Заповедник Хортица, ты чей? Открытое письмо

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО

Александра Пляхи к Константину Сушко, генеральному директору Национального заповедника «Хортица» в 2005— 2007 годах

24 декабря 2015 года газета «Верже» опубликовала материал «ОСТОРОЖНО: РЕЙДЕРЫ! В комплексе «Запорозька Січ» «отжимают» бизнес у предпринимателя», в котором были освещены подозрительные действия в историко— культурном комплексе. Тогда журналист газеты стал очевидцем событий, очень сильно напоминающих рейдерство. В статье была изложена предыстория конфликта с точки зрения его участников, хронология событий, а также официальная позиция генерального директора Национального заповедника «Хортица» Анатолия Остапенко. Спустя некоторое время в редакцию «Верже» обратился советник президента общественной организации «Запорожские обереги» (2012— 2015 г.г.) Александр Пляха. В продолжение поднятых проблем, которые были описаны на страницах издания ранее, он решил изложить свое мнение о том, что происходит на территории Национального заповедника в своем открытом письме

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора письма и газета «Верже» не несет ответственность за достоверность изложенных в письме фактов

Уважаемый Константин Иванович!

Прочитал Ваше открытое письмо в газете «Миг» от 24.12.2015 года в адрес и.о. генерального директора Национального заповедника «Хортица» господина Остапенко М.А. (далее просто Остапенко) «Пожалеем Хортицу» …

Любой патриот Украины, а нас подавляющее большинство, с болью воспринимает Ваши слова о печальной участи 2.359 га территории острова Хортица. Вы пишете об уничтожении исторических памятников легендарного острова, о запущенном состоянии его территории и инфраструктуры. Не берусь комментировать изложенные Вами факты. Наверное это должно стать предметом обсуждения специалистов, общественности и правоохранительных органов. Вполне допускаю, что в этой части своего письма Вы правы.

Но, уважаемый Константин Иванович, я не согласен с Вашим утверждением о том, что Остапенко за восемь лет правления Хортицей сосредоточил свое внимание на музее истории запорожского казачества и историко­культурном комплексе «Запорожская Сечь». Подогретая некоторыми СМИ молва об исключительном внимании Остапенко и его зама по научной работе Татьяны Лысенко к этим объектам — это обычная «утка» в прессе, которая базируется на многочисленных интервью Остапенко. И это я попытаюсь Вам подтвердить конкретными фактами.

Начну с Музея истории запорожского казачества. Газета «Индустриальное Запорожье» от 30 мая 2015 года опубликовала интервью Остапенко: «Мы уже использовали все законные способы. Остаются незаконные». О чем вещает наш «герой» в очередном интервью:

«Сильный ветер в 2012 году повредил кровлю музея истории запорожского казачества; 1 мая 2015 года симфонический оркестр выступает на крыше музея; экспозиции музея морально себя исчерпали, они должны получить новую жизнь. Здание музея находится в аварийном состоянии; на время реэкспозиции, экспонаты государственного фонда Украины, в том числе и легендарный меч Святослава, будут временно выставлены в комплексе «Запорожская Сечь». Для этого отводятся шесть деревянных хат­куреней под крышами из камыша; проекта реэкспозиции пока нет. По сумме денег на эти работы я сейчас не готов ответить; я делаю рискованные шаги, но они согласованы с Министерством культуры Украины; Хортица стала одним из шести интереснейших островов мира по версии телеканала ВВС. Съемочной группе все понравилось на Хортице. Единственное, о чем сожалели британцы, так это крайне малое внимание украинского государства к такому интересному объекту города Запорожье, который в последние годы деградирует очень активно».

Очень хочу прокомментировать это лицемерное интервью, как человек знающий, что происходит в заповеднике изнутри. В 2012 году сильный ветер сорвал многотонный металлический навес и повредил кровлю Музея истории запорожского казачества. Стихия здесь не при чем. Просто навес готовился к демонтажу, были сняты его крепления, а «очумелые» ручки не довели дело до завершения работ. При чем здесь стихия? Металлический навес стоял долгие годы, и наверное служил бы еще. Но он мешал планам Остапенко сделать на крыше музея кафе. Для этого нужен был куполообразный навес. Но что­-то помешало ему осуществить эти планы.

Не взирая на это, из государственного бюджета Остапенко сумел изъять миллионы гривень на ремонт крыши музея. За «ремонт» отчитались, бюджетные деньги использовали, а что получил музей?

Мы видим прекрасное гранитное покрытие. По крыше ходят люди, выступает симфонический оркестр. Строители просто молодцы. Остапенко настоящий «герой». Но почему десятки сотрудников музея с сотнями тазов бегают по территориям «морально устаревшей экспозиции» и пытаются догнать ливневые дожди. Оказалось, гранит хорош для выступления оркестра, а для раритетов государственного фонда и Украины нужна была надежная гидроизоляция крыши музея. Почему ее нет? Куда ушли миллионы бюджетных средств, в чей карман?

От сотрудников я узнал, что на последнем собрании коллектива музея, перед его закрытием, Остапенко, отвечая на вопросы работников, сказал: «По договору на ремонтные работы крыши здания музея не предусмотрена ответственность строителей на предмет протекания дождевых вод в помещение музея…, фирма, которая выполняла работы, исчезла, иск предъявить некому».

Правду говорит Остапенко в своем интервью о том, что здание музея находится в аварийном состоянии. Из слов зав. отделом музея Мирущенко О. П. и с.н.с. Кравцовой О. В., я знаю, что они в конце июня 2015 года информировали Остапенко о том, что:

  1. В помещениях музея истории запорожского казачества создалась критическая ситуация по сохранности музейных предметов государственного фонда Украины;
  2. В некоторых витринах влажность воздуха составляет 82 %;
  3. Работы по демонтажу музейных предметов нужно ускорить;
  4. Нужны дополнительные сотрудники для организации проветривания помещений;
  5. Необходимо пять тысяч гривен на проведение обработки помещений музея антигрибковыми препаратами, что позволит хоть как­то приостановить процесс уничтожения музейных экспонатов и помещения музея.

Реакция Остапенко не отличается изяществом мысли ученого мужа: «Поручаю заму по научной работе изучить вопрос и доложить! Это что, к концу июня 2015 года госпожа Лысенко еще не изучила вопрос? А где грозное обвинение в совершении должностного преступления, а почему только стыдливая просьба вникнуть в проблему?»

 В свете вышеизложенного, при чем здесь реэкспозиция музея? Это скорее авантюры Остапенко. Проекта нет, денег нет, но рискованные шаги «якобы» согласованы с министерством культуры. Интересно с кем конкретно?

Трудно не согласиться с мнением британского телеканала ВВС о том, что украинское государство и город Запорожье крайне мало уделяют внимания этим объектам, я бы добавил, не владеют объективной информацией.

Наверное они не знают о том, что:

— ценнейшие экспонаты музея истории запорожского казачества переносятся без охраны, без сопроводительных документов, на плечах сотрудников заповедника, по лесным тропинкам в хаты комплекса «Запорожская Сечь»;

— хаты­курени для шести выставок экспонатов загнанного в гроб музея не отапливаются, не имеют систем кондиционирования воздуха, их крыши текут при весеннем таянии снега;

— новые «экспозиции» не оборудованы системой охранной сигнализации, собака из домашней коллекции Остапенко не в счет;

— деревянные курени­выставки под камышовыми крышами не обработаны специальными противопожарными средствами;

— ответственность за сохранность экспонатов не персонифицирована;

— территория комплекса и помещения не оборудованы молниезащитными устройствами. МЧС еще в 2010 году требовало от Остапенко устранить недостатки. За 5 лет ничего не сделано;

— ежегодно сотни тысяч посетителей комплекса вынуждены пользоваться не работающей должным образом системы канализации на территории Внутреннего Коша, т.е. по­простому говоря, фекалии уходят в землю, а далее – в Днепр.

Уважаемый Константин Иванович! Не согласен я с Вами в том, что Остапенко, Лысенко и их компания любят исключительно музей, комплекс «Запорожская Сечь» и несколько гектаров земли Хортицы. Это не любовь, а помрачающая их ум алчность. Эти территории они нагло, изощренно поставили на службу, не буду уточнять кому, но явно не интересам Хортицы, национальному заповеднику, государственному бюджету. Я могу показать Вам, контролирующим органам, общественности фото, кинодокументы, показания очевидцев, про то, как вся территория комплекса оккупирована торговцами от туристической индустрии.

Торговля пивом и вином, сувенирами, ложками, керамикой и швейными изделиями, платные фотосессии и услуги мнимых «кузнецов» вокруг церкви; шашлыки на открытом огне в лесу, борщи, котлеты, салаты, колбаса на мангале, сало в лесу на пенечке. Даже детские туристические группы направляются обедать в лесополосу, где нет даже кухни и царит полная антисанитария. И это при полном пособничестве Остапенко и Лысенко. И все это без каких­либо разрешительных документов, без налогов и лицензий, без санкнижек и трудоустройства торговцев, а значит и без отчислений в Пенсионный Фонд, без аренды и других сборов.

Хозяйка общественной организации «Запорожские пысанки» Анна Селявина верховодит в этой карусели, она привилегированный поставщик «хозяина» Хортицы Остапенко и его двора. Ей уже мало территорий, подаренных руководством национального заповедника, ей уже мало купленных в Запорожье квартир и домов.

Газета «Верже» 24.12.2015 года писала о рейдерском захвате имущества предпринимателя Людмилы Боровик на территории комплекса «Запорожская Сечь» 15.12.2015 года. Эта трудолюбивая, исключительной порядочности женщина, в свои 40 с лишним лет, осталась наивным ребенком. Она думала, что 4 года вкладывая заработанные деньги, личные сбережения, душу она делает государственное дело: воссоздает «Предместье» историко­культурного комплекса «Запорожская Сечь», в том числе и сгоревшую по преступной халатности Остапенко 16.08.1015 года на его территории хату, радует людей порядком и уютом. Ей даже не сочли нужным сказать спасибо за большой труд. 15.12.2015 года ее и всех сотрудников просто вышвырнули на улицу, как отслужившую свой срок вещь, как Остапенко вышвырнул из своего дома щенка на руки полиции охраны комплекса. При этом забрали все ее имущество, в том числе и личные вещи работников. И все это сделано руками сотрудников заповедника, полиции охраны и некоторыми членами общественной организации «Запорожские обереги».

Людмила Боровик об этом произволе пишет письма во все инстанции, пишут газеты и интернет­издания, возбуждены два уголовных дела. Если Вы думаете, что кто­либо поговорил с ней, принес свои извинения, попытался уладить конфликт, то Вы ошибаетесь. Новые хозяева объявили, что 15 января 2016 года приступают к работе на захваченных территориях, все имущество территории «Предместья» и в четырех хатах — это уже не имущество Боровик Л.И. Господин Швец В.П. объявил его своим. Все участники и пособники рейдерской операции остаются на своих рабочих местах.

А Анна Селявина уже в открытую торгует вином в своей сувенирной лавке рядом с церковью. На возмущение смотрителей экспозиций уверенно отвечает, что у нее есть разрешение «хозяина».

К сожалению, массовые пьянки на заповеднике вокруг церкви стали привычными. Вот теперь и инфраструктуру «Предместья» включат в эту карусель. Благо все сделано на «Предместье» Людмилой Боровик добротно, на совесть.

Так вот, Константин Иванович, не согласен я с Вами! Не любят Остапенко и Лысенко даже несколько гектаров Хортицы. Для них это просто банальный бизнес­проект. Если бы они любили Хортицу, тогда на Большом коше красовался бы со своими запорожскими казаками патриот Украины Юрий Капишинский, а не торгаши. Не думал бы тогда он, сорвиголова, о выживании своего войска. Тогда бы изгнали с Хортицкой земли всех нелегальных торговцев, а доходы от обслуживания туристов шли на развитие инфраструктуры. Тогда бы «мелочь пузатая» не тырила деньги, устанавливая свои скрыньки, как в средние века, на дорогах Хортицы, воротах комплекса и даже в церкви.

А генеральный директор Национальному заповеднику «Хортица» очень нужен. Через пару месяцев за этот пост, надеюсь, разгорится борьба и будет проведен объективный конкурс. Областная госадминистрация будет рекомендовать Минкульту своего кандидата. Кто им станет? Неужели опять будет совершена ошибка? Неужели не найдем настоящего патриота, истинного хозяина?

Вот мы, Константин Иванович, и поговорили. Каждый о своем, а в итоге об общем, о Хортице. И не будем пессимистами. Согласен, Божьего суда не избежать никому, но, уверен, что мы еще увидим и уголовные суды над всеми «героями» этой печальной для Хортицы истории.

Если захотите, готов продолжить разговор. У меня еще много есть чего рассказать. Времени свободного у меня теперь достаточно. Надеюсь к нашему разговору и другие присоединятся. А то какая­то тишина вокруг Хортицы, не радует она меня, скорее разочаровывает.

С уважением, Александр Пляха


 

РЕКЛАМА REDTRAM

Loading...

0 Responses to Заповедник Хортица, ты чей? Открытое письмо

  1. Небольшие уточнения: Остапенко зовут Максим Анатольевич,гранитное покрытие крыши-смотровой площадки, снятое 10 лет назад давно украдено,хотя по документам существует. Почему те, кому положено , не видят что смотровая площадка вымощена обломками плитки и чем-то вроде глины, что стены здания разрушаются от сырости, что вода затекает через потолок во все помещения музея,которое отсырело, прогнило и не годится для хранения чего-либо? В общем, добро пожаловать в музей,посмотреть на результаты ремонта крыши, о котором мы слышим много лет, за который заплачены милллионы и за который никто не отвечает. А может Минкульт проснется и поищет этого»никто» вместе с теми, кто должен контролировать руководство заповедника?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

О Нас | Контакты | Рекламодателям