В Запорожье «СмехоНосы» дарят любовь и внимание больным детям

77
0
Спасатели от боли и стресса — так можно охарактеризовать ребят из общественной организации «СмехоНосы»», которые на протяжении четырех лет безвозмездно дарят улыбки и хорошее настроение детям в больницах. Это движение появилось с «легкой руки» Ольги Серых и Светланы Ушаковой после прохождения тренинга по арт­-волонтерству и больничной клоунаде. Практически каждую неделю 10 постоянно действующих клоунов организации «СмехоНосы» приезжают к мальчишкам и девчонкам в больницы и проводят сеансы «клоунотерапии» и «смехотерапии». О сложностях «профессии» и кодексе больничных клоунов мы расспросили одну из руководительниц проекта — Ольгу Серых

Ольга, расскажите, какие они, клоуны организации «СмехоНосы»?
— Мы не носим парики и не разрисовываем лица, а лишь надеваем красный нос и яркие костюмы. Наша работа объединила большое количество профессий — психолог, педагог, воспитатель, аниматор. Мы помогаем «переключить» внимание ребенка с состояния болезни, изменить эмоциональный настрой, чтобы скорее выздороветь. Мы приходим в ярких костюмах, и дети сразу настраиваются на игру. Когда ребенок находится в медучреждении, он забывает, что такое детство, ведь там нельзя бегать, шуметь, детей ждут уколы, капельницы и т.д.. Своими визитами мы позволяем вспомнить, что такое веселье и беззаботность. С нашим приходом ребята «окунаются в сказку» и становятся участниками самых невероятных событий. Мы «разукрашиваем» палаты в невероятные краски, и глаза детей начинают «светиться» и оживать. Больничные клоуны — это друзья, которым дети могут доверить то, что нельзя рассказать родителям. Они очень быстро считывают наш посыл и открывают свои души. Нередко после наших визитов мальчишки и девчонки идут на поправку.
— А с родителями Вы работаете?
— Конечно! По себе знаю, что когда родители находятся в стрессе, они не могут дать ребенку свою энергию, чтобы он скорее восстановился. Мы «втягиваем» взрослых в игру. Они не всегда сразу идут на контакт, многие с детства боятся клоунов или спрашивают, кто мы и что делаем. Сначала взрослые не понимают, что происходит — шутки, какой­то реквизит, но подчиняются нам и надувают шарики, импровизируют, от души хохочут. Когда дети это видят, они расслабляются, забывая о болезни или травме хоть на несколько минут, чувствуя поддержку своих родителей.
— То есть встреча происходит в формате игры?
— Наш выход начинается со стука в дверь. Мы обязательно спрашиваем именно у ребенка, можно ли зайти. Если отвечают «нет», мы идем в другие палаты. Если все дети готовы, мы заходим и в процессе «считываем» состояние ребенка через игру, реквизит, свое тело, взаимодействие клоуна с клоуном (авт. — они всегда работают в паре). У нас нет сценариев, все строится на полной импровизации. Через игру мы стараемся донести ребенку, что он своими мыслями может помочь себе выздороветь. Это такой психологический ход. В больницах дети находятся, в основном, в подавленном состоянии — стены «сжимают», родители ничем не могут помочь. Ребенок не всегда сразу идет на контакт, но когда видит 2­х клоунов, которые о чем-­то спорят, ему становится интересно, и сам того не замечая он «втягивается» в игру. Мы работаем также с особенными детками из реабилитационного центра «Флоренс»: «солнечными» детьми или с аутизмом. Невозможно сделать какие-­то заготовки. Мы просто приходим и обнимаемся, валяемся, дуреем с ребятами. И это безусловная любовь. За 4 года мы научились чувствовать детей на уровне энергетики и понимать, что нужно делать с ребенком для нормализации его эмоционального состояния. Также мы передаем свои знания и навыки следующим поколениям больничных клоунов.
— А Вас сразу начали пускать в больницы и детские дома?
— Изначально были опасения у руководства медучреждений. Больницы — это режимные учреждения, а у клоунов особых правил нет: хочу дарить любовь — дарю. Поэтому мы встречались с руководством учреждений, объясняли, рассказывали и показывали нашу работу.

Первые 1,5 года к нам присматривались, а потом медработники доверили нам самое ценное — детей. Безусловно, о своем визите мы заранее сообщаем и уточняем детали, дабы знать, с кем будем работать. Порой нас зовут, когда нужно сделать какую-­то болезненную процедуру. Это не всегда легко морально, но проводить манипуляции в нашем присутствии врачам легче. Как­-то мы даже ребенку помогали отойти от наркоза после операции. Когда узнаем, что ребенку стало легче после нашего визита, понимаем, что мы нужны в больницах.
— У «СмехоНосов» есть кодекс?
— Обязательно. Первое правило — не навреди. Если нам сказали «нельзя», мы не будем спорить. Во­-вторых: нужно знать особенности каждого отделения. Например, в травматологии исключаем активную игру с детьми. В гематологии детям нельзя сильно «активничать», т.к. они часто подключены к капельницам и чувствуют себя плохо. Также нельзя в это отделение приходить надушенными, т.к. лишние запахи могут снижать показатели крови.
— Больничные клоуны работают в паре, а если у одного нет настроения, то работать не станут оба?
— Мы выходим всегда. Отсутствие настроения ­ это проделки нашего мозга. Если есть внутреннее желание помочь, то клоун приходит к деткам в больницу и настроение тут же поднимается. Больничные клоуны делают это не только, чтобы подарить счастье и любовь, но и получить их. Когда ты понимаешь, зачем идешь к детям, настроение есть всегда, говорю из собственного опыта.
— В больницах дети не по годам взрослые. С ними сложно наладить контакт?
— Несложно. Мне нравятся осознанные дети, которые четко знают, что с ними происходит и понимают, что могут с этим сделать. К сожалению, родители больных детей настолько погрязают в тяжелых мыслях и заботах о своих чадах, что им трудно переключиться на позитив. Но с этим нужно работать, мы видели положительные результаты. Это не только наша заслуга, но и всего персонала, который старается, чтобы все истории заканчивались оптимистично.
Я сама через это прошла. Когда у меня родился ребенок, мы часто лежали в больнице, и я понимала, что это не с ним, а со мной что­-то не так. Когда я начала более углубленно рассматривать эту проблему, нашла курсы больничной клоунады, с помощью которых решила многие наболевшие вопросы и благодаря чему ребенок пошел на поправку.
— Вы много энергии отдаете детям, сталкиваетесь ли с эмоциональным выгоранием?
— У меня такого не было. В общепринятом понимании волонтер — человек, который помогает и отдает. Но это же неправда! Волонтер все равно идет за чем­то своим. Ему нужно реализоваться. Многие ребята, которые занимаются больничной клоунадой, смогли решить различные проблемы в своей жизни, поработав с детьми в качестве клоунов. Дети — это зеркало, которое ярко отражает, что происходит в твоей жизни, то, что ты не можешь принять в себе, эмоции, которые не можешь пережить. Мы, взрослые, в эмоциональном плане не позволяем себе жить на полную. Но когда отдаем детям самое главное — свое внимание, они помогают нам разобраться в себе. За последние 2,5 года мы четко это поняли. Перед визитом в больницу мы встречаемся и каждый озвучивает для чего туда идет: кто­-то отдохнуть, кто­-то «проработать» в себе какое­-то качество. И каждому больничному клоуну попадается ребенок, который ему помогает.
— То есть желание «все бросить» у Вас никогда не возникало?
— Буквально недавно задала себе вопрос хочу ли я дальше этим заниматься?. И я ответила себе «да». Я хочу уделять внимание, помогать. Для меня дети — это невероятные учителя, даже мой 6­летний сын часто чему­-то учит меня. Порой мне кажется, что он взрослее меня в своих суждениях и в осознании эмоций.
— В 2017 году в Запорожье проходил Фестиваль больничных клоунов. Планируете что­-то подобное в ближайшее время?
— Это был пилотный проект, который получился, поэтому планируем повторить этот фестиваль. На таких мероприятиях мы обмениваемся опытом с коллегами из разных городов. В рамках фестиваля в 2017 году мы все вместе приходили в детскую больницу, такое себе нашествие клоунов в отделения, но этот визит был очень эффективным.

Команды из разных городов показывали мальчишкам и девчонкам свои «фишки». Дети были в восторге. Сейчас мы создаем Всеукраинскую ассоциацию больничных клоунов. Такие фестивали, я надеюсь, будут проходить ежегодно, а больничные клоуны появятся во всех городах Украины.
— Ольга, а чему учат в «Школе больничного клоуна»?
— Занятия в школе проходят в течение года: 2 раза в месяц по воскресеньям. Мы рассказываем об основах больничной клоунады, нашем кодексе, учим взаимодействию клоуна с клоуном. На уроках по импровизации обучаем проявлять себя в разных интерпретациях. А на занятиях «Школы эмоционального интеллекта» учим понимать, распознавать и уметь переключать свои эмоции. Занятия в «Школе больничного клоуна» стартуют 15 сентября (областной центр молодежи). У нас также есть группа в Facebook, где заинтересованные люди могут узнать более подробную информацию.
— Как я понимаю, на курсы приходит много людей, а вот в больницы доходят единицы?
— Наша профессия сложная. Если ты чувствуешь необходимость помогать и у тебя есть желание, то станешь больничным клоуном. Да, некоторых пугают больные дети. Или они просто не знают, как себя вести, чтобы не расстроить ребенка. Возьмем к примеру отделение гематологии, где дети борются за свою жизнь, не каждый человек осмелится веселиться там, где совсем не смешно. Но мы стараемся максимально помогать, поддержать в таких ситуациях, и если человек почувствовал, что это не его — отпускаем. Некоторые люди решают свои внутренние проблемы и уходят через некоторое время. И это тоже нормально. Мы никого не держим, потому что для нас волонтер — это не рабочая сила, а человек, который чувствует себя и жизнь в ее самых ярких красках. И если человек решил свой внутренний вопрос и параллельно помог другому, для нас это счастье.

Иванка ВОЛОЩУК,
фото Ольги СЕРЫХ

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here