«ЕЩЕ ЕСТЬ ШАНС СПАСТИ СПОРТ, КОТОРЫЙ ДЕГРАДИРУЕТ» – Евгений Олексенко

91
0

«Нет ничего невозможного!» ­ с таким девизом идет по жизни ветеран АТО и участник «Игр Непокоренных» Евгений Олексенко. Он начал заниматься пауэрлифтингом для  реабилитациибоец получил тяжелое ранение, и ему заново пришлось учиться ходить. Со временем Евгений не только встал с инвалидной коляски, но и получил звание мастера спорта по пауэрлифтингу, а затем завоевал 2-­е место на международных соревнованиях в Сиднее. Его официальный результат — 205 кгСейчас спортсмен занимается в спортивном клубе F1. Об участии в «Играх Непокоренных» и планах на будущее он рассказал лично.

— Евгений, Вы попали на международные соревнования, в основной состав, со 2­й попытки. Когда приехали на игры впервые, что-­то почерпнули для себя, дабы позже завоевать медаль?

— Нет, ничего не «подсматривал». В 2017 году Украина впервые приняла участие в этих соревнованиях. Мы участвовали в 15 видах состязаний, но поскольку я был «резервистом», наблюдал с трибун. Правда, в 2017 году поучаствовал в показательных выступлениях. А когда в 2018 году выступал в основном составе, почувствовал единственное изменение — больше ответственности.

— Что было самым сложным на «Играх Непокоренных»?

— Показать хороший результат, поскольку я выступал с травмой. А еще у нас было совсем мало времени на акклиматизацию в Сиднее. Да и подготовка – это тяжелый процесс. Нужны были регулярные тренировки, а обычного питания не всегда хватало, поэтому порой приходилось использовать спортивное.  Все зависит от соревнований и длительности, а также от того, сколько ты тренируешься и как. Если у тебя две тренировки в день, должно быть спортивное питание, а это, скажем так, зависит от того, сколько государство вкладывает в подготовку спортсмена. Допустим «Игры Непокоренных­-2018» ­ это еще не Олимпиада, и похвастать нашему государству в этом плане нечем. По сути, у нас, кроме проживания, пропитания и тренировочного процесса, ничего не было.

— Какая атмосфера была на состязаниях в Сиднее?

— Дружеско­спортивная — люди специально готовятся, тренируются. Да, есть те, кто  выступает и не показывает ошеломляющие результаты, но есть и лидеры команд, которые  «заряжены» на борьбу. Были, конечно, нюансы. Например, основные мои конкуренты знали, как я буду выступать, и «перекрыли» меня. В нашем спорте это тактическое поражение. Но говорить: «Это ­ заговор, все пропало!»  не хочу. Если бы я был лучше подготовлен, то выиграл бы, несмотря ни на какие нюансы. Хотя «перекрыли» меня и на состязаниях в Днепре, но намного наглее, чем австралийцы. В целом, мне очень понравилось на «Играх Непокоренных­2018» — особая атмосфера, улыбчивые люди, которые рады тебя видеть, этого нам не хватает. После возвращения из­за границы в Запорожье может начаться депрессия. Зайдешь в маршрутку — злые, друг друга ненавидящие люди. А в Сиднее такого нет, там люди либо безразличные, либо улыбчивые.

— Приехав с «Игр Непокоренных», Вы сразу же приняли участие в Кубке Украины по жиму лежа. Насколько сложно было из одних состязаний «окунуться» в другие?

—Во-­первых, два соревнования подряд без отдыха — это большая нагрузка. Во­вторых, в тот момент я болел и выступал с температурой. Я показал определенный результат, может, и не максимальный, конечно (авт. — Евгений занял 2­-е место).

— На следующие «Игры…» планируете ехать?

— Конечно. Они будут проходить в 2020 году в Голландии. Правда, не знаю, допустят ли меня. Возможно, у нас введут правило, согласно которому  спортсмен сможет только 1 раз выступить на «Играх…», хотя за границей такого нет. Но у меня есть амбиции, и свое место я так просто не отдам никому.

— Вам нужно первое место?

— Да, я хочу получить золотую медаль. Мне надоело быть вторым.

— В Украине есть какие-­то соревнования по типу «Игр Непокоренных»?

— Хотелось бы провести такие соревнования, но Украина пока «не потянет». Людям с особыми потребностями нужны специальные условия. Например, в Австралии есть три туалета — для женщин, мужчин и инвалидов. Там ходят автобусы, в которых не нужно вытаскивать пандусы, стоит  только нажать на кнопку, и автобус опустится. Знаете, в 2019 году Министерство обороны Украины хочет сделать национальный отбор на эти соревнования и просит помочь  представителей  Запорожской городской организации ветеранов АТО.  Мы всегда на связи и рады сотрудничеству, но нацотбор пока не потянем.

— Евгений, Вы занимались спортом всю жизнь?

— В свое время занимался непрофессионально единоборствами, но из-­за травмы спины пришлось «забросить» занятия. Спустя время опять вернулся в спорт, начал ездить на соревнования.  Ну а потом Евромайдан, и пошло­поехало…   После ранения в АТО я стал заниматься спортом в качестве реабилитации, хотел заново научиться ходить без костылей и тросточки. Я хотел полностью выздороветь, но не все получилось так, как запланировал…

— Но Вы продолжаете заниматься…

— У меня свое понимание спорта и реабилитации. В Запорожье как таковой реабилитации не только военных, но и в целом практически нет. Мы сами себе предоставлены, и на свой страх и риск я занимался тем, чем врачи запрещают. Пауэрлифтингом не занимаются при реабилитации, но я сам себе его назначил в качестве эксперимента, мне терять­то было нечего. Половину упражнений, которые я делаю, врачи не одобряют. Но я продолжаю заниматься, мне это помогает.

— Как следите за тем, чтобы упражнения не нанесли вред Вашему здоровью?

— По результатам. Сначала это было легко делать: после ранения у меня не сгибалась нога, а сейчас не работает только стопа. Но, к сожалению, она не работает определенное время, и я понимаю, что улучшений никаких нет. Я не выздоровел, а лишь улучшил свое положение.  Хочу добавить, что теперь занимаюсь спортом не для реабилитации, а для выступлений и результатов. Это уже немного другой уровень. Я ставлю себе цели и достигаю их. «Игры  Непокоренных» дали мне серьезный толчок в спорте. В планах — выполнить нормативы МСМК для инвалидов и  мастера­спорта для здоровых людей.

— У Вас серьезные планы!      

— Спорт занимает большую часть моего свободного времени. Мне это нравится, он стал моей жизнью. Когда работал на заводе, я не ходил на «переработку», потому что хотел попасть на тренировки, ведь у меня была цель  попасть в Торонто, а затем в Сидней.

— Евгений, существует ли заветный кубок, который хотите завоевать?

— Хочу попасть в сборную Украины на Паралимпийские игры. Моя собственная мотивация — спортивный азарт. Еще вдохновляют другие спортсмены.  Да, у нас разные ранения, но если они могут достигать определенных целей, то и я смогу. Например, Вадим Свириденко, у которого нет рук и ног, покорил горную вершину. Такие моменты мотивируют, заряжают на позитив и дают понимание того, что жить можно при любых обстоятельствах.

— Какие у Вас планы на будущее?

— Члены Запорожской городской организации ветеранов АТО пытаются создать «Ветеранский зал» ­ для начала в Хортицком районе, потом на Кичкасе и Космосе. По себе знаю, что человеку после ранения тяжело перемещаться, у нас же спортзалы размещены на 2­3 этажах,  даже травматология находится на 4­м этаже, а лифт не работает. Поэтому, кроме желания заниматься спортом, должна быть возможность. Суть «Ветеранского зала» в том, что мы создадим условия, при которых человек сам себе сможет помогать. Но главное — желание, без которого нет результата. Да, у нас много ленивых людей. Когда я был в санатории, наблюдал, к примеру, такую ситуацию: человеку все на место поставили, а он по­прежнему не ходит, не знает зачем…  У меня же была цель — вылечиться.

— Расскажите подробнее о «Ветеранском зале».

— Сейчас все делают ставку на получение прибыли от спортзалов, а мы хотим, чтобы спорт помогал людям. В первую очередь, наш зал будет рассчитан на ветеранов, но его также смогут посещать и другие жители города. Я хочу организовать официальную секцию по инваспорту. Он у нас не так развит, да и не все АТОшники имеют инвалидность.  Я считаю неправильным  отказывать человеку в возможности заниматься спортом только потому, что он не ранен или «недостаточно ранен» для инвалидности — это глупость. Ветеранам нужны соревнования, чтобы проявлять себя. Для реабилитации этот зал тоже подойдет. Возможно, кто­-то,  как и я, увлечется спортом и будет ездить на различные соревнования. «Фишкой» зала станет то, что ветераны будут тренировать ветеранов. Также здесь мы планируем проводить различные соревнования, например, по кикбоксингу и пауэрлифтингу.

— Евгений, у Вас уже есть диплом юриста, но несколько лет назад Вы приняли решение поступить на экономический факультет…

— Я ждал, когда примут закон, согласно которому людей с инвалидностью начали бы принимать на военную службу. Но поскольку на боевые должности официально трудоустраивать таких,  как я, нельзя, я подумал, что, возможно, экономическое образование позволит мне это сделать. Я хотел получить второе высшее образование сразу после окончания университета, но как­-то все закрутилось — работа, Евромайдан, АТО… И в 2017 году я понял:  пришло время поступать в вуз.

— В Украине часто здоровые спортсмены показывают результаты хуже, чем представители инваспорта.  Почему?

— У них нормативы другие, конкуренция большая, возможно, меньше мотивации. В пауэрлифтинге, например, небольшая разница в результатах. Абсолютный мировой рекорд у здоровых людей ­ 335 кг, а в инваспорте — 310 кг, но все может измениться. На самом деле 25 кг ­ это много, когда вес уже за 300 кг, каждый килограмм решающий.

— Что Вы можете сказать относительно развития детского спорта?

— Главная проблема — транспорт. Секции есть, но они разбросаны по всему городу, и порой дети вынуждены ездить на тренировки на общественном транспорте. А в городе, по сути, транспортный коллапс, и если у родителей нет машины, им сложно возить ребенка на занятия. Конечно же, хочется, чтобы детский спорт был бесплатный. Сейчас стоимость занятий в кружках колеблется от 200 до 400 грн. за месяц. Это небольшая сумма, учитывая, что пачка сигарет стоит 30­50 грн. Знаете, у нас еще есть шанс спасти спорт, который деградирует.

— С чем связана деградация?

— Условия сейчас такие: если человек хочет принести пользу стране, идет в армию, а раньше шел в спорт. Ну, а в армии «умерла» спортивная составляющая, отсутствуют спортроты. Например, в американской армии возят с собой тренажерные залы, ведь у них все «завязано» на спорте. Солдат не «шарится», он всегда должен быть чем­то занят: непосредственными задачами, спортом, образованием либо отдыхать. В нашей же армии любят «раздавать» наряды… Американские солдаты занимаются уборкой только в виде наказания, правда, у них тоже есть свои нюансы. По факту, в Украине спорт «умирает» из-­за отсутствия массовости. У нас люди ленивые ­ раньше искали возможности, а сейчас ищут отговорки, чтобы не заниматься.

— А как обстоят дела с инваспортом в Запорожье?

— Его мало. Например, зал для пауэрлифтинга находится только в Областной специализированной детско­юношеской спортивной школе олимпийского резерва по тяжелой атлетике им. Л.И. Жаботинского. Для людей с ограниченными физическими возможностями не создано ничего. На единичных объектах в городе есть пандусы, я передвигался на коляске и помню,  насколько это тяжело. К сожалению, запорожская власть не понимает, что пандусы необходимо сделать  возле каждого административного здания, чтобы человек мог приехать и рассказать о своей проблеме. А вообще  нет ничего лучше электронного администрирования и деловодства. Человек сможет с помощью мобильного телефона написать жалобу, обращение или открыть бизнес — вот к чему нужно стремиться.

Иванка ВОЛОЩУК, фото из архива Евгения ОЛЕКСЕНКО

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here