Домой Новости Запорожский дом проблем, легенд и пока не убитой доброты

Запорожский дом проблем, легенд и пока не убитой доброты

2565
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Когда готовился этот материал, Украина уже получила 65­летний пенсионный возраст. А вот пришла ли главная беда в наш дом — приняли ли депутаты медицинскую реформу или дают нам ещё немного пожить — автор не знает. Ведь по технологическим причинам он обязан сдать материал задолго до его выхода в печать и до возможного голосования в ВР

О наболевшем
Впрочем, из той инсайдерской информации, которой мы владеем, медреформа внедряется и без голосования депутатов — просто приказами Минздрава. В частности, ходят слухи, что в Запорожье сохранят 5­ю, 9­ю и, возможно, 3­ю городские больницы. А что по области останутся только больницы Бердянска, Мелитополя, Васильевки и Полог, уже никто и не скрывает.
Но не бьют колокола и не гудят по городу тревожные сирены. Всем как­то безразлично наше невесёлое завтра. Полная пассивность простых запорожцев, активно задействованных в очередях собезов и во всевозможных празднествах, уже не удивляет. А вот отрешенность медицинской общественности удручает! Или все запуганы, как во времена Сталина, или все куплены (а это зря — обманут!), или у всех уже давно билет в Польшу ­ там зарплата в 10 раз выше? Ибо одного февральского митинга персонала скорой помощи для города с такой техногенной нагрузкой, как Запорожье, наверное, маловато.

О больнице-труженице
Мы не планировали касаться медицинской реформы, просто так получилось — наболело! В планах было просто рассказать о 9­й больнице — больнице­труженице, которая когда­то гремела чуть ли не на весь Союз, а в последние годы стала объектом яростных атак ­ заслуженных и незаслуженных ­ со стороны и начальства, и прессы, и Интернета.
Но тот факт, что в последнем положительные и отрицательные отзывы о больнице примерно 50/50, по нынешним временам уже неплохо. Кстати, мы не зря говорим о всесоюзной славе. Знаменитая запорожская гимнастка, Олимпийская чемпионка Сеула (1988 г.) Ольга Стражева травмировалась в прямом эфире. Дальше она прошла все лучшие центры травматологии и ортопедии СССР, в том числе и Московский ЦИТО, но на ноги её поставили в 9­й больнице родного города. Об этом она рассказала в интервью одной из запорожских газет.
Да и другие отделения, а ещё врачи этого заведения пользуются заслуженным уважением и пациентов, и коллег из других клиник. Кроме того, речь о единственной взрослой больнице Правого берега. Т.е. она тащит воз медицинского обеспечения 280 тысяч горожан. И не только! Многие отделения помогают жителям всего Запорожья.
Одним словом, и больница, и её врачи уж точно заслуживают доброго слова. И, может быть, большего внимания властей. Не в плане проверок, а ремонтов и нового оборудования.
Спасибо доброму пациенту-депутату…
Выбор нами первого адреса в 9­й больнице неслучаен. Помнится, несколько дет назад один из бывших губернаторов распекал здешнего главврача за то, что тот открыл 10 «лишних» койко­мест в неврологическом отделении. И тут ничего удивительного нет! Правительство ничего не знает о стратегическом значении для страны запорожских мостов, а губернаторы ­ того, что малейшие аварии на плотине или мостах Преображенского фактически блокируют сообщение между берегами Днепра. И пациент с инсультом в карете скорой помощи может просто не дожить, пока автомобильная пробка рассосётся.
Кстати, вот сегодняшняя ситуация с больными в неврологии 9­й больницы: 71 человек вместо плановых 60.
Мы встретились с заведующей неврологическим отделением Ольгой Федоровной Груниной. Она ­ опытный врач, возглавляет отделение 17 лет.
«Летом обычно меньше больных, осенью и зимой — больше, ­ рассказывает Ольга Грунина. ­ При этом очень высокий процент ургентной, т.е. неотложной госпитализации. Сейчас значительно участились инсульты: может быть, амбулаторное лечение страдает, может, социальные факторы ­ люди не в состоянии приобрести себе медикаменты, чтобы корригировать артериальное давление».
Тут мы уже от себя добавим, что, посмотрев телевизор на ночь, не умереть сегодня почти невозможно…
Ольга Грунина рассказала также, что за год в отделении отмечается примерно 250 острых первичных инсультов. Это те люди, которые в пробке на мостах просто не выживут. «Очень важно доставить такого больного в первые часы после случившегося, ­ продолжает Ольга Федоровна. ­ У наших больных, в отличие от кардиальных, т.е. ощущающих боль при сердечном приступе, сразу выключается критическое восприятие ситуации. Они не понимают своих проблем. И только родственники или внимательные соседи бьют тревогу и вызывают скорую. Но время госпитализации в допустимые сроки уже бывает упущенным».
И главный совет опытного невролога: «Не нужно бояться докторов, а нужно бояться превратиться в овощ»…
Поговорили и о проблемах. «Если специализированные больницы имеют какое­то дополнительное финансирование, то у нас обычная райбольница, ­ продолжает уже не очень приятную ей тему Ольга Грунина. ­ А значит, финансирование недостаточное, есть только фонд для инвалидов и чернобыльцев, и тот очень скудный. Если поступают неимущие люди, одинокие, которые не могут оплатить своё лечение, стараемся изыскивать средства — или какая­то «гуманитарка» осталась, или кто­то просто оставил препараты. Просим и представителей фармацевтических компаний принести хоть что­нибудь. Если же встаёт вопрос о проведении обследований, таких как МРТ (магнито­резонансная томография), это всё сегодня частное. Там же, где не частное, очередь 3­4 недели, а нужно получить результат сегодня. То, что можем делать на месте, делаем. Есть у нас, конечно, маленький фонд, который позволяет лечить 1­3 суток бесплатно, но за 3 дня инсульт не вылечишь. А ещё беспокоит текучесть кадров. Приходят молодые сестрички, мы их чему­то научили, и они уходят на более высокие зарплаты. Многие уехали за границу ­ в Польшу, например.
Врачи, в основном ­ старая гвардия. Молодёжь если и появляется, то потом быстро уходит в медпредставители фармацевтических компаний», ­ с горечью говорит Ольга Грунина.
Что касается оборудования, «отделению как воздух нужен магнитно­резонансный томограф, государственный рентгеновский томограф, допплерограф. В больнице есть только реоэнцефалограф, но это уже позавчерашний день. Рентгеновская аппаратура очень старая. В отделении с помощью бывшего нашего пациента­депутата сделан ремонт. Коридор сделали, который не ремонтировался со времени основания корпуса.
«Но невзирая на все трудности, мы работаем», ­ подытожила завневрологией 9­й больницы.
Катаракта — не приговор
Да, то, что неврологии повезло с пациентом­депутатом, мы заметили сразу, попав в другое известное всему городу отделение — микрохирургии глаза. К словам Ольги Груниной о корпусе, не ремонтировавшемся со времён постройки, нам просто нечего добавить.
А ведь здесь делают уникальные вещи! Вот что нам рассказал зав. отделением микрохирургии глаза Евгений Старцев. «У нас богатая история, мы находимся на передовых позициях в Запорожье и в области… Практикуем удаление помутневшего хрусталика с имплантацией интраокулярных линз. Мы первыми в городе начали делать такие операции по удалению катаракты. Эта патология очень хорошо устраняется, если всё вовремя делать. У нас есть американская, японская аппаратура для диагностики и лечения катаракты. Мы используем одни из лучших в мире линз: американские, немецкие, английские. Используем и одноразовые расходные материалы, для того чтобы человеку как можно быстрее вернуть его зрение. Мы также очень давно занимаемся глаукомой, оказываем помощь при патологиях на переднем отрезке глаза: пластика век, удаление различных новообразований, лечение различных заболеваний острого характера. Последних принимаем по направлению офтальмолога из поликлиники. В отделении сейчас 40 коек. Хотя это ­ не показатель. Ведь обычно у нас больные находятся не дольше 2­3 дней. Что касается проблем, то они, как у всех. Помощь получаем, в основном, частного характера. Сегодня нам очень нужны т.н. щелевые лампы, прибор OST. Ведь в год мы проводим около тысячи операций. Кстати, операция по удалению катаракты стоит у нас от 7,5 тыс. гривен. Это минимум на тысячу гривен дешевле, чем в других клиниках города», ­ подытожил Евгений Старцев.
Куда девался «пропомикс»?
Наш рассказ был бы неполным, если бы мы не встретились с легендой запорожской офтальмологии Борисом Степановичем Безуглым. Он — для тех, кто не в теме — кандидат медицинских наук, доцент кафедры глазных болезней Запорожского медицинского университета. В наш тогда ещё мединститу, пришёл работать в 1971 году сразу же по его окончании.
«Меня оставили на научную работу, ­ вспоминает Борис Степанович. ­ Лечил тяжёлых больных с травмами и ожогами глаз. Ещё не было препаратов, которые могли бы ускорить процесс регенерации повреждённой роговицы глаза. Поэтому возникла идея создать препарат на основе прополиса. Прополис активен против более 100 микроорганизмов, но в глазной практике он не применялся, потому что растворялся только в спирте. Поговорил с одним сотрудником кафедры технологии лекарств, и после долгих усилий был получен водорастворимый порошок. Впоследствии я стал проверять его на собаках, свинках, мышах. На эти работы у меня ушло вместе с защитой диссертации до 7 лет. Так был получен препарат «пропомикс», который был запатентован в СССР. Я тогда предложил пластиковую упаковку 1,5 мл, которой хватает на сутки. Препарат долго был в аптечной сети. Сейчас в связи с перестройкой в нашем здравоохранении «пропомикс» не выпускается, а зря. Ведь этот препарат был лучше современного «актовегин­геля». В 1986 году мне присвоили звание доцента, а в 1988 году я стал заведующим кафедрой. Три года заведовал кафедрой, подготовил двух кандидатов наук. Первым в Запорожской области освоил имплантацию искусственного хрусталика, а потом факоэмульсификацию (удаление катаракты) и лазерную факоэмульсификацию. Оперировал очень долго, ездил в Москву, Киев и другие города. Сегодня пытаюсь преподавать так, чтобы студентам было интересно и чтобы они понимали предмет. Ведь по нашей специальности отведено немного часов… Кстати, мои ученики есть во всех клиниках Запорожья. Сейчас в образовании внедряем т. н. Болонскую систему, которую я не поддерживаю, ­ говорит Борис Безуглый. ­ Не с больными, а с бумагами студенты общаются. Иногда только в интернатуре сталкиваются с живыми людьми. Почему­то никому не пришло в голову, что нельзя создать такую «ситуационную задачу», которая заменит больного и его жалобы… Да, когда организовалось новое глазное отделение в 9­й горбольнице, перенесли нашу кафедру сюда. В настоящее время я отвечаю за лечение и консультирую больных в 9­й больнице, а также в университетской клинике и в госпитале. Как правило, это сложные больные…»
В ходе беседы с 75­летним доктором Безуглым не покидало ощущение того, что ты разговариваешь не только с Легендой, Профессионалом своего дела, а просто с очень добрым человеком, искренне желающим помочь людям.
И тут уже завершаем наш рассказ тем, с чего и начинали — медицинской реформой. Может, главной её целью должно быть возвращение в больницы доброты, а не духа наживы? Хотя о чём мы говорим… Кто ради доброты у нас сегодня что­то делать будет?

Совет от доктора Груниной
Соблюдать режим питания ­ нельзя переедать. Чем старше человек ­ тем меньше ему требуется пищи. Вести активный образ жизни, заниматься гимнастикой. Контролировать артериальное давление. Не злоупотреблять алкоголем и не курить. Последнее приводит к спазму сосудов, развитию атеросклероза. И, естественно, время от времени нужно посещать семейного врача, сдавать анализы — на уровень холестерина, на показатели свертываемости крови. Некоторым могут понадобиться курсы сосудистой, метаболической терапии, чаще всего в амбулаторных условиях. Даже пациенты, которые уже перенесли инсульт и вышли из него более­менее благополучно, но занялись своим здоровьем, имеют хорошие перспективы.

Светлана Третьяк

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here