«Мы учим детей общаться «вживую», – психолог Ирина Юрченко

64
0

В двух запорожских школах №69 и №25 более полугода назад стартовал украинско­канадский проект «Медиация в школах». Его цель — научить детей бесконфликтно решать споры и разногласия. Инициаторы проекта ­ сотрудники ОО «Флоренс» ­ в течение 4­х дней провели для школьников тренинг по развитию навыков медиаторства. Искать ответ на вопрос, почему дети проявляют агрессию и как ей противостоять, журналист газеты «Верже» отправилась в Запорожскую гимназию №25 гуманитарного профиля, где работает школьная служба разрешения конфликтов «Феникс», и пообщалась с куратором проекта и по совместительству школьным психологом Ириной Юрченко
— Ирина, что же такое медиация?
— Это добровольное привлечение нейтральной третьей стороны для того, чтобы конфликтующие проанализировали ситуацию, посмотрели на нее с другого ракурса и пришли к какому­то общему решению. А медиатор — посредник в решении конфликтов между двумя людьми. Сама идея проекта мне понравилась, потому что дети помогают решать споры сверстникам по принципу «равный­равному».
— Кто из школьников может стать медиатором?
— Любой ученик 9­11 классов. Данный принцип работает, когда ребенок сам «горит» этим делом. Также медиатор должен обладать такими качествами, как толерантность, эмпатия, коммуникабельность. У нас был случай, когда неуверенная в себе и замкнутая девочка, у которой был страх публичных выступлений, казалось бы, неидеальный портрет медиатора, решила стать им. За время работы в службе она стала более раскованной, уверенной, коммуникабельной, сейчас ей легче публично выступать и общаться с другими детьми.
Медиаторы для школьников ­ это старшие товарищи, которые несут им немножечко больше информации и положительно влияют на их жизнь.
— Медиаторы в школе также проводят семинары и тренинги?
— Медиаций у нас было немного, но наша основная функция — профилактическая работа, направленная на предотвращение конфликтов среди школьников. Для нас важнее не работа с последствиями, а психологическое просвещение детей и подростков. Поэтому мы делаем упор на развитие навыков бесконфликтного общения, конструктивное решение споров и выбор эффективной стратегии решения конфликта. Основная задача — формирование ценностей и развитие навыков учеников, которые позволили бы снизить уровень агрессии, конфликтов. Мы хотим научить их решать споры мирным путем. К сожалению, многие взрослые не умеют эффективно общаться, соответственно, не могут научить этому детей.
— Насколько я понимаю, вы моделируете различные ситуации…
— Медиаторы проводят занятия на темы: «Что такое конфликт?», «Стратегии решения конфликтных ситуаций», «Способы эффективной коммуникации». Мы моделируем и проигрываем различные спорные ситуации. Благодаря таким урокам дети пробуют себя в роли жертвы, агрессора, свидетеля, и, проигрывая разные сценарии, мы отрабатываем практические навыки решения конфликта, отходя от стереотипов, которые очень часто влияют на нас. В начальных классах мы показывали сказки, направленные на развитие общечеловеческих ценностей, таких как взаимопонимание, доброта, умение прощать и делиться своими чувствами.
— Получается, что информационные технологии развиваются «семимильными шагами», а дети теряют навыки общения, и поэтому между ними возникают конфликты?
— Из-­за различных гаджетов дети стали реже общаться «вживую», поэтому у них часто возникают трудности в общении. Порой все сводится к упрекам: «ты должен», «ты сделал/не сделал». Ребята «бросают» укоры в сторону друг друга, что усиливает напряженность в отношениях. Иногда дети не знают, как поговорить со сверстниками, попросить о чем-­то или выразить свое желание. На занятиях «Я ­ утверждения» мы учим детей проговаривать свои эмоциональные состояния, говорить о потребностях и желаемых способах взаимодействия с партнером: «мне неприятно», «мне обидно» или «я чувствовал себя обиженным, когда ты мне сказал» — это сближает, создает благоприятную обстановку для взаимодействия.
— Но у нас есть такая проблема: сказав, например: «Мне больно», ребенок показал слабость. А слабым никто не хочет быть…
— Первый шаг в развитии взаимоотношений между людьми — быть искренними в своих чувствах, этому мы и учим детей. Мне нравится, что школьники доверяют участникам службы разрешения конфликтов и просят медиаторов подготовить информацию на интересующую их тему. Помимо интерактивных и тренинговых занятий наша служба проводит интересные общегимназические акции: День позитива («Живи — активно, мысли — позитивно»), «Весенний комплимент», мероприятия, посвященные Дню семьи и Дню матери. У нас до сих пор висит на 1­м этаже большое «серце єдності», на котором прикреплены ладошки с пожеланиями первоклассников, старшеклассников и педагогов. Мы проводим много массовых мероприятий, направленных на сплочение наших учеников.

— А из­-за чего дети ссорятся?

— Сбросил вещи, толкнул, не пропустил в очереди — конфликт может разгореться на «ровном месте». Жизненные нюансы вызывают вспышку агрессии и ярости. Возможно, у кого­то из детей есть трудности с самоконтролем, а далее все накапливается, как снежный ком, и одно неосторожное слово вызовет у ребенка моментальную бурную реакцию. А можно было подумать, проанализировать и понять, почему партнер так поступил. Часто такие ситуации возникают в подростковом возрасте, когда ребята в силу своих возрастных особенностей становятся более импульсивными, стремятся к самоутверждению.
— Вы сталкивались с такой ситуацией, когда дети снимают на камеру унижение школьника, а потом выкладывают видео в Интернет?
— К счастью, нет. Но недавно по просьбе классного руководителя 6­го класса медиаторы провели на эту тему занятие с подростками. Нередки случаи, когда в соцсетях дети оскорбляют партнера по переписке и не отслеживают последствия унижений. Здесь срабатывает эффект «меня не видят», за анонимностью скрывается недостаточная ответственность — ребенок не хочет отвечать за свои действия, что сказывается на его личностном развитии.
— ЮНИСЕФ привела статистику, согласно которой 67% школьников подвергались травле, но лишь 4% детей рассказали об этом преподавателю или родителям. Означает ли это, что есть проблема доверия к учителям?
— Думаю, такой немаленький процент имеет место быть. Возможно, дети считают слабостью пойти и рассказать взрослым, боятся осуждения одноклассников, тем самым укореняя буллинг (травлю) в школах. На классных часах и во время традиционной всеукраинской акции «16 дней без насилия» мы говорим детям о том, что это ненормальная и неестественная ситуация, когда на тебя оказывают психологическое, социальное или сексуальное давление, учим противостоять различным формам насилия.
— Почему дети становятся агрессивными?
— Одна из возможных причин — модель поведения внутри семьи. Вторая — агрессор ранее на себе испытывал определенное насилие либо стал его неоднократным свидетелем. Сюда же относится неудовлетворение базовых потребностей ребенка, которые заключаются в любви, доверии, уважении, признании и т.д. Это как сжатая пружина, которая может выстрелить в любой момент. Третья причина – психофизиологическая, но такие ситуации встречаются крайне редко. Четвертая — недостаток воспитания. К сожалению, бывает, что ребенка просто не научили как, например, правильно попросить вещь, извиниться, предложить поиграть вместе. Следующая причина — «залюбленный» ребенок в семье, которому многое позволяют. Т.е., превознося ребенка над всеми, мы часто, но не всегда, получаем агрессора и тирана.
— С родителями проводите профилактику агрессии у детей?
— Психологическое просвещение родителей – неотъемлемая часть системы профилактической работы в гимназии. Чаще всего это происходит на родительских собраниях либо через индивидуальные консультации. Одна из самый частых просьб родителей ­ помочь найти общий язык с подростком. Если дети младшего возраста ­ помочь разобраться с трудностями ребенка в учебной деятельности, снижением мотивации, трудностями в поведении.
— Как родителям определить, что их ребенок стал агрессором или жертвой буллинга?
— Доверительные отношения — это ключ к вашему ребенку. Общайтесь с ним, интересуйтесь его делами, считайтесь с его мнением — важен контакт. Дети должны знать, что они могут доверять родителям, даже в тех вопросах, которые неприятны мамам и папам. Например, подросток начал сексуальную жизнь, какому родителю это понравится? И если он знает наперед, что на него будут кричать, то пойдет за советом к подруге или начнет искать решение проблем в Интернете. Родителям важно «чувствовать» и слышать своего ребенка, замечать изменения в поведении и настроении, при необходимости оказать поддержку — словом, жестом, просто обнять. Если Вы в контакте с ребенком, то поинтересуйтесь: «Что с тобой происходит? Мне кажется, что ты расстроен». Когда ребенок увидит в Вас готовность искренне принять и разделить переживания, обязательно поделится всем сокровенным.
— А стоит ли родителям следить за страницами детей в соцсетях?
— Слово «слежка» дети истолковывают как недоверие и контроль. Поэтому следить нельзя, интересоваться можно! Знаю несколько случаев, когда вмешательство родителей спасло ребенка от серьезных последствий. Мама случайно увидела, что ее дочку незнакомый мужчина приглашает на встречу, ее это насторожило, поэтому она спокойно и доверительно поговорила с девочкой, и история благополучно закончилась. Доверие, контакт и взращивание ответственности за свои действия – важные моменты в общении с ребенком. Резкие ограничения, обвинения, критика, запреты только усилят напряжение и могут создать почву для протеста или обмана.
— Особенно подростков, которые считают себя уже взрослыми…
— Да. И на такое поведение родителей подросток может объявить протест, проявить агрессию, уйти из дома или искать поддержку в асоциальных компаниях, т.е. будет делать все наперекор.
— У вашей службы интересное название
— Феникс — птица, возрождающаяся из пепла. И наши медиаторы решили, что мы будем воскрешать умение дружить, общаться, ценить друг друга.
— Чего удалось достичь за полгода?
— Главные достижения — дети о нас знают и обращаются к нам по разным вопросам. А еще они самостоятельно используют навыки и знания, которыми поделились медиаторы, об этом нам рассказали учителя. А еще ученики 5­6 классов стали немножечко дружнее, спокойнее, рассудительнее. Я ­ реалист и знаю, что за полгода мы не могли многое поменять в школе, нужно время. Уверена, если человек сам не захочет, то никакие медиаторы, психологи, классные руководители не помогут. Но мы делаем шаг за шагом, и если благодаря этому проекту у 1­2 человек поменяется что­то в жизни, то наша работа прошла не зря.
— Окончательная цель «Феникса»?
— У нас есть только первоначальная цель — развитие общечеловеческих ценностей, коммуникативных навыков, позволяющих снизить уровень напряжения, агрессии, создать благоприятную среду (как в семье, так и в классе), чтобы всем было комфортно, спокойно, чтобы никто не боялся. Конечно, это грандиозная цель, но мы стараемся давать знания и навыки, с помощью которых ребята смогут самостоятельно разрешать конфликты. Наша служба развивается, мы рады новым участникам. Часть наших медиаторов будет поступать в вузы, поэтому планируем своими силами обучать новичков. Надеюсь, они будут такие же активные и с горящими глазами.
Яна Петрова

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here