ГАЗЕТА: Если тебя при жизни обожествляют, ты приближаешься к полному затмению

OLYMPUS DIGITAL CAMERA


Весь мир отметил 70­летие великой Победы. И кто бы мог подумать, что эту замечательную дату Украина будет праздновать в условиях войны, да еще и со страной, с которой вместе в 1945 году добывала победу? Украина и Россия оказались по разные стороны баррикад, с разными идеологиями, разными трактовками истории и даже разными подходами к одной победе

Они праздновали великую Победу по­разному: Россия — помпезно и демонстративно­показательно, Украина — торжественно и скромно. Кстати, помпезность — это излюбленный стиль диктаторов и своеобразный эстетический признак тоталитарных режимов. Видимо, стремление к показательному величию является компенсацией внутренней пустоты и политического ничтожества этих режимов. И еще один любопытный факт. Россия отмечала День Победы в условиях колоссального единства и согласия, а Украина — в условиях если не раскола, то прежней настороженности разных регионов и политических сил друг к другу.

На первый взгляд, колоссальное единство России вокруг ее политического режима во главе с одним харизматическим лидером является огромным преимуществом перед Украиной, так долго ищущей национальную идею и согласие хотя бы по главным проблемам и вопросам. Но при более глубоком подходе российское единство очень хрупкое и даже опасное. Оно напоминает единство германского общества в 30­е годы ХХ века, которое боготворило своего фюрера, обещавшего немцам восстановление разрушенного национального достоинства, материальное благополучие и мировое лидерство. Окрыленные немцы аплодировали всем садистским спектаклям и расправам над другими народами, которых Гитлер называл либо недочеловеками, либо виновниками всех немецких бед.

Массовое помутнение разума немцев в 30­е годы обернулось не только жутким поражением в 40­е годы, полной деморализацией населения, но и постепенным его отрезвлением. Все последующие годы Германия не просто восстанавливалась после войны, но и сумела осуществить свое политическое чудо, построив крепкую демократию, сильную экономику, а главное, отказавшись от любой политической мести. Взяв на себя вину за нацистские преступления, немецкий народ принес извинения всем пострадавшим народам и построил политическую систему, в которой навсегда было отказано человеконенавистнической идеологии и военным преступлениям.

Найдет ли в себе подобное мужество российский народ, который сегодня восторженно аплодирует военной агрессии своего обожаемого лидера? Сможет ли принести извинения украинскому народу за преступления г. Путина? Кстати, российская политическая система, которая, по сути, держится на одном харизматичном лидере, является хрупкой и непрочной, несмотря на внешнюю устойчивость. Демократические политические системы не нуждаются в харизматичных лидерах. Они основаны на регулярной смене лидеров путем демократических, а не показушных выборов. Лидеры, не оправдавшие надежд избирателей, не задерживаются у власти более чем на один конституционный срок. Успешные лидеры разумно ограничены двумя конституционными сроками правления, потому что искушение властью слишком велико для любого человека, и временные ограничения их правления — это правильная демократическая норма. Если же политическая система держится на одном обожествленном лидере, она рассыпается при первом же удобном случае, если что­то вдруг происходит с лидером.

Помните, как г. Путин «исчез» на неделю с политического Олимпа? Тогда об этом судачили все мировые СМИ, а в российском обществе началась тревога и скрытая паника. И это не случайно. Так уже бывало в российской истории после неожиданной кончины харизматического лидера. После смерти В. И. Ленина началась жестокая диктатура И. Сталина. Когда умер Л. Брежнев, советские лидеры передрались за власть, и великая сверхдержава рухнула как карточный домик. Стержнем политической системы должен быть не единовластный «хозяин», а хорошо работающие демократические процедуры, которым не страшны никакие случайности и повороты судьбы.

Настоящие, сильные демократии не нуждаются в рукоплескании восторженных граждан и их заверениях, даже вполне искренних, в преданности существующей власти. Смена власти — это не трагедия, а обычная процедура, означающая, что прежняя власть, поддерживаемая частью населения, уступает место другим политическим силам, поддерживаемым другой частью населения. Разумеется, демократические системы не гарантируют идеальных, безупречных лидеров, которых в природе не существует вообще, но они гарантируют невозможность монополизации власти ни одним лидером. В нормальных демократиях невозможна ситуация, когда политик «уходит в тень» на время и при этом продолжает негласно руководить всей страной, затем торжественно возвращаясь к власти, продлевает очередные два срока своего правления на несколько лет и начинает чувствовать себя монархом, которому власть дана Богом, а не народом. Правление такого политика превращается в безнаказанные действия, а это уже власть не от Бога, а от дьявола. И заложником этой власти становится весь народ. Незавидная судьба у этого народа! А политиков от дьявола быстро забывают и делают всё, чтобы дьявольская власть не повторилась снова.

 

Татьяна Николаева

РЕКЛАМА REDTRAM

Loading...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

О Нас | Контакты | Рекламодателям