Запорожский политолог о пути от Новороссии к Малороссии

1266
0

18 июля лидер никем не признанной ДНР А. Захарченко заявил о создании нового государства Малороссии на основе нынешних территорий ДНР и ЛНР. Резонанс получился не слабый.

В Украине это заявление мгновенно связали с предстоящей встречей Минской группы, которую представители непризнанной республики решили таким образом сорвать. Франция и Германия выступили с протестом и потребовали от России осуждения подобного выпада. Россия ответила туманно: это заявление противоречит Минским соглашениям, но заслуживает рассмотрения как любое другое предложение. То, что лидеры ДНР и ЛНР не признают Минские соглашения – известный всему миру факт. Впрочем, миру известно и то, что эти соглашения не выполняет никто, перекладывая ответственность друг на друга. Минскими соглашениями недовольны все участники, но все ведут себя достаточно осторожно, понимая, что выхода из них пока нет, а все новые предложения либо бесполезны, либо ведут все к тому же опасному радикализму.

Например, Закон о реинтеграции оккупированных территорий назад в Украину наверняка стал основой для заявления лидера ДНР о создании Малороссии. Текст этого закона по­прежнему никто не видел, за исключением какого­то варианта или проекта, гулявшего в Интернете, но все побаиваются, что главный проект, исходящий от СНБО, нацелен на молниеносный военный путь возвращения оккупированных территорий. Все побаиваются потому, что удачных военных блицкригов в 20 веке почти не было. Самый страшный и провальный блицкриг осуществил Гитлер и, слава богу, проиграл, но это стоило миру пятилетней войны и миллионов уничтоженных жизней.

Такой же блицкриг задумал и вроде бы осуществил г. Путин во 2­й чеченской войне, но его блицкриг тоже затянулся на три с лишним года и экономически стал непосильным для России. Чечня сдалась, но ежегодные затраты на нее из российского бюджета таковы, что способны были бы подорвать и более сильную экономику, чем российская. К чеченским затратам добавились санкции, появление на рынке такого конкурента, как сжиженный газ, поэтому ослабление российской экономики стало очевидным. Сегодня цены на нефть и газ вновь начали расти, но до бума начала 21 века очень далеко, если он вообще может произойти еще раз.
В этих условиях по меньшей мере неразумным стало заявление г. Пескова о том, что предложение А. Захарченко может быть изучено и даже принято.

Политика в России всегда была выше экономики, а экономика часто превращалась в политический инструмент шантажа, давления и насильственного подчинения соседних народов. Огромные затраты России на поддержание Абхазии, Южной Осетии, Приднестровья, ДНР и ЛНР являются ярким подтверждением приоритета политики над экономикой и надежды на длительную экономическую инерцию. Последняя надежда не лишена оснований, т.к. мировая экономика, несмотря на серьезные усилия в энергетической сфере, остается энергозатратной и зависимой от потребления нефти и газа, в том числе российских. Это подтверждает и Украина, добивающаяся модернизации собственной трубы и сохранения транзита газа через украинскую территорию. Однако инерция не бывает вечной. Не исключено, что косвенная поддержка Россией заявления А. Захарченко преследует цели запугивания Украины и подталкивания ее к неразумным шагам, как и разрекламированный Закон о реинтеграции оккупированных территорий спровоцировал ДНР на радикальное заявление.
И, похоже, наши радикалы «клюнули» на российскую провокацию, требуя немедленного введения военного положения и украинского блицкрига на оккупированные территории. Слава богу, что лидеры ЛНР более сдержанно отнеслись к заявлению А. Захарченко и отметили, что не готовы к Малороссии. Бросается в глаза и тот факт, что, кроме Германии и Франции, ни одна страна ЕС не обратила внимания на проект «Малороссия». Равнодушие к украинской политике в очередной раз проявило себя в ЕС. И даже Курт Уолкер – представитель американской администрации, ответственный за украинское направление в американской внешней политике – не сделал никаких заявлений, тем более осуждений.

Равнодушие западных партнеров, скорее всего, объясняется саммитом «Украина – ЕС», на котором прозвучал вежливый отказ Украине быть принятой в ближайшем будущем в состав ЕС. Не исключено, что этим отказом воспользовался лидер ДНР, предложив проект Малороссии в благоприятных условиях: ЕС закрыл очередную дверь перед Украиной, высвободилось место для храбрости и очередного провокационного проекта, на который Украина может ответить каким­то радикализмом и будет осуждена западными партнерами.

А вот какой радикализм стал бы уместным и мог бы приветствоваться всем миром, так это взаимные радикальные уступки. ДНР и ЛНР могли бы попытаться смирить гордыню и вернуться в украинское политическое и юридическое пространство, а украинская власть могла бы поступиться односторонним пониманием децентрализации и реально расширить права всех, а не только Донецкого и Луганского регионов в проведении собственной гуманитарной, языковой и экономической политики. Общая взаимная уступка должна заключаться в том, что украинские регионы имеют все права, кроме права на сепаратизм. Вот тогда и не будет проектов Новороссии, Малороссии и прочей чепухи.

Татьяна НИКОЛАЕВА

 


ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here