Главный режиссер Запорожского областного театра кукол поведал о перспективах, проблемах и жизни театра (ФОТО)

jjjjjМир театра всегда манил своей загадочностью, творческой атмосферой, которую внимаешь с неким благоговением. Что касается Запорожья, то у нас существует много театров, и это, несомненно, большой плюс для индустриального города. Запорожский академический областной музыкально-­драматический театр им. В. Магара, Запорожский академический театр молодежи, Театр-­лаборатория «VIE», «Новый театр», а также любимый детьми Запорожский областной театр кукол. Именно главный режиссер театра кукол Олег Лубенец и стал героем интервью газеты «Верже»

— Расскажите, как вы попали в театр и почему выбор пал именно на это направление?

— Актёром мечтал стать с детства. Это желание мне передалось от мамы, но её мечта стать актрисой так и не сбылась. Много занимался в детской самодеятельности. А театральную карьеру начал строить в сознательном возрасте после службы в ВМФ. Очень хотел стать актером и поэтому пришел заниматься в народный театральный коллектив, который на то время располагался в ДК им. Жданова, сейчас это ДК «АвтоЗАЗ».

Я провел в этом театре некоторое время и даже ездил поступать в Москву, однако не сложилось. Как-­то раз к нам на репетицию пришел главный режиссер театра кукол Филимон Анатолий Андреевич и предложил мне и еще одному парню поработать у них. Я согласился, ведь думал, что театр кукол будет некой ступенькой, трамплином для чего­-то большего, а большее означало театр драмы.

Работал там актером, параллельно совмещал монтировщика сцены, в общем, школа была хорошая. Через два года я поступил в Харьковский институт искусств им. И.П. Котляревского, сейчас это Харьковский национальный университет искусств им. И.П. Котляревского, на специализацию «Актер театра кукол». Я целенаправленно выбрал эту специальность потому, что за два года влюбился в профессию и понял, что это именно то, чем хотел бы заниматься всю жизнь.

После окончания я женился на своей однокурснице, и мы вместе отправились по направлению в Николаевский театр кукол, потом вернулись в Запорожье и работаем в этом театре.

Долго работал в Запорожье, дошел до категории «Ведущий мастер сцены», а в 2011 поступил в Харьков на заочное отделение, специализация «Режиссер театра кукол» и вот с 2013 года работаю главным режиссером в Запорожском областном театре кукол.

— Вы говорите, что работаете вместе с женой, а ваши дети тоже решили посвятить жизнь театру?

— Да, можно сказать, что у нас династия. Я главный режиссер, моя жена — актриса, а дочь самостоятельно решила, ее никто не заставлял, учиться в Харькове на «актрису театра кукол».

9— Насколько сейчас театр кукол популярен?

— Театр живет бурной жизнью. Мы делаем по четыре премьеры в год, а это довольно много. Что касается популярности, то можно сказать, что зритель есть, есть, для кого работать и куда стремиться.

— Вы делаете спектакли только для детей или есть и взрослый репертуар?

— Этот вопрос, почему­-то, задают все (улыбается).

Изначально это был театр для взрослых, но с приходом советской власти его переформатировали в театр для детей и сейчас он тоже работает в основном для детской аудитории. Однако я не мог не уделить внимания этим вопросам и вот потихоньку мы начали подбираться к взрослой аудитории.

В прошлом году я поставил спектакль «Микита Кожум’яка» по сценической сказке украинского автора Александра Олеся. Это патриотический спектакль и он не совсем для детей.

В апреле этого года мы выпустили в свет спектакль «Маленький принц» по философской сказке Антуана де Сент-­Экзюпери. Когда начал приходить зритель, то многие спрашивали, как же мы решились поставить «Маленького принца», это же не детская сказка. На что я спрашивал в ответ: «Ребенку интересно?» ­ «Да» ­ «А вам интересно?» ­ «Да». Вот этого мы и добивались.

Мы работаем в этом направлении, однако зрителя надо приучать не спеша, нас могут не понять и тогда не будет сборов. Например, несколько лет назад мы ставили спектакль исключительно для взрослых, и тогда аудитории не было, никто не пришел. Поэтому мы делаем все постепенно.

b— Каким произведениям вы отдаете предпочтение? Ставите исключительно классику, народное творчество или есть и современные пьесы?

— Репертуар у нас очень разнообразный. Я считаю, что в репертуаре должны  быть спектакли и современных авторов, и классиков, зарубежных и украинских, а также что­-то суперсовременное. Конечно, пока у нас такого нет, это не совсем моя эстетика. Я больше реалист, не ретроград конечно, но люблю то, на чем был воспитан. Хотя и не отрицаю современные течения.

— С какими проблемами сталкивается театр?

— Проблем очень много, но о материальных проблемах лучше расскажет директор. Я знаю только, что, допустим, не хватает средств на современную аппаратуру, новые технологии, декорации, материалы. Из-­за этого мы не можем показать что-­то ультрамодное. Вместо дорогого пластика приходится обходиться деревянными конструкциями, но мы стараемся.

Что касается именно творчества, то есть проблема с нехваткой мужчин-­актеров. Я по собственному опыту знаю, что мальчики меньше поступает на кукольников, все хотят в театр драмы, в кино. А те, кто заканчивает, стремятся пробиться в столичные театры, которых не так уж много.

К нам не очень хотят ехать и основная проблема – это отсутствие жилья для молодых специалистов. Я разговариваю с выпускниками и первый вопрос, который они задают – это есть ли у нас жилье. Если человеку предлагают общежитие, то у него срабатывает механизм «жилье уже есть – это плюс».

А так всего хватает, актрис хватает, а актеров только трое – один пенсионного возраста, второй – предпенсионного и один молодой актер, который на разрыв.

Недавно приходил один мальчик, закончил колледж при ЗНУ и хочет поступать на заочное отделение в Харьков. Вроде поговорили, поехал поступать, теперь ждем ­ придет к нам или нет. Я считаю, что он правильно делает, школа непременно нужна. Поэтому и я пошел учиться, и любовь к своей профессии мне там привили.

DSC04564— Случались ли в театре мистические истории, и какие существуют суеверия?

— Призраков оперы конечно у нас нет (смеется), но был кот Вася, который появлялся из ниоткуда и в никуда исчезал.

Что касается суеверий, то в театре категорически нельзя лузгать семечки потому, что не будет сборов. Хотя на самом деле, этого делать нельзя потому, что из-­за семечек садится голос – не сможешь петь, говорить.

Вот, если упала роль на пол, то на нее надо сесть перед тем, как поднять, иначе роль не удастся. Но это распространенный предрассудок.

— Расскажите про курьезы во время спектаклей

— Раньше мы часто ездили по детским лагерям в Приморск, Бердянск.  Лето, жара, выступали в основном на открытых сценах. Ставили ширму, а за ширмой из­-за сильной жары актеры раздевались до купальников и плавок, все равно никто не видит. И вот в один из таких разов, актеры играют, все идет хорошо, но порыв ветра сносит ширму и маленькому зрителю открывается немного неприглядный вид актеров с куклами в руках (смеется).

n— Какие планы на будущее?

— Как можно больше работать, развиваться в профессиональном плане. По репертуару скажу, что хотелось бы попробовать то, чего еще не было. Допустим водевиль или какую­-нибудь комедию. Можно и на Шекспира замахнуться.

Конечно, для современных постановок нужны и средства современные, но пока их нет. Однако театр не собирается останавливаться, будем работать, творить и радовать зрителя еще долгие годы.

Екатерина ШЕВЧЕНКО

РЕКЛАМА REDTRAM

Loading...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

О Нас | Контакты | Рекламодателям