Надейся на лучшее, но готовься к худшему!

42
0

Главным политическим событием международной жизни последней недели стала встреча германского канцлера А.Меркель и российского президента В.Путина. Эту встречу можно назвать загадочной, потому что оба лидера предупредили мировую общественность и СМИ о ее закрытом характере, результаты не будут представлены на соответствующем брифинге. Короткий брифинг, правда, состоялся перед переговорами. На нем лидеры озвучили перечень вопросов, которые будут обсуждаться за закрытыми дверями ­ Северный газовый поток №2, сирийские беженцы и возможность миротворческой миссии на Донбассе. Встреча заняла более трех часов. На дипломатическом языке это означает серьезное и, скорее всего, не совсем гладкое обсуждение сложных вопросов. Любая закрытая встреча сопровождается слухами и предположениями. Посыпались они и после встречи А.Меркель и В.Путина

Предположение №1. Для Украины эта встреча мало что значила. Основные вопросы, интересовавшие двух лидеров – конечно, сирийский конфликт и сирийские беженцы, от которых задыхается вся Европа и особенно Германия. В.Путин убеждал А.Меркель и всю мировую общественность в том, что сирийский конфликт успешно завершен и беженцы уже начали возвращаться домой. Вряд ли это заметила Германия. Ни один беженец из нее не возвратился и не собирается пока возвращаться в Сирию: слишком ужасающие кадры разрушений их страны показывают все мировые СМИ, кроме российских. Российский лубок, показывающий трогательную картинку массового возвращения беженцев, рассчитан только на российского потребителя. Западные жители хорошо знают другую правду и действительно ждут от А.Меркель конкретных действий в сирийском, а не в украинском вопросе. В СМИ просочилась любопытная фраза В.Путина о необходимости общеевропейских усилий в восстановлении Сирии и ее полностью разрушенных домов и коммуникаций. Получается, бомбила Сирию Россия, а восстанавливать должна Европа. Впрочем, данный казус возник много раньше. Россия бомбила Сирию, а беженцы почему­то устремлялись не в Россию­спасительницу, а в Европу. И вот сегодня головную боль от собственных бомбежек и разрушений Россия пытается переложить на Европу, которой, чтобы избавиться от наплыва беженцев, скорее всего, придется восстанавливать Сирию. Впрочем, ближайшее восстановление Сирии не грозит, т.к. теракты, ответственность за которые гордо берет на себя ИГИЛ, продолжают греметь по территории всей страны и, увы, будут греметь и далее. Слухи о блестящем истреблении ИГИЛ из Сирии с помощью российских войск оказались сильно преувеличенными, и беженцы еще долго не будут в массовом порядке возвращаться на родину. Сирийский вопрос тяжелым грузом повис на России, как афганский вопрос ­ на США, а проблема беженцев из этих многострадальных мусульманских стран стала тяжелым грузом для Европы.
Предположение №2. Украинский вопрос не только не стал главным на этой встрече, а скорее стал аккумулировать антиукраинские настроения в Европе. Экс­министр иностранных дел Украины К.Грищенко даже высказал предположение о формировании антиукраинской коалиции в Европе. Думаю, такой коалиции не может быть именно потому, что Европа устала от украинского вопроса, и если уж начала формироваться какая­либо коалиция, то антиамериканская, а Украина по привычке стала случайной жертвой. США начали торговую войну против Европы, и А.Меркель выдержала грубый натиск Д.Трампа. Выдержала не для того, чтобы отказаться от Северного потока №2 в угоду американскому сжиженному газу. И даже если США введут санкции против европейских компаний, участвующих в строительстве Норд­2, в Европе усилятся антиамериканские настроения, но она не откажется от данного проекта.
А.Меркель осталась верна своей размытой дипломатической позиции ­ Северному потоку №2 быть, но Украина не должна пострадать. Вопрос: как этого можно добиться? Представитель германского МИДа конкретизировал эту туманную риторику, посоветовав Украине начать модернизировать свою газотранспортную систему. Прямо скажем, предательский совет. Украина давно живет на подачки и кредиты, которые из последних сил поддерживают украинскую гривну, бюджет, но которых не может хватить на серьезные проекты. П.Порошенко объехал пол­Европы, приглашая к участию в модернизации нашей газотранспортной системы всех подряд. Но все подряд вежливо отказываются, зато друг за другом присоединяются к Северному потоку №2, который для всех является экономическим проектом и лишь для Украины и США – политическим.
В.Путин стал европейским оружием против США в начавшейся торговой войне, но его ничуть не смущает подобная роль. В России она оценивается как прозрение Европы и консолидация в борьбе с главным мировым империалистом, а в этой консолидации Россия рассчитывает стать не марионеткой, а лидером или равной другим европейским странам. Так, по крайней мере, думает российское руководство. А вот Украина остается марионеткой в руках США и начинает терять европейских партнеров. По крайней мере, наше членство в ЕС отодвинулось ближе к горизонту, да и говорить о нем украинские лидеры уже перестали. Правда, ослабить США не так­то просто, и чтобы диктовать миру свои условия, у них еще есть порох в пороховницах, поэтому, хватаясь за США, Украина еще может на что­то надеяться.
Вопрос о миротворческой миссии на Донбассе, похоже, не продвинулся на встрече А.Меркель и В.Путина ни на шаг. Зато появилась надежда на возрождение Нормандского формата. Возможно, осенью Нормандская 4­ка проведет очередное заседание. Надежда, конечно, слабая, ведь этот формат не отличался высокой эффективностью. Но худой мир лучше доброй ссоры, а любая надежда лучше, чем ничего.

Татьяна НИКОЛАЕВА

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here