Война за недвижимость превратилась в родственный террор

1448855631_sudyaЖительница Запорожья в результате судебных разбирательств попала в сети «шантажа» собственного брата. На протяжении длительного времени он просто терроризирует родную сестру, чтобы получить «откупные» за часть дома в котором она проживает. Примечательно, что действует мужчина,успешно используя шероховатости в законодательстве Украины, спорные судебные решения и пассивность сотрудников полиции

В редакцию газеты «Верже» обратилась жительница Шевченковского района Запорожья Светлана Усенко. К такому шагу ее подтолкнула непростая ситуация, сложившаяся из-­за постоянных выпадов ее брата, а также публикация в нашей газете материала «Запорожская судья выгнала из дома пенсионера­-инвалида». В статье подымался вопрос судебных разбирательств между судьей Шевченковского районного суда В. Сурковой и ее бывшим мужем, которого она, несмотря на судебные решения, выселила из собственной квартиры. По иронии судьбы, в ситуации Усенко Суркова приняла решение вселить в ее дом брата, что вылилось в террор.

— Все началось после того, как неожиданно умерла моя мама – рассказывает Светлана Усенко, —завещания не осталось, и нам с братом нужно было поделить между собой две жилые площади. Так как я проживала вместе с мамой в доме, то решили, что брат будет распоряжаться однокомнатной квартирой.

Стоит отметить, что, по словам Светланы, ее брат Игорь Луканкин далеко не бездомный и живет вместе со своей семьей в Космическом микрорайоне Запорожья. Исходя из этого, он получил дополнительную жилую площадь в Шевченковском районе Запорожья.

 —Но его (брата) не устроило такое решение, и он начал требовать заплатить ему деньги за то, что он не будет претендовать на свою часть жилплощади в доме, где проживаю я вместе с мужем и ребенком – продолжает Светлана, —естественно я отказалась ему платить, он и так получил квартиру. Тогда начались судебные разбирательства.

По словам Усенко, с началом рассмотрения этого судебного дела у нее не было мыслей о том, что суд может принять решение не в ее сторону. В предоставленных Светланой Усенко документах указано, что в ее домовладении, согласно плану дома, есть всего лишь одно жилое помещение. В нем как раз и живет она со своим мужем и несовершеннолетней дочерью. В однокомнатной квартире, которая осталась после смерти матери, он вообще заварил входные двери.

В качестве аргументов в ходе рассмотрения спора в суде со своей стороны Игорь Луканкин приводил нотариально заверенные документы, которые оценивали его долю на данной жилплощади в то ли 280 тысяч гривен, то ли в 2 миллиона 800 тысяч гривен (в документе, странно расставлены запятые из­-за чего трудно определить, в какую-­же действительно стоимость оценивают жилье). К слову говоря, по словам Светланы, такие странности в документации вызвали вопросы и недоумение и у судьи.

Но в итоге, суд принял решение предоставить право проживать в доме Игорю Луканкину, хотя и лишил его имущественных прав на дом. Это и стало отправной точкой для террора, о котором заявляет Светлана.

 —Дело в том, что мы с братом фактически сторонние люди, —поясняет Усенко, —после того, как он отправился на службу в армию, далеко, на территории нынешней Российской Федерации, мы практически перестали с ним общаться. Фактически мы на протяжении 20­лет не поддерживали контакт.

После того, как суд принял решение вселить Игоря Луканкина в дом, и отказа Светланы выплатить ему 12 тысяч долларов, в которые он оценил свою долю в нем, начался прессинг в отношении сестры и ее семьи. Светлана Усенко заявляет, что ее брат начал делать «налеты» на дом, частенько в компании неизвестных людей, которые нарушают быт семьи, и по ее словам это уже стало переходить всякие рамки.

 —Мы может прийти домой, а на улицу из дома вынесены домашние вещи: диваны, ковры и так далее. Иногда он просто приходит в компании каких-­то незнакомых мужчин, с которыми шастает по дому и во дворе, —с горечью говорит женщина, —а у нас в доме живет ребенок. Она вынуждена смотреть на выходки брата.

При этом сложилась достаточно неоднозначная ситуация, в которой не спешат разобраться правоохранительные органы. Ведь брат Светланы действительно имеет право проживать в ее доме, и поменять замки было бы противозаконно, ведь таким образом она будут препятствовать попаданию брата на законные квадратные метры. Но, к сожалению, патрульная полиция не имеет полномочий разрешать такие вопросы, а участковый и следователи не очень то и хотят разбираться в этой ситуации. Что неудивительно, ведь полным ходом идет переаттестация сотрудников полиции и у них нет мотивации расследовать подобные дела.

По словам Светланы, участковый никак не помогает, а следователи заявляют, что подобные инциденты нужно решать в хозяйственном суде и это вне компетенции полиции. В ответах Национальной полиции на запросы Усенко приходят говориться о достаточно сомнительных результатах разбирательств. К примеру, с братом Светланы была проведена профилактическая беседа, но большей активности от полицейских нет.

Один из последних случаев давления брата подтолкнул Светлану обратиться со своей историей к нам в редакцию. 23 июня в момент, когда дочь Светланы была одна дома, к ним пришел Игорь в компании «друзей». Начался очередной дебош в доме. Девочка, испугавшись, закрылась в комнате, чтобы ее никто не заметил. А в самом доме было распылено то, ли разлито вещество с резким запахом, напоминающим ацетон. Если бы не угроза соседки о звонке в полицию, ребенок мог бы пострадать.

Мы связались через пресс­-службу Патрульной полиции города Запорожья с полицейским, который в этот день прибыл по указанному адресу, для того, чтобы выяснить у него обстоятельства произошедших событий с точки зрения нейтральной стороны.

 —Нам поступило сообщение от людей, проживающих рядом, о том, что из дома соседей неизвестные выносят мебель на улицу – рассказывает рядовой Патрульной полиции Анатолий Хомич, —при этом в доме находится несовершеннолетняя девочка хозяйки дома. Прибыв по указанному адресу, мы застали только соседку и ребенка. Пообщавшись с девочкой, мы узнали, что в дом приходил ее дядя с неизвестными мужчинами, которых она боится. В самом доме стоял резкий запах неизвестного вещества. Мы даже звонили в специализированные службы для того, чтобы они проверили опасность для здоровья этого вещества.

Таким образом, история рассказанная Светланой Усенко отчасти была подтверждена и сотрудниками правоохранительных органов. В итоге складывается замкнутый круг: остановить «визиты» своего брата Светлана не может, поскольку он имеет право на проживание в доме. Он, в свою очередь, активно использует данную ситуацию для психологического давления на сестру, но при этом доказать факт такого давления правоохранительным органам довольно сложно, да и в случае с сотрудниками районного отделения полиции и участкового желания помочь нет. А тем временем, по словам Светланы Усенко, ее брат ищет новые способы давления, например, грозится вселить к ней в дом, квартирантов из числа неблагополучных слоев общества.

Андрей ВАСЕЦКИЙ

 

РЕКЛАМА REDTRAM

Loading...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

О Нас | Контакты | Рекламодателям