем, но не все умеют ею пользоваться. В отношениях важно быть равноценными партнерами. В современном обществе, к сожалению, мужчина не умеет любить, а женщине внушают, что если она любит, то глупая, ведь лучше вести, как это сейчас называется, образ жизни в стиле «лакшери». И разговоры у девушек примерно такие: «Мы завтра летим в Турцию, через неделю на Багамы», «Да, я родила, но с ребенком няня, мне некогда – кафе с подружками, спа и т.д.». В моем понимании это рабство, человека нет. И мужчине, который устроил это рабство, очень удобно все. Женщина должна развиваться, а большие деньги это, наоборот, перекрывают. Меняются моральные и нравственные ценности, ведь создаются условия, когда мужчина перестает быть мужчиной ­ верным, преданным своей любви. Я знаю многих, кто прошел огонь, воду, но на медных трубах поломался полностью. Я ­ за пороки, но против нелюбви. Когда происходит отсутствие любви, люди стареют. А старость рождает пустоту и гонку – еще быстрее, еще больше нужно заработать и т.д. И все это в ущерб общению и вниманию к любимым женам, детям, внукам…
­— Назовите свои сильные стороны и жизненный девиз.
­ — Трудолюбие, работоспособность, чувство юмора, оптимизм, любопытство. Стараюсь каждый раз находить в жизни что­-то новое и интересное, именно это качество делает человека молодым. Я уверен, что за нами сверху наблюдают: раз ты устал, пора тебя списать, а если носишься по жизни с горящими глазами, значит, живи, ты еще многого не видел. А девиз: «Как бы ни было плохо – улыбайся!».

Ксения Шаповалова
Фото из личного архива Максима Березнера

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here