Группа из Днепра «Гражданин Топинамбур» «растрясла» запорожцев

62
0

Ребята, рвущие сердца драйвом, завсегдатаи запорожских площадок по праву соседства и искренней любви поклонников – команда с двумя десятками лет истории «Гражданин Топинамбур» в очередной раз порадовала запорожскую публику. На этот раз музыкантов принимал солидный и стильный клуб-ресторан «Мануфактура Розенталь». Здесь мы и поймали группу практически в полном составе за час до выступления
Говорили о музыке (хотя, что о ней говорить – ее нужно исполнять, что, собственно, и было позже на сцене), о поклонниках, сотворчестве, диджитализации, новых возможностях и прочем. В основном с фронтменом Романом Забугой и ударником Андреем Удовиченко.
– Почему ваш стиль называют «театром жесткой эстрады»? Кто придумал такое понятие?
— Не мы его так назвали, а другие люди. То, что происходит на сцене, отчасти и есть театр. Ранее кто­то заметил, что мы ведем себя на сцене неординарно, потому что обычно артист выходит, улыбается, кричит: «Где ваши руки?», поет и все. А у нас на сцене дуракаваляние происходит. Когда мы еще играть не умели, занимались разными вещами, например, парили ноги на сцене, разбрасывали из подушки пух, поджигали свечу в торте, то есть брали не игрой на инструментах и пением, а такими театральными хуками. Нам говорили, что мы – команда КВН, билетеры из трамвая, все, что угодно, только не рок­-группа. И говорили это, конечно, завистники, те, кого сегодня уже нет на сцене. А мы остались.
– Вас в команде много, и вы наверняка все разные. Какую любите слушать музыку?
— Духовая наша секция больше любит джаз. Да что там говорить, они реально «упоротые джазом»! (смеются). Мы больше любим классический рок – от Pink Floyd до Led Zeppelin.
По нашим ощущениям, в результате получается смесь балканцев, вроде Кустурицы и Бреговича с «Ленинградом». Но, впрочем, оставим сравнительный анализ критикам, ибо слушателям, энергично гоцавшим под разухабистый ритм «топинамбуров» (в том числе и нам), было вообще не до параллелей.
– Что насчет размера площадок? Где вы чувствуете себя комфортнее?
— Здесь, в «Розентале», у нас, можно сказать, камерное выступление и, тем не менее, когда нас привели в гримерку с извинением, что она не такая уж и большая, мы сказали: «Да мы иногда выступали в клубах, которые были меньше, чем эта гримерка!». Потому можем сказать, что нам везде одинаково хорошо, главное – создать нужную атмосферу.
– Как происходит ваш творческий процесс? Случаются ли конфликты, и как вы их разруливаете?
— Как и в любом коллективе, у нас бывает всякое. Меня вообще очень часто держат в заложниках (смеется Роман). Я даже недавно отметил для себя, что мы практически никогда не ссоримся, а тут на последних репетициях перед приездом к вам у нас мини­-конфликт возник среди участников. Я даже настолько опешил, что ушел в телефон полностью.
— И ответил на все сообщения в мессенджере (смеется Андрей). Роман просто неконфликтный человек, потому он ушел от разборок. Бывают, конечно, у нас и конфликты, бывают споры по поводу музыки, но до драк не доходит.
— Как вы понимаете, у нас в коллективе все довольно устоявшееся, как сам состав, так и атмосфера. Как­то так сложилось исторически, может, повезло, а может быть, гадалка какая­-то навела на нас «антипорчу», но у нас очень хороший микроклимат.
Состав группы «Гражданин Топинамбур» меняется не так уж часто, но все же это происходит. И, по словам музыкантов, любая смена участников коллектива вызывает стресс. Поэтому есть определенные условия: нового музыканта должны одобрить все участники, новый человек должен не только качественно музицировать, но и завоевать доверие.
– Усталости друг от друга нет?
— Нет, мы не знаем, что такое усталость. Мы не так уж и много времени проводим вместе, чтобы устать друг от друга. Если на гастролях мы вместе, то не общаемся семьями в это время, если не на гастролях, ходим друг к другу в гости. Мы вот с Романом вообще учились вместе, — рассказал Андрей.
– Вы не против использования вашей музыки или заявляете об авторских правах? Возможно, ваша музыка уже сейчас звучит как саунд­трек в каком­-то фильме, а мы об этом не знаем?
— Мы пока тоже о таком не знаем, но были бы счастливы, если бы ее использовали в кино. А вообще мы не против дарить свою музыку. Когда­то с десяток лет назад некий мужчина попросил у нас песню для использования в детском лагере на зарядке, причем версию песни без голоса, чтобы они написали свой текст и сами спели ее. Мы с удовольствием поделились.
– Вы конъюнктурите? Или играете только то, что по кайфу, без учета «зрительских симпатий»?
— Какие­-то незначительные моменты, конечно, случаются. Но, в основном, нет, конечно, иначе неинтересно будет играть. Самая серьезная наша конъюнктура была связана с языком. Нам говорили «пишіть на рідній мові». Мы были не против и пишем периодически песни на родном украинском языке.
– Как насчет того, чтобы говорить в быту на родном языке?
— Мы убеждены, что рано или поздно это произойдет, дети и так уже практически все говорят на украинском. И это естественно.
– Вы все привлекательные и талантливые молодые люди, как складываются отношения с поклонницами? Какие они?
— Дружеские отношения. Отлично складываются. Вот супруга Андрея пришла к нам на концерт, в смысле, когда он ее еще не знал, а позже стала его женой. То есть как­то так: концерт, еще один концерт и ЗАГС (смеются).
– Если говорить об украинских исполнителях, кого выделяете?
— Группа «ДахаБраха», например, очень классная. Это как раз тот коллектив, который может представлять нашу страну на международном уровне. Из последних, кто нас впечатлил – Pianoboy. Шуров очень харизматичный, и другие музыканты у них в коллективе талантливые. Вообще, к счастью, в последнее время все больше хорошей украинской музыки появляется.
Ребята отметили, что такой всплеск родной музыки связан отчасти и с тем, что с украинской сцены ушла российская попса, занимавшая ранее так много места в сознании наших людей. Очищение от «чужой скверны» — большой плюс родине.
На прощание также вспомнили выступление «Топинамбуров» на запорожском фестивале Khortytsia Freedom, который весьма порадовал группу. Выступление в «Мануфактуре» поклонникам «Гражданина Топинамбура» также запомнится надолго, ибо в тот вечер плясала даже галерка.

Ева МИРОНОВА,
фото Льоны РАДЧЕНКО

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here