Новый театр открыл сезон глубокомысленным спектаклем!

21
0

25 сентября Новый театр показал спектакль «Медея», которым официально открыл 9­й театральный сезон. Это ­ один из лучших спектаклей театра ­ лауреат Международного фестиваля «Театр. Чехов. Ялта» 2013 года. Пьеса в исполнении артистов Нового театра представляет собой современную интерпретацию древнегреческого мифа драматургом Л. Розумовской

Во все времена Медея манила многих творцов различных видов искусства: художников, композиторов, писателей. Наиболее популярной стала одноименная трагедия Еврипида. Именно она легла в основу пьесы Л. Розумовской, которую поставила на запорожской сцене режиссер Светлана Лебедева. Она же исполнила и главную роль, создав мощный, пронзительный образ легендарной Медеи. Ее партнерами по сцене стали Владислав Лебедев и Дмитрий Московцев. Эпизодические роли исполнили Ирина Крейс, Владимир Вахненко, Алексей Блинов и Евгений Славинский.

Это спектакль с мощной эмоциональной и интеллектуальной нагрузкой. Светлана и как режиссер, и как актриса провела пьесу словно «по лезвию бритвы» ­ на такой грани эмоций и мастерства, что не хотелось упускать ни один момент действа. Не было переигрывания и неестественности, а интерпретация античной трагедии сделала спектакль особенным для современного зрителя. Медея – одинокая и уставшая, изгнанная, но не сломленная. Ее душит ненависть ко всему, мир для нее перестал существовать в тот момент, когда ее покинул любимый Ясон, ради которого она жила столько лет. Он совсем близко, но не с ней, и из­-за этого Медея ненавидит все и всех еще больше. Внутри нее пустота, ей все равно, что будет с ней, в ее словах и мыслях ­ нет Медеи без Ясона! И вдруг она получает известие о том, что Ясон женится на царице… У нее был шок! Боль с этой минуты не отпускает Медею, а вслед за болью появляется ненависть. Она словно вползает змеей в ее тело, делая жестокой и чудовищной в своей мести.

По сути, этот спектакль – бенефис Светланы Лебедевой, остальные актеры скорее помогают ей еще больше раскрываться, обнажать трагический образ. Пластика движений актрисы очень хорошо дополняет ее монологи. В образе Медеи актриса олицетворила силу и красоту женского демонизма, показала внутреннюю борьбу и характер. Медея очень страдает и готова пойти на все ради Ясона, на самые страшные преступления. Гордыня и ревность не отпускают ее. На что способна женщина в таком состоянии? Мужчине стоит опасаться его ­ месть обиженной женщины может быть кровавой. В каждой деве сидит жаждущая крови «волчица», такой ее сделала природа. Но в рамках морали «волчица» должна просыпаться в экстренных ситуациях, например, когда необходимо защищать свое потомство, свою честь. Важно ее удерживать силой сознания. Но если чрезмерно развиты гордыня и ревность, если женщина делает мужчину смыслом своей жизни – необузданная агрессия может рваться наружу, а внутренняя река ­ выходить из берегов. Обуянная страстями, своей дикой природой, своей глубиной, Медея хочет взять силой то, что ей предназначено. Бунтарский протест и жажда мщения – такие особенности характера действительно способны открыть дорогу злу. Ее отвергли, и она становится кровавым демоном. Именно из­за этой силы таких женщин боятся многие мужчины. Они боятся ее несокрушимого разума, ее мужества, жажды жизни, ее красоты, способности влиять на них.

Интересно звучала современная интерпретация общей темы, был ярко показан конфликт полов и их ролей в институте семьи. Женщина отдает всю себя семье – такова ее природа, но во многом ее ошибка ­ ждать подобного от супруга. Ведь для мужчины семья не стоит на первом месте. Ему нужна реализация во внешнем мире, его сила измеряется его влиянием в социуме, доходом, властью. Сильные мужчины это понимают и идут завоевывать мир, чтобы принести трофеи к ногам любимой. Но как далеко может зайти мужчина в своей жажде медных труб? Когда способы перестают быть экологичными и наносят вред его близким? «Ты — женщина, – скажет Ясон, ­ тебе достаточно родить и быть матерью, чтобы быть счастливой. Я не такой, мне нужны слава, деньги, власть. Именно поэтому я ушел к царице, я хочу получить все это!» Уверена, после этих слов женская часть зала увидела Ясона как эгоиста и себялюбца, а Медею – его антиподом. В такой момент кажется, что она права, ее как брошенную и обманутую женщину становится жаль.

Спектакль глубоко философский, на протяжении всего действа зритель то на стороне Медеи, то осуждает ее. Здесь очень тонко раскрыты пороки. Легко осуждать, когда история коснулась не тебя, но на что каждая из нас на самом деле способна, окажись она на месте героини? Стоит задуматься. Конечно, важно иметь силу наказать обидчика, нельзя быть пассивной жертвой обстоятельств. Нужно уметь также и стоять за себя, и отстаивать свою честь. Но есть грань, которую переходить нельзя! В какой-­то момент Медею хочется защитить, укрыть от жестокого мира, но нельзя уберечь от жестокости саму жестокость, нельзя укротить стихию мщения! В монологах Медеи мы видим ее как человека, не просто страдающего, а мятущегося среди противоречивых страстей. В душе героини нет постоянной этической нормы – источник трагического конфликта находится в ней самой. Героиня, разрываемая подобными страстями, априори не может быть последовательной.
Трагедия Медеи и Ясона на первый взгляд может показаться оторванной от реальности и изобилующей невероятными по своей жестокости и изощренности поступками и событиями. Но если абстрагироваться от мифологического антуража, можно представить себе этих героев как обычных людей, утопающих в своем эгоизме и не желающих видеть ничего, кроме собственных желаний и страстей.
«Медея свои преступления совершала во имя любви, но любовь ­ это божественное чувство, а если она переходит грань, то перестает быть от Бога и приобретает черты дьявольские. И эта грань очень шаткая. Женщины сопереживают моей героине, потому что предательство ­ это определенная боль, которую пережила каждая женщина. Но они находят в себе силы принять ситуацию и изменить свою жизнь, а Медея так не смогла. В этом спектакле хорошо показана гордыня», ­ поделилась с нами Светлана Лебедева.

Игра Светланы восхищает: ее владение стихом, нюансами речи, сменой ритмов. Низкие ноты голоса актрисы позволяли передать всю трагичность происходящего и пробраться в потаенные струны души зрителя, вызывая его сострадание. То нежно­бархатный, то неистово­грубый тембр проникал в самое сердце. Актриса растворилась в своей героине – перед нами была женщина­месть, женщина­страсть, женщина­террор. Ее слезы, интонации, жесты… все очень откровенно и интимно. Все актерские работы этого спектакля сделаны на высоком уровне – зрители могут не только наслаждаться зрелищем, но и полностью погружаться в восприятие действия, искать и находить свои смыслы и аллюзии.

Жажда мести затмила голос разума Медеи. Самый вопиющий и страшный сюжет «Медеи» заключается в убийстве ею детей – и чужих, при поджоге города, и, что вообще не укладывается в голове – своих собственных. Перед просмотром пьесы была надежда, что эту часть как­то обойдут вниманием, но, как мы понимаем, без нее немыслима «Медея». В своей интерпретации пьесы Светлана Лебедева попыталась смягчить этот жуткий и кровавый факт. Устраивая детям быструю смерть, она их защищает от расправы и тяжелых мучений. Но разве это можно как­то оправдать? Зло порождает зло! Кто изначально породил череду этих зверских преступлений? Медея? Ясон? Эгоизм убивал, убивает и будет убивать, и ответ на вопрос «Как можно положить конец таким убийствам?» зрителям спектакля предстоит найти самостоятельно…

Ксения Шаповалова, фото автора

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here