Одиночество по-запорожски: Когда в дверь постучится старость

915
0

Дожить до глубокой и счастливой старости мечтают все, но у судьбы есть свои варианты, которые предугадать невозможно. Хорошо, когда наступившая старость награждает не только белой шевелюрой, а и любящими внуками и детьми, которые в любую минуту станут надежной опорой. Но иногда подаренный судьбой дивиденд обращается целой трагедией ­ оставшиеся одни по разным причинам старики вынуждены бороться за жизнь самостоятельно

Вспомним, как, обняв дрожащими руками поручень, старики прилагают мучительные усилия, чтобы подняться по ступенькам. Заметим, что одни из нас великодушно помогут, а другие жестоко станут обвинять «старость», дескать, дожилась, ноги ели тянет, а все равно куда­-то прется и не сидится же ей дома, охота со льготой бесплатно прокатиться… Никому не понять то одиночество, с которым ежегодно сталкиваются старики, и не дай Вам Бог попасть в его зависимость.
У одиночества есть разные причины, кому­-то было суждено пережить собственных детей, у кого­-то все родственники и дети находятся далеко, и их общение ограничивается лишь телефонным звонком, а кто­-то, имея близких рядом, просто становится для них ненужной обузой.

Все эти факторы плюс низкий уровень жизни с его мизерной пенсией определяют четкие границы этому слову «одиночество», причем географические. По статистике, одиноких людей больше всего в Восточной Европе, особенно в Украине и России, их показатель, 34% и 24%, очень далек от 3% ­ в Дании, 7% ­ в Великобритании.
Официально в Украине зарегистрировали 730 тыс. одиноких, из них 21 тыс. проживают в интернатах. Попадают туда только по согласию и лишь те, кто не имеет жилья. 75% от пенсии направляют в бюджет интерната на содержание, а остаток (25%) выдают на руки.

Серая интернатская жизнь быстро расправляется с людьми, поддавшимися депрессии, и опустевшее место тут же занимает следующий «клиент». Зачастую дети избавляются от надоедливого родственника, пережившего войну, близкие организовывают ему такую путевку в интернат. Уговорив поставить крестик в графе с подписью и пройти все бумажные процедуры в коррупционных коридорах, они совершают удачный обмен старости на ее квадратные метры.

Интересуясь проблемами и жизнью одиноких людей и тем, какую помощь они получают от государства, я обратилась к директору Запорожского городского территориального центра социального обслуживания и предоставления социальных услуг Марине Боринос. Но все оказалось не так уж просто. Закон «О защите персональных данных» представители соцслужбы не просто соблюдают, они держат настоящую оборону, и поверьте, тому есть причины. Поэтому свой визит к одинокому человеку пришлось согласовывать с ним лично, а также c высшим руководством. Получив положительный ответ, отправляюсь по адресу, где меня уже ждет соцработник Мария.

Сопровождая меня до дома, она вкратце знакомит с особенностями своей работы и непростым графиком. Энергичный шаг женщины, за которой я едва успеваю, это тот ритм, в котором она находится весь рабочий день, а он у нее расписан по часам. Обслуживая до 15 человек в день, ей необходимо не только выполнить бытовые просьбы, но и каждому уделить внимание, выслушать и дать необходимый совет. Подойдя к дому, мы видим сидящих на лавочке у подъезда людей, которые приветливо встречают Марию. И это неудивительно, ведь она работает по этому адресу уже более 25 лет, ее тут знает каждый. Поднявшись на этаж, она подводит меня к открытой двери, где, опираясь на старенький костыль, нас встречает хозяйка Антонина Николаевна.

Приятная, интеллигентная женщина сразу располагает к беседе, гостеприимно приглашая на кухню. Скромная и чистенькая «двушка» со старенькой мебелью сейчас для 89­летней пенсионерки, инвалида 1 группы, обходится недешево. Из пенсии (2078 грн.) она дисциплинированно каждый месяц платит 1200 грн. за «коммуналку», а остальной бюджет в 878 гривен бывший бухгалтер Нацбанка экономно растягивает на целый месяц. Остается загадкой, какой же рацион у наших пенсионеров? Его даже и «постом» назвать невозможно. «Что же Вы кушаете, Антонина Николаевна, на такие­-то деньги?» ­ спрашиваю я. «Как что? Винегретик, иногда молоко беру». На слове «иногда» моя собеседница улыбается и переводит взгляд на свою помощницу, показывая свой оптимизм и чувство юмора.
С Марией Антонина Николаевна знакома с 1996 года, за это время женщины стали друг для друга близкими подругами – могут поделиться и радостью, и наболевшими проблемами. Наблюдая за их эмоциями, понимаю, что Антонина Николаевна у Марии в «любимчиках».

За чашечкой чая хозяйка рассказывает мне некоторые моменты из своей жизни, о том, как осталась одна, как проблемы со здоровьем ограничили ее в передвижении, и о том, как несколько раз она стала легкой добычей для аферистов. Первый раз, когда доверила все свои сбережения (4000 гривен) представителям частного похоронного агентства, которое «пропало» с улицы Гоголя вместе с деньгами обманутых пенсионеров. Второй раз, когда доверила аванс (300 гривен) молодому человеку, предложившему по акции для пенсионеров заменить старые деревянные окна на пластиковые. Третий раз обошелся благополучно только потому, что вмешалась Мария, которой Антонина Николаевна вовремя позвонила сообщить о «визитерше» из газовой службы, которая требовала у Антонины Николаевны документы и предоплату за замену счетчика.Услышав в трубке голос Марии, обманщица поторопилась уйти. «Ну, скажите, ­ жалуется Антонина Николаевна, ­ откуда они берут адреса таких, как я?»

Время нашей беседы пролетело быстро. Марии необходимо было спешить к остальным с тяжелыми продуктовыми поклажами, и нам пришлось попрощаться с Антониной Николаевной. Подбочинясь костылем и палкой, хозяйка нас провела и крепко обняла, взяв обещание прийти в гости еще раз…

В Запорожье насчитывается около 1500 одиноких людей, официально зарегистрированных социальной службой, которых обслуживают ее работники. Но эта цифра постоянно растет, и сложно представить, сколько существует одиноких людей, которые боятся о себе заявить из­за страха оказаться в руках аферистов. Стук или звонок в дверь у них обычно вызывают не радость, а скорее подозрение, так что не удивляйтесь, если после вопросительного: «Кто там?» хозяин тихонько удалится восвояси, так и не открыв дверь. Осторожность ­ главное правило одиноких стариков, и с ними не поспоришь.

Европейские «одиночки», наоборот, всегда готовы к открытому диалогу и ждут соцработника, который по-­английски звучит «кэрэр». Социальный работник в Европе проходит обучение, стажировку и курсы психолога, изучая всю специфику непростой работы со старыми людьми. График у «кэрэра» очень сложный, а зарплата невысокая, поэтому на такой должности работают эмигранты.

Само название «кэрэр» походит от системы «карэ», которая «подвязана» под отчисления клиента. Чем больше человек зарабатывал, тем выше сумма, выделяемая ему государством на уход. Государство также может вернуть всю сумму его детям, чтобы они самостоятельно осуществляли уход, если не нуждаются в «кэрэре».
В Украине все намного проще: человеку просто необходимо заявить о себе в социальную службу, но чаще за него это делают медики или соседи.

Но есть и исключительные случаи, когда заявляют о себе, прямо скажем, «по большому счету». Прожив тихую жизнь без забот и обязанностей, человек вдруг на старости лет вспоминает, что у него есть дети от брака по алиментам. Не знав горе­отца, эти дети узнают о его существовании, когда тот, став инвалидом, подает на них в суд о взыскании алиментов в его пользу, хотя сам никогда их не платил.
Жестоко, не правда ли? Но закон на его стороне. Чтобы прояснить ситуацию, как такое возможно и кому какая помощь положена, мы обратились к заместителю начальника территориального центра Коммунарского района Запорожья В.В.Лавровой. Грамотный специалист со стажем поясняет четко: такие случаи с горе­отцами бывают, но все решается в правовом поле.

Как и кому положена помощь от соцработника? Валентина Викторовна провела целую разъяснительную консультацию:
­ Помощь оказывают как на дому, так и в центре. Одинокие люди могут всегда обратиться к нам, пообщаться и даже ознакомиться с компьютером, в центре существует целый компьютерный класс.
Помощь для людей преклонного возраста и инвалидам осуществляется согласно Закону Украины «О социальных услугах». Для этого нужны: пакет документов с заявлением, медвыписка о том, что зарегистрирован в жилом помещении, информационная справка из Государственного реестра вещных прав на недвижимое имущество и копия справки о назначении группы инвалидности. Социальный работник должен сначала подписать документ о неразглашении данных своих подопечных. Также свой визит он обязательно должен подтвердить телефонным звонком и предоставить удостоверение (если это впервые).
В обязанности по обслуживанию входят оплата коммунальных услуг, уборка, приготовление пищи, покупка продуктового набора, а также гигиенические процедуры. За одним соцработником закреплено по меньшей мере 12­15 человек, а успеть нужно ко всем. Зарплата с графиком «прыг-­скок» невысокая – около 4000 грн., при этом человек, работающий со стариками, инвалидами и онкобольными, постоянно находится в эмоциональном напряжении, абстрагироваться от всего этого невозможно.

Случаи отказов в обслуживании также имеют место быть. Помощь не может быть оказана нуждающимся в круглосуточном уходе, заключившим договор с частной фирмой «о пожизненном содержании». Частные конторы по уходу не составляют конкуренцию управлению труда и социальной защиты, так как доверять им мало кто может. И если уж речь пошла о доверии, вспомним старую поговорку «Доверяй, но проверяй».

Поэтому, дорогие мои пенсионеры, когда в вашу дверь постучится старость, не спешите ей открывать, а попросите у нее документ, подтверждающий, что это она, и если она его не найдет, улыбнитесь и скажите чтобы зашла в другой раз.

Яна Парехина