Домой Интервью «Земля делает человека горбатым, но не делает богатым», — депутат Запорожского...

«Земля делает человека горбатым, но не делает богатым», — депутат Запорожского облсовета Виктор Дудка

856
0
ПОДЕЛИТЬСЯ


«Село город кормит» — это выражение как нельзя лучше соответствует действительности. Вот только фермерство сегодня изо всех сил пытаются убить. О том, как же сегодня выживают агрофирмы, жители Михайловского района Запорожской области и что нужно сделать, чтобы что­то изменилось, мы поговорили с директором ООО «Агрофирма им. Мичурина», депутатом облсовета Виктором Дудкой.
— Виктор Иванович, расскажите о своем предприятии?
— Агрофирма им. Мичурина была создана в 1999 году, а полноценно заработала в 2000 году. На тот момент я был председателем колхоза. Мы реорганизовались, 30 процентов земель отошло в другое хозяйство и колхозникам, остальное осталось за агрофирмой. У нас 3,5 тысячи гектаров земли, где мы выращиваем зерновые, масленичные, технические культуры. Всего в агрофирме трудятся 50 человек.
— Насколько сложно сейчас удерживать бизнес «на плаву»?
— Стало тяжелее работать. К сельскому хозяйству, работникам, селу вопросов очень много, но никто не учитывает наши интересы. Как раньше говорили: «Земля делает человека горбатым, но не делает богатым». Вот так приблизительно и сейчас. На нас смотрят только тогда, когда мы что­то зарабатываем. А в сельском хозяйстве 11 месяцев вкладываешь, а один получаешь. А для того чтобы вложить и получить, нужно иметь какой-­то оборотный капитал, который у нас сегодня забирают.
— Что вы имеете в виду?
— Увеличение налогообложения. Раньше было 20% НДС, которые мы направляли на модернизацию, что давало возможность платить увеличенную зарплату работникам, увеличивать арендную плату за паи. Сегодня его у нас отняли. Фиксированный налог ­ одно из наших поощрений, и тоже его уменьшают. Если раньше «Агрофирма им. Мичурина» платила 500 тысяч гривен налога, то сегодня это уже в три­-пять раз больше. Чтобы предприятие было стабильным, нам необходимо хотя бы выйти в ноль. К тому же увеличилась минимальная зарплата. Мы же не можем сторожу и механизатору, который обеспечивает зарплату первому, платить одинаково, по 3200 гривен! Механизаторы и так в дефиците, тем более специалисты, которые могут работать на современной технике John Deere («Джон Дир)». Получается, наше правительство отворачивается от фермеров.
— То есть утверждение власть имущих об упрощении работы представителям фермерства — только слова?
— Мне кажется, да. Если брать предприятие, которое имеет по 3 и более тысяч гектаров земли, то из них еще что-­то можно выжать. А у кого до тысячи гектаров — как выжить? Всегда говорили: фермер накормит страну. Но сегодня складывается такая ситуация, что невозможно работать тем, у кого 100­200 гектаров земли. Если собрать меньше 30 центнеров зерновых, а три десятка — это отличный урожай, то предприятие не выйдет в ноль. У нас на сегодня не каждый район поднимает выше 30­ти центнеров урожая. Только 5 хозяйств могут похвастать урожаем в 40­50 центнеров. Мы уже думали с коллегами, может, нам не стоит стремиться поднимать продовольственную программу Украины? Хотя, с другой стороны, тот, кто занимается и хочет достичь высоких урожаев, тот достигает.
— Большинство сел сегодня на грани вымирания. Инфраструктуру государство не поддерживает, в развитие не вкладывает, молодежь не остается на местах. Как обстоят дела в Михайловке?
— В течение последних трех лет у меня в агрофирме произошло полное омоложение коллектива. Практически всем сотрудникам ­ до 40 лет. Но сказать, что из села перестали выезжать — нет. Раньше на 3,5 гектара земли нужно было 10 тракторов и 10 комбайнов, а это ­ 40 рабочих мест. Сегодня же один John Deere заменяет три трактора, то есть техника высокой производительности уменьшает количество рабочих мест. По кадровой системе выгоднее заниматься овощами, на гектар выращивания овощей нужно минимум 10 человек. К тому же эта работа круглогодичная — посадка, сбор и хранение урожая. Животноводство также может обеспечить постоянные рабочие места. Раньше у нас было 2 фермы. Но в 2004 году ликвидировали их, поскольку работали в убыток. Сегодня людям негде работать в селе, здесь только сезонная работа. В город не едут, там аналогичная ситуация. Молодежь устраивается на шахты, едет туда 7­8 километров, а заработок 4­5 тысяч гривен, а у нас сторож получает 3200 гривен. У людей просто безвыходное положение. Коммуналка дорожает постоянно. Сегодня наши жители получают платежки на полторы тысячи гривен за дом. Но это только те, кто экономит — эксплуатируют не 3­4 комнаты, имеющиеся в наличии, а одну. То есть и отапливают одну. А в остальных комнатах осыпаются обои, углы цветут, гниль, все это влияет на здоровье. А когда попадаешь в больницу, там иная выкачка денег. Подход к селу, да и вообще ко всему населению неправильный.
— С какими проблемами сталкиваются жители Михайловского района?
— Проблем много. Первая — плохие дороги. Поскольку делаем их некачественно, ибо не хватает средств. К тому же, это система: начались дожди, морозы — начались ремонты, закончилась зима — вместо асфальта щебенка. Вторая проблема — недостаток питьевой воды. Все водопроводы старые, из­за чего постоянно происходят порывы, а это ­ расход воды. Третья, самая главная проблема — больница. Возмущает реформа по сокращению койко-­мест. Заставляют объединить Михайловское и Васильевское отделения. То есть беременные женщины должны ехать из Михайловки в Васильевку рожать. А нашим, чтобы наладить артериальное давление, например, нужно ехать в Энергодар. Как­то это необдуманно. К тому же, не мониторят техническое состояние отделений в больницах: порой хотят закрыть лучше оснащенные отделения и перевести их в худшие по условиям и оборудованию помещения. Сделать все эти перестановки предлагают без денег! А что сегодня можно сделать без финансовых вложений? Я понимаю, если бы мы закрыли два отделения, сделали капремонт, закупили новую медтехнику. Но этого же нет! Все то же самое! В образовании также идет сокращение школ. Как можно их сокращать? Как детям добираться до учебных заведений, как учиться?
— А школьные автобусы?
— С транспортным обеспечением тоже не все так хорошо. Сегодня автобусы у нас не так часто ходят даже в тот же поселок Пришиб, где есть железнодорожная станция. Не говоря уже о перевозках по Михайловке. У школ нет надлежащего финансирования, которое позволило бы платить за транспортное обеспечение, находящееся в руках у частников. Нужно помогать. Люди сегодня очень обеднели. Я уже второй созыв являюсь депутатом, и если раньше ко мне на прием приходили один­два человека просить помощи, то сейчас ежедневно приходят по 10 человек. Я вижу, как человеку стыдно приходить, но у него безвыходное положение, ему нужна помощь.
— А какую помощь просят в основном?
— Финансовую. То на лекарство, то уголь нужно докупить, то дрова. Сегодня большие затраты. Приходят даже люди среднего возраста — около 40 лет. Почему? Потому что не хотят работодатели брать тех, кто разменял пятый десяток. И получается, что пенсии еще нет, а на работу уже не берут.
— Что нужно сделать, чтобы села в Михайловском районе обрели новую жизнь?
— Надеемся на объединение громад. В нашем районе пошел процесс: Михайловский поселковый совет начал процесс объединения, дали объявление в газету для обсуждений. Будем смотреть, может, к нам кто­то еще захочет присоединиться. Здесь главное ­ объединиться в громады так, чтобы это было выгодно людям, а не какому­то частному лицу. В громаде мы сможем «подтянуть» слабенькое по финансированию село. Наладим транспортное сообщение. Объединяться нужно по перспективному плану, как прописал Кабмин — с утвержденным и обоснованным экономическим расчетом.
— Что должна сделать власть, чтобы села обрели новую жизнь?
— Я считаю, для развития сельского хозяйства нужно однозначно вернуть НДС, фиксированный налог. Ни в коем случае нельзя допустить, чтобы мы платили налог на прибыль. Если фермерство переведут на общую систему налогообложения, тогда сельское хозяйство можно хоронить. Если фиксированный налог уберут и на общих основаниях примут и добавят 18% на прибыль — это конец. На сегодня «Агрофирма им. Мичурина», «Таврия­Скиф», «Нива», ООО «Агрофирма Юлена», ООО «СПП Лана» и другие более ли менее стоят на ногах. К нам приходят представители медучреждений, школ, просят оказать спонсорскую помощь — отремонтировать кабинет, купить оборудование в больницу, вставить окна и так далее. Мы эти 18% раздаём. Сейчас у нас этот доход забрали, а желающих получить помощь стало больше. Соответственно, мы уже не сможем помогать в том объеме, в котором это делали ранее. Село и так вымирает. Я считаю, что нужно вести разговор о дотации на сельское хозяйство, заинтересовывая фермеров заниматься выращиванием овощей и животноводством. Сегодня молоко стоит 2 гривны за литр, а простая вода — 5 гривен! Раньше через 2­3 двора у нас была корова. Сегодня во всей Михайловке если на одной улице найдем 2 коровы, то это хорошо. Из­за чего так произошло: во­первых, труд адский, во­вторых, никому не нужно молоко. Сегодня лучше наколотить какой­то смеси, а что она вредна для детей, для организма человека, никого не интересует.
— Не хотят ли таким образом в селах обанкротить производства, а потом сдать земли на рынок и продать все?
— Я вспомню слова своего предшественника, учителя Дмитрия Пересыпкина: «Один дал землю, а другой думает, как ее забрать». Вот приблизительно это же происходит сегодня у нас. Зачем нужно гробить село — чтобы оно было не жизнедеятельное и землю можно было подвести к рынку. Нас хотят сделать неконкурентоспособными в покупке земли, чтобы обесценить наши гектары и скупить все скопом задешево или национализировать и пустить с молотка. На сегодняшний момент, это моя точка зрения, все эти методы — забрали НДС, стараются увеличить налогообложение – только для того, чтобы мы стали нищими, а они пришли и забрали нашу землю за БЕСЦЕНОК. А этого делать нельзя! Если это произойдет, то будем мы никто на своей земле.
— Ну и сейчас скупают те же зерновые за бесценок…
— Если брать по тем ценам, что были 2 года назад, при других степенях налогообложения, то сегодня цена бросовая. Она должна быть выше хотя бы на 30%. Налоги нам добавили, а стоимость продукции — мизерная. Тарифы растут, стоимость электроэнергии, горюче-смазочных материалов, селитры, химикатов возросла. Мы хоть чуть-­чуть поднялись с колен, стоим на полусогнутых, а нас опять хотят вернуть на колени. Почему пошло реформирование сельского хозяйства в 1998­2000 годы? Потому что все колхозы были банкротами. У каждого была задолженность, люди не получали зарплаты, а если и получали, то зерном, маслом, колбасой, всем чем угодно, только не живыми деньгами. Скоро мы опять станем банкротами, и они сделают все задуманное.
Яна Петрова

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here