Грязные слухи могут быть сплетнями, но не всегда враньем

143
0

Такого  количества скандалов, в которых оказался замешанным нынешний украинский президентне знал никакой другой президент, премьер или политик подобного масштаба не только в Украине, но и  во всем мире. Давайте вспомним их по порядку.

Сначала разгорелся скандал с панамскими офшорами, в которых Петр Алексеевич  скрывал свои доходы. Скандал носил исключительно моральный характер, ничего незаконного г. Порошенко не делал. Офшоры – это признанные в мире «гавани» для частного капитала, дозволенные либеральной экономикой и международным правом: да и  компания, в которой оказались его капиталы, была вполне приличной – это британский и исландский премьеры, российский президент и его друг, известный  виолончелист С.Ролдугин. Вот только  согласно принятой в мире морали офшоры не должны скрывать  капиталы действующих политиков, поэтому британский и исландский премьеры немедленно подали в отставку, как это  принято в цивилизованной Европе. Российский  и украинский президенты этого не сделали, и неприятный моральный осадок остался, ведь курс на Европу г.Порошенко назвал «незворотним» для Украины.

А возможно, это были всего лишь слухи и сплетни  со стороны политических оппонентов и недоброжелателей в адрес нашего президента? Но не для  этого ли в   Украине создавалось огромное число антикоррупционных органов, чтобы расследовать подобные факты, устанавливать истину и, если нужно, извиняться перед невиновным человеком? Однако уже в первом «панамском» скандале жесткая рука генпрокурора Ю.Луценко без всяких расследований поставила жирную точку ­  говорить не о чем, президент просто прав. Стало ясно, что все антикоррупционные органы стали служить надежной защитой для самых высокопоставленных  лиц в   Украине.

Четыре года после Майдана спокойно работала Липецкая кондитерская фабрика «Рошен» на территории  страны­агрессора. Несмотря не возмущение народа и политиков, эта фабрика  приносила доходы не только ее владельцу, но и российскому бюджету, львиная доля которого шла и идет на  военные нужды России. И четыре года г.Порошенко игнорировал это всенародное и всеполитическое возмущение. Политика политикой, а бизнес в  данном случае был ловко от нее отделен. А вот мое твердое убеждение состоит в том, что бизнес и не должен быть отделен от политики, он должен приносить доходы стране при любой власти, а любая власть должна создавать благоприятные  условия для работы бизнеса. Но если власть  громко и справедливо называет соседнюю страну агрессором, то личный бизнес политиков в этой стране должен быть немедленно приостановлен. Немедленная приостановка личного бизнеса г.Порошенко на территории  РФ затянулась  на долгих четыре года.  Сегодня в   Украине не прекращается спор ­  возможны ли в условиях войны  торговые и экономические отношения со страной­агрессором. Опять  же, мое мнение таково ­  возможны, если они приносят Украине пользу и если эти отношения способны приблизить мир в стране. Но они абсолютно невозможны, если в них включен личный бизнес первого лица государства, которое неустанно  напоминает нам о российской агрессии,  выражает справедливую ненависть к ней, но исподтишка  умножает свои капиталы на территории страны­агрессора и честно платит там налоги. Нам неизвестно до конца, как используются офшорные капиталы г.Порошенко, ведь они  находятся в слепом трастовом управлении, но нам хорошо известно, что налоги от его деятельности на территории России попадают в российский бюджет.

Кстати, панамские офшоры оказались не  единственной «гаванью» для  капиталов г.Порошенко. Появилась, хотя и быстро затихла, информация  о других офшорах. Быстро затихла эта информация, видимо, потому, что уже никого не удивила. Вслед за ней прогремел новый скандал о первой встрече П.Порошенко с Д.Трампом после победы последнего на американских президентских выборах. Украина гудела от восторга, что в этой встрече г.Порошенко обошел В.Путина и Д.Трамп показал всему миру, кого он считает своим главным стратегическим партнером. И тут поползли слухи о почти полумиллионной оплате из украинского бюджета услуг  американской лоббистской компании  в организации этой встречи. Для США это вполне нормальная практика, когда  соответствующие лоббистские организации берут на себя подобные функции, но для Украины эта практика оказалась вновь аморальной, т.к. полмиллиона долларов из почти пустого бюджета для  организации PR­акции действительно выглядели чрезмерно роскошными и просто непозволительными для бедной и  воюющей страны.  Администрация президента  быстро опровергла информацию,  но антикоррупционные органы обязаны были ее расследовать, ибо при  утверждении бюджета подобные расходы не предусматривались. Украина вновь убедилась, что антикоррупционные органы  создавались не для поимки  «крупной рыбы», как обещал г.Луценко,  а для запугивания  некоторых неугодных среди своих и  устранения всех неугодных среди политических оппонентов.

И, наконец,  на прошлой неделе всплыли очередные неприглядные факты. Американский политтехнолог П.Манафорт, ставший известным в Украине по «амбарной» книге Партии регионов, оказывается, сотрудничал и с  г.Януковичем, и  с г.Порошенко. Эти факты всплыли на судебном процессе в США по делу Манафорта, который скрывал свои доходы, полученные в Украине, от американского правосудия и от уплаты налогов. Заодно  неудачливый политтехнолог  пожаловался на  нечестность нынешнего украинского президента, который не расплатился с ним до конца. Противно и неприятно «полоскать» эти факты. Лучше бы они канули в небытие, но для этого требовалось только одно  ­  отказ нынешнего украинского президента от  претензий на второй президентский срок. Отказа, похоже,  не будет,  но с таким моральным грузом и надежд не остается, разве что на традиционные методы фальсификации. Но за это ли стоял Майдан в 2014­-м?

Татьяна НИКОЛАЕВА

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here