Запорожская художница Ксения Платанова: то, что я делаю – это всего лишь продукты жизнедеятельности

3180
0

«Мои объекты — самостоятельные персонажи, представители параллельного мира. Полуразрушенные и немые, они смотрят сквозь нас. Они помнят о боли. Они снова хотели бы чувствовать. Но мы вряд ли можем помочь».

Известная запорожская художница Ксения Платанова, творящая невероятно талантливые портреты из продуктов, будоражащих сознание кукол из мяса, хоррор-маски из папье-маше и другие не менее оригинальные объекты, рассказала «Верже» о том, что за всем этим стоит.

Ксения, Вы довольно известная в Запорожье художница, но о Вас, как о личности, не так уж много информации в сети…

— Потому что я закрытый человек. Я редко выхожу из своей мастерской, которая служит для меня и домом и местом для творчества. Всех людей, которые меня интересуют, которых я как-то выхватываю из пространства, я приглашаю к себе. Таким образом, я пополняют запас человеческих контактов, связей и каких-то впечатлений.

Внешнее пространство для Вас  слишком агрессивно?

— Мне сложно жить в этом городе. Мало что радует. Воздух отравлен, и я задыхаюсь во всех смыслах. Сложно  ездить в маршрутках. Мне довольно непросто общаться с социумом, поэтому обо мне почти ничего не слышно. Я делаю свои работы для себя и только потому, что не могу их не делать.

Как Вы расслабляетесь?

— Творчество и есть моя релаксация. Я слушаю книги, лекции, потому что через уши очень хорошо воспринимаю информацию и леплю в это время. Я  максимально счастлива, когда у меня задействована голова, руки, воображение. Так я провожу своё время вне работы, которая приносит деньги. К сожалению, творчество сейчас не приносит никаких средств.

Ранее Ваши работы продавались?

— Да, когда-то куклы продавались. До кризиса и до войны у меня были постоянные заказчики. Сейчас же, к сожалению, такая ситуация в стране, что не до интерьерных работ… я это очень хорошо понимаю и жду, продолжая делать то, что хочется.

Вы создаёте свои работы только в стенах мастерской или «на ходу» тоже? Например, на природе?

— Конечно. У меня куча идей и масса нереализованных планов и очень много всего в голове. Просто нужно время, чтобы рассортировать всё «по полочкам» — всё, что было когда-либо задумано, но не воплощено.

Вы используете совершенно разные материалы: от традиционных до менее распространённых. Какие Ваши любимые?

— Да, мне нравятся разные материалы: глина, пластик, бумага, ткань. В последнее время работаю с  органикой: мясо, сало, рыба, овощи и т.д. Мне хочется продолжать работать со всем этим, причём я люблю смешивать техники.  Сейчас меня  попросили сделать маски для театра, и я вернулась к папье-маше. Надеюсь мои персонажи проживут интересную жизнь. Работа с театром это  новый опыт для меня.

Вы как-то систематизируете свои работы? Как сохраняете, что портится? Хотя бы фотокаталог есть?

— В этом вопросе я по-настоящему безалаберный человек. Всё, что у меня есть — на моей странице в Фейсбуке. До сих пор я не сделала дополнительную страницу, чтобы отделить личное от творчества… Конечно, это всё нужно систематизировать, но у меня просто не хватает времени. Наверное, этим должен заниматься другой человек. Надеюсь, скоро он появится и поможет мне. Продвижение – это отдельный талант, и я этим талантом не обладаю. Может, я недостаточно амбициозна, а может быть, слишком амбициозна… я ещё не решила. Портреты и объекты из продуктов хранятся в холодильнтке. Недолго. Фотокаталог работ есть, иногда приглашаю фотографа. Но чаще снимаю  сама и на то, что под рукой.

Что Вас больше всего вдохновляет, кроме семьи?

— Очень многие вещи: книги, музыка, кино, общение с людьми, отношения, разрыв отношений, политическая ситуация, ощущение войны, тревоги, боль. Это всё факторы, которые влияют на мой внутренний творческий механизм.

Если придётся конъюнктурить в творчестве, пойдёте на это? Чтобы работы продавались…

—  Мне нужна свобода. И мне нужен партнер. Для меня  большая сложность – говорить с людьми о деньгах.

То есть Вам нужен менеджер?  

Да, наверное.         

Как Вы относитесь к современному искусству? Я имею в виду то самое «объектное-идейное» конца 20-го века — начала 21-го.

-Это то, что питает и вдохновляет. Я ко всему отношусь с большим интересом. Если чего-то не понимаю, то говорю себе  —  у тебя  просто недостаточно знаний. Заниматься самообразованием никогда не поздно, и я не упускаю этой  возможности. Мне очень помогают лекции о современном искусстве и живое общение.  Я счастлива, что знакома лично с некоторыми невероятно талантливыми художниками. Вот это общение и есть воздух для меня. Поэтому я могу сказать, что, конечно, люблю современное искусство – это моя среда.

Как Вы относитесь к критике?

— Ну, если говорить по правде, то в целом болезненно, поскольку я очень впечатлительный человек. С другой стороны, смотря от кого эта критика: если она исходит от человека, который мне очень важен, и я его очень ценю, то мне будет больно. А если я вижу, что человек не понимает и не хочет понимать, то, мне будет как-то всё равно. Например, когда я сделала  портрет Тараса Григорьевича Шевченко из сала, и  один местный патриот написал: «Как же это надо ненавидеть Украину и украинцев, чтобы такое  сделать?»,  мне было смешно. Как можно к такому серьезно относиться? Поэтому критика критике рознь.

Как случаются Ваши выставки?

—  Естественным образом. Я ничего особенного для этого не делаю, не стучу в эти двери… за меня это делают другие люди – друзья.

Планируется ли сейчас какая-то?

— Выставка в Париже планируется в начале следующего года, но я не знаю — можно ли об этом говорить? Много ещё нужно для этого сделать.

Насколько Вам удаётся сочетать материнство и творчество?

— Мы воспитываем детей вместе с моей мамой и мы – команда. Без нее сочетать материнство и творчество было бы просто невозможно. Я со своей гиперответственностью,  иногда веду себя абсолютно безбашенно – контролирую всё, что только можно до мелочей и это отнимает все силы. Мама — самый важный человек в моей жизни, она мой друг и моя опора. Когда сроки поджимают и нервы сдают, я  запираюсь в мастерской, и она говорит: «Работай – мы справляемся». Я очень благодарна моим девочкам за любовь и понимание. Они чудесные.

Ваши тексты (эпизоды, истории) основаны на реальных событиях, здесь герои ваши близкие?

Это то, что мною услышано, пережито, связано с близкими людьми, знакомыми. Сейчас у меня мало текстов, потому что люди просят никому не рассказывать. Дело в том, что со мной очень многие откровенны, и кухня в моей мастерской – это то место, где люди открываются с лёгкостью Я слушаю очень внимательно, поэтому людям хочется говорить. Их истории фантастические и я очень благодарна. Это то, чем хочется делиться. Но если меня просят не писать, то я не пишу. У меня нет писательских амбиций.

Вы не думаете, что это нужно напечатать?

— Нет, я так не думаю, потому что в этих текстах нет никакой литературной ценности. На самом деле, таких текстов очень много. Есть более достойные авторы, это уж точно. Я просто стараюсь писать честно. Вообще это касается всего, что я делаю. Я занимаюсь тем, что мне нравится и если это находит отклик в чьем-то сердце, то чудесно, а если нет, то… что ж поделать.

Справка: 

Ксения Платанова – запорожская художница, скульптор (скульптура малых форм).

*** 2004 — Второй международный фестиваль текстильной куклы « Ребро Евы», Москва.

*** 2005 — Выставка авторских кукол, галерея союза фотохудожников Украины, Запорожье.

*** 2015 — Выставка « Духи и твари в черной траве» галерея Come.In, Харьков. Куратор — Инга Эстеркина.

*** 2015 — женский проект «Women Secret» Мистецький арсенал, Киев. Куратор — Нина Мурашкина.

*** 2016 — «Toy Story» галерея Мистецька збірка (сейчас Voloshin Gallery). Куратор — Нина Мурашкина.

*** 2016 — проект «Смiх i страх жiночоi шафи», Фестиваль равенста, Запорожье.

*** 2016 — проект «Не мир», Киев. Куратор — Наташа Целюба. *** 2017 — Странная среда, куратор Наташа Целюба. Запорожье.

Ева Миронова

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here