Убийственные кадры: на что способны запорожцы ради необычных селфи

1096
0

Прыгнуть с парашютом, не выпуская телефон из рук, исполнить смертельный номер на краю крыши «многоэтажки», зависнуть над пропастью и щелкнуть заветной фронтальной камерой, пройтись по перилам моста, дескать, глядите, кто тут самый крутой, взобраться на памятник… На какие еще глупости способны герои нашего времени ради заветных «лайков» в сети?
За последний месяц в Запорожье и области было зафиксировано по меньшей мере четыре трагических случая с участием подростков, которые пытались продемонстрировать всему миру свою исключительность при помощи селфи. И хотя вопрос «Как избежать глупого неоправданного риска ради очередного крутого кадра в соцсети?» риторический, мы все же попытаемся разобраться в происходящих процессах.

Где живет волк
В начале мая в Васильевке Запорожской области 15­летний парень простился с жизнью из­за попытки сделать селфи. Группа подростков решила сделать оригинальное фото на металлическом железнодорожном мосту. Двое парней по технической лестнице вскарабкались наверх и попытались по балке перейти на другую сторону сооружения под несущим тросом контактной сети. В результате одному из парней это удалось, а другой получил поражение электрическим током и упал на землю с семиметровой высоты. Прибывшие медики констатировали смерть.
C развитием социальных сетей селфимания приобрела масштабный характер. И, несмотря на то, что телефонные камеры или соцсети являются всего лишь инструментом в человеческих руках, нужно понимать, каким образом новые технологии влияют на психику человека. Тем более, если речь идет о детях и подростках, так как именно они находятся в группе повышенного риска.
По сути селфи – это всего лишь современный автопортрет, и основное его отличие от автопортретов прошлого века заключается в доступности производства и дальнейшего распространения. Поскольку селфи чаще всего делают с расстояния вытянутой руки, держащей аппарат, изображение на фото имеет характерный ракурс и композицию.
У селфи есть как плюсы, так и минусы, к последним причисляют, как правило, психические расстройства личности.
1. Глубокая неудовлетворенность, которая, как правило, связана с подростковой инфантильностью. Сегодня можно встретить множество людей, которых в детстве «недолюбили». Такие личности, повзрослев, стараются «добрать» это внимание, демонстрируя соответствующее поведение. Такие люди позже остальных создают семьи, склонны к частой смене мест работы и партнеров, демонстративны и постоянно ждут положительную оценку их поведения со стороны окружающих. Сегодня отличным способом одобрения служат «лайки» в соцсетях. Чем больше такие люди получают «лайков», тем большую удовлетворенность они чувствуют.
2. Неуверенность в себе, которая проявляется в сложном принятии своей внешности, страхе быть отверженным. Неуверенные в себе люди также ищут одобрение и поддержку со стороны окружающих. И здесь им тоже приходят на помощь социальные сети.
3. Невроз навязчивых состояний, который можно наблюдать у людей, делающих по 100 фотографий в день в поисках единственной подходящей для демонстрации в сети. Чрезмерная увлеченность может привести к тому, что без специальной помощи человек не сможет справиться. Многие зарубежные специалисты даже прописывают антидепрессанты, которые помогают почувствовать удовлетворенность жизнью.
4. Дисморфофобия. Это психическое расстройство, при котором человек твердо уверен, что у него имеется какой­то дефект на теле или лице, либо он обеспокоен даже самыми незначительными особенностями своего тела. Порой это доходит до параноидальных переживаний и стремлений исправить что­то в себе. В некоторых случаях такие люди избегают социального общения и компенсируют его посредством выкладывания фотографий в соцсети.
При этом, по словам психологов, есть и плюсы в демонстрации себя посредством селфи:
– стремление демонстрировать спортивные достижения, что побуждает к занятиям в спортзале и здоровому образу жизни;
– новые знакомства. Многие отмечают, что таким образом познакомились с людьми, которые привнесли нечто хорошее в их жизнь;
– социальные сети – отличное место для хранения фотографий;
– помощь другим. Это касается благотворительных акций, для участия в которых требуются личные фото для эффективности.

Статистика потерь и не только
В Запорожье в прошлом месяце молодой человек упал с памятника военным летчикам на бульваре Шевченко, пытаясь сделать селфи. Запорожец выжил, но попал в реанимацию. Об этом на своей странице в Facebook написала мать пострадавшего.
По ее словам, у молодого человека диагностировали перелом верхней челюсти в двух местах, нижней – в трех, также были выбиты зубы, раздроблена коленная чашечка, переломана стопа. Операция длилась 5 часов. «Дорогие мои, берегите себя. Поверьте, ни одно фото не стоит того, чтобы вы рисковали своей жизнью! Мой сын залез на памятник и не удержался, был, видимо, слишком уверен в своих возможностях», – написала мать пострадавшего.
Слово «селфи» каждую неделю упоминают в 365 тыс. постах в Facebook и в 150 тыс. твиттах. А в Instagram его используют более 5 млн раз в различных хэштегах.
Согласно информации, указанной на сайте zn.ua, представители Всеиндийского института медицинских наук в Нью­Дели изучили пятилетнюю статистику смертельных случаев во время попытки сделать селфи и обнаружили, что 260 из них закончились трагически.
Ученые отмечают, что чаще селфи делают подростки, которые и находятся в основной группе риска. Опросы показали, что такие кадры составляют 30% фотографий, сделанных людьми в возрасте от 18 до 24 лет. Это самый высокий процент по сравнению с любой другой возрастной группой. Большинством экстремальных любителей селфи движет потребность получить одобрение от своих сверстников в социальных сетях.

Психология селфимании
В Михайловском районе Запорожской области в оросительном канале утонули двое детей, мальчики 12­ти и 13­ти лет. Об этом рассказали в пресс­службе ГУ ГСЧС Украины в Запорожской области. Инцидент произошел 15 мая в с. Бурчак.
По информации спасателей, один из парней пытался сделать селфи возле канала, поскользнулся и упал в воду. Другой бросился его спасать и тоже утонул. В полиции уточнили, что тела мальчиков обнаружили местные жители вблизи пересечения канала и железнодорожной платформы.
Тела погибших из воды достали бойцы ГУ ГСЧС и передали их полицейским.
– Трагедии происходят и со взрослыми, которые пытаются сделать селфи в небезопасных местах. Человеку очень нужно получить одобрение другого человека. Сейчас потребность оповестить всех и каждого о любом своем шаге приобретает масштабы эпидемии и глубину психического расстройства. Мы хотим рассказать миру о каждом съеденном мороженом, о любом перемещении в пространстве и очередной покупке… У подростков эта потребность выражена сильнее в связи с возрастными особенностями психофизиологии. Они гораздо чувствительнее воспринимают мнение группы и собственный статус в среде сверстников, – отметила психотерапевт, директор консалтинговой компании «Пситрон» Анна Пришутова.
Кроме того, чем младше человек и тревожнее в целом, тем сложнее ему спрогнозировать возникновение опасности и задуматься о последствиях.
– Именно поэтому родители обязаны до определенного возраста быть рядом, говорить об опасностях, предупреждать и пытаться объяснить последствия. Если контакт с родителями налажен, ребенок услышит и примет к сведению сказанное. А дальше в силу вступает природный уровень осторожности, благоразумия, страсти к победе. У взрослых людей может мелькнуть мысль: «Мне есть, что терять». Или даже появятся мысли об ответственности перед кем­то или чем­то. Это уменьшает степень разрешаемого себе риска, – отметила психотерапевт.
– Почему мы вообще рискуем? Почему любим бояться (мы же осознанно смотрим фильмы ужасов, а в детской субкультуре есть специальные рассказы­страшилки, которые пугают порой самого рассказчика)? Потому что, во­первых, при страхе возбуждение затрагивает и те зоны мозга, которые отвечают за удовольствие, удовлетворенность от победы, ощущение куража. Кроме того, выработанные во время стресса эндорфины утилизируются медленнее, чем адреналин и норадреналин. Поэтому страх исчезает, и мы наполняемся радостью и удовольствием. Вывод, наверное, не очень утешительный. Рисковать люди будут всегда. Главное – пытаться сделать риск более­менее контролируемым и разумным, а цель достойной, также нужно научиться получать эндорфины не только за счет проживания опасных для жизни ситуаций, – рекомендует Анна Пришутова.

Долгий путь из сети в реальную жизнь
Не так давно в Запорожье 17­летняя девушка выжила после падения с 40­метрового моста через Днепр. По предположениям спасателей, это произошло по неосторожности при попытке сделать селфи. Инцидент произошел 13 мая около 17.00. Девушку прибило к мостовой опоре, где ее и обнаружили спасатели. Пострадавшую доставили в больницу. То, что после падения с 40­метровой высоты она выжила, медики считают чудом.
Как мы выяснили, селфи могут быть опасными из­за рассеянности внимания их авторов. К тому же, фото себя любимых нужны, как правило, для распространения в сети. Речь идет об очередной опасной тенденции среди современных детей и подростков – интернет­зависимости.
Необходим ли подросткам интернет и с какого возраста уместно «знакомить» с ним?
– Рискуя прослыть аналоговым устройством в цифровом мире, я выражу уверенность в том, что реальная жизнь протекает за пределами гаджетов. И для того, чтобы у ребенка не сбивались настройки в разделе «что есть настоящее», я бы допускала его к компьютерам/планшетам/смартфонам не раньше лет 10­11. Я убеждена, что прогулка в лесу для ребенка любого возраста во сто крат полезнее, чем «развивающая» компьютерная игра. Наши старшие дети росли без компьютера до школы и без интернета лет до 14­15. Это не помешало им освоить технику на том же уровне, какой был у их сверстников, и использовать все современные возможности, когда те им понадобились. С третьим сыном (пять с половиной лет) мы можем обратиться к интернету в поисках какой­то информации, видео на интересующую его тему – исключительно вместе, – отметила журналист, блогер, мама 4­х детей Ольга Фанагей­Баранова.
Интернет­зависимость называют аддикцией, т.е. отклонением в поведении, при котором у человека нарушается чувство реальности, теряется ощущение времени, утрачивается критическое мышление. Ребенок становится менее активным. Наступает психическая и физическая зависимость.
– Технологии не пройдут мимо детей, современная жизнь диктует свои условия, но торопить события, на мой взгляд, не стоит. Дайте детям время и возможность найти настоящих друзей, расширить круг своих интересов. Что касается социальных сетей, я считаю, это просто один из способов общения и в определенном возрасте он неизбежен в сегодняшних реалиях. А уж какое выстроится общение, кого ваш ребенок запишет во «френды», что именно будет репостить, на какие провокации поведется, а где включит голову – зависит от того, насколько у него будет развито критическое мышление. Неплохо было бы сформировать хотя бы его зачатки перед тем, как выпускать чадо в свободное плавание по просторам интернета. Нужно предупреждать детей о рисках – в сети и в жизни – и выстраивать с ними доверительные отношения, чтобы им было к кому обратиться в любой непонятной или опасной ситуации, – отметила Ольга Фанагей­Баранова.
Увлечение селфи и соцсетями cреди подростков в XXI веке кажется неизбежностью, но, как мы отметили выше, все хорошо в меру. Понимая происходящие в сознании процессы, зная риски, есть шанс уберечь себя и своего ребенка не только от тотальной зависимости, но и от трагедии.

Ева Миронова


ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here