Домой Культура В Запорожье работает «театр строгого режима»

В Запорожье работает «театр строгого режима»

1243
1
ПОДЕЛИТЬСЯ

Областные власти таки угробят «главное культурное заведение» Запорожья?  В начале года это событие было на слуху. И городские, и киевские издания посвятили ему множество материалов. Запев же сделал Николай Михайлов в статье  “Веселий пан Коцький у сумному театрі” (“Запорізька правда”), отметив удушливую атмосферу, никак не способствующую творчеству в Запорожском академическом областном украинском музыкально-драматическом театре имени Владимира Магара.

Облсовет не выполнил решения двух судов?

«Автор и исполнитель» подобной атмосферы, как следовало из статьи, — директор театра Владимир Николаевич Панькин. Которого с подачи департамента культуры, туризма, национальностей и религий Запорожской ОГА взялись переназначать на новый срок.   Учитывая, что сегодня в стране демократия, процесс этот был максимально публичным, и филатовское «Действуй строго по закону, то бишь действуй… втихаря» здесь никак не пришьёшь.

Но вся эта публичность оказалась лишь ширмой, ибо в состав утверждённой облсоветом комиссии вошли глава упомянутого департамента Владислав Мороко, фактически двое его подчинённых, подчинённая одного из подчинённых (извините за тавтологию) и  представитель общественной организации, не чужой тому же департаменту. Четверо других членов конкурсной комиссии — трое депутатов облсовета и бывший руководитель театра имени Магара Валентин Слонов — оказались в роли статистов.

14 февраля г-на Панькина в должности директора утвердила упомянутая комиссия, а 6 апреля и сессия облсовета. Было ли это реализацией «совкового»: «Есть такое мнение!»  или результатом закулисных торгов местной «демократической коалиции» и «Оппозиционного блока», нам неведомо.

Но ведомо, что на следующий после решения комиссии день в театре началась новая волна репрессий ко всякого рода «бунтовщикам» и «отщепенцам». А ещё то, что общественная организация «Запорожское театральное общество» (ЗТО) (это её представлял в комиссии В. Слонов)  подала судебный иск к областному совету.

И Запорожский окружной административный суд 19 апреля иск удовлетворил: «Визнати протиправним і скасувати  розпорядження заступника голови Запорізької обласної ради про затвердження персонального складу конкурсної комісії з проведення конкурсного добору на посаду директора комунального закладу «Запорізький  академічний обласний український музично-драматичний театр імені В.Г. Магара» Запорізької обласної ради» №14-к від 17.01.2017”.

В ответ облсовет, уплатив 1600 гривен из собранных налогоплательщиками денег на компенсацию судебных издержек истцу, не успокоился, а подал апелляцию в  Днепропетровский апелляционный административный суд. Который уже 21 июня постановил: «Апеляційну скаргу Запорізької обласної ради на постанову Запорізького окружного адміністративного суду від 19.04.2017 р. у справі № 808/594/17 залишити без задоволення. Постанову Запорізького окружного адміністративного суду від 19.04.2017 р. в справі № 808/594/17 за позовом громадської організації «Запорізьке театральне товариство» до Запорізької обласної ради про визнання протиправним та скасування розпорядження залишити без змін».

Казалось бы, что кому неясно? Да всё неясно! С трудом, но мы встретились с начальником управления юридического обеспечения деятельности облсовета Егором Морозом и получили ответ в том плане, что: а) суд ни к чему никого не обязывал;  б)  комиссия — дело прошлое, она уже расформирована; в) суд не объяснил, и мы теперь не знаем, как выполнить это решение. Так что всем спасибо, все свободны! Но кассация  в Высший админсуд облсоветом всё же подана.

А вот что нам рассказала председатель «Запорожского театрального общества» Надежда Петренко: «Два прошедших суда подтвердили, что комиссия была сформирована со множественными нарушениями. В их постановлениях  все четко написано. Комиссия не имела права действовать, заслушивать конкурсантов и тем более принимать какие-то решения.  Однако на эти решения публичной  реакции от Запорожского облсовета не последовало,  т.е. фактически решение суда не выполняется».

Мы здесь добавим лишь одно: как хорошо, что об этом ничего не знают прокуроры…

«Просто Шматко.

Старший прапорщик Шматко»…

А если закон не выполняется областным советом, то что можно наблюдать в «главном культурном заведении области», как иногда громко называют театр им. Магара? Да просто казарму. Нормальную такую, со старшим прапорщиком Шматко из известного сериала во главе. Где все ходят строем, а если кто-то слишком умный и вопросы задаёт, то ответ ему прост, как разношенные кирзовые сапоги: «Почему подход к начальнику не строевым шагом?».

Хотя в театре всё по-другому — чистку бляхи на ремне не проверяют, но бдят… Вот история  «бунтовщика», которому это по закону положено — председателя профкома театра, актёра  Максима Игнатьева, который уже в процессе увольнения…

«Найден повод — вроде бы я не был 1 октября на рабочем месте три и более часов. Но в этот день не было запланировано ни одной репетиции с моим участием. В расписании работы всегда чётко указывается, что актёр должен быть на репетиции или на спектакле. Что касается индивидуальных занятий, то никем не указано, где и как они должны проходить. 1 октября в 11.00 актёров  на работе не было. То, что я пришёл в театр перед началом вечернего спектакля, предпочли не увидеть»…

По словам М. Игнатьева, в театре создана обстановка нетерпимости к профсоюзной организации: «С декабря 2016 года директор единолично решил, что профсоюзного комитета в театре быть не должно. Но ещё в октябре 2016 года г-н Панькин получил соответствующие разъяснения и от областного совета профсоюзов, и от ЦК… Пока же в театре есть профсоюзная организация, хотя многие из неё вышли по инициативе директора во время подписания контракта»…

Добавим и такое: закон требует, чтобы согласие на увольнение председателя профкома давал областной профсоюз работников культуры. Прислушается ли г-н Панькин к мнению последнего — не факт. Во всяком случае, у него есть железное алиби: мол, учусь уважению к закону у владельца театра — Запорожского областного совета…

А ещё достучаться до руководства театра можно посредством заказного письма… Кроме того, некоторые работники ходят на совещания у того же руководства только с диктофоном в руках. Ибо потом никому ничего не докажешь.

Это, конечно же, недоработка — пора начинать ходить с видеорегистратором, тогда появится шанс, что тебя не уволят…

Хотя вот молодой режиссёр Денис Астафьев не выдержал подобного отношения, подал заявление и уехал.

Тут уместна ещё одна цитата из разговора с Надеждой Петренко: «ЗТО не имеет  претензий к Владимиру Панькину лично, но решительно выступает против беззакония… Сегодняшний же новый виток конфликта в театре вызван тем, что г-н Панькин понимает: его позиции после судебных решений слабы и может случиться перезапуск процесса назначения директора. А поэтому создана обстановка «выдавливания» из театра работников, «вынесших сор из избы».

«До основанья!»

«А затем?..»

6 октября «за нарушение условий контракта» объявлен выговор режиссёру-постановщику  Виктору Попову. Сам режиссёр заявляет, что впервые в его 40-летней практике он столкнулся с историей, когда взыскание, к тому же такое серьёзное, объявлено за подачу ЗАМЫСЛА НОВОГО спектакля.

Тут небольшое отступление. Театр — это сложное производство, где всё двигается, как на заводе: через приказы, письменные распоряжения и т.д. Ибо любой спектакль — это немалые деньги, ресурсы, работа десятков людей. Т.е. это костюмы (иногда по пять на одного героя в течение одного спектакля), декорации, свет и, наконец,  игра актёров как венец всего режиссёрского творения. Которые должны не просто знать тексты монологов и реплик, а значит, много и долго репетировать…

Но в театре идёт не один спектакль, и репетировать нужно всем, и костюмы шить — тоже всем. И всё это должно быть грамотно и чётко спланировано по дням и часам.

И вот Виктор Попов подаёт замысел нового спектакля, требующего напряжённого труда довольно большого коллектива. Его замысел традиционно ложится под сукно, а затем вдруг,  а именно 26 сентября, звучит команда, что спектакль должен быть готов к 11 ноября. Т.е. всё, как в армии: «Ночь кормить — к утру зарезать». Ибо уже 27 сентября требовалось отработать первые пункты плана. 29 и 30 числа режиссёр Попов служебными записками докладывает об исполнении. Но 6 октября является приказ о взыскании на основании докладных записок руководителей структурных подразделений театра. Доклады самого режиссёра никого не интересуют.

Наверное, и Виктор Попов пожалел, что не обзавёлся видеорегистратором. Ибо тут не знаешь, откуда беда свалится — утверждённого репертуарного плана театра на 2017 год нет, а значит, всё может случиться в любой миг.

«В предварительных планах театра на 2018 год я как режиссёр уже не существую», — почти обречённо заявил В. Попов автору этих строк.

Тут мы уже от себя скажем: а кто заменит в Запорожье Попова? Да никто! Ибо режиссёры с именами — Геннадий Фортус, Светлана Лебедева, Татьяна Лещева ставят спектакли, как Фортус, Лебедева и Лещева. А Попов — как Попов. Но кому это интересно…

Если ко всему добавить, что ни Министерство культуры, ни областной департамент (тем более!) никак не регламентируют взаимодействие творческого состава театра и администрации, то здесь открывается широкое поле деятельности для «любого присланного в театр дяди». Которому не репетиции и творческий рост важны, а «семёрки» в табеле. Поэтому пришёл в гримёрку — сиди и молчи все семь часов. И радуйся, что тебе зарплату платят.

Кстати, главным аргументом против «бунтовщиков» в театре является то, что «вот из-за таких, как вы, нам всем сократят зарплату». Ибо частная лавочка…

Если честно, то нам бы хотелось поинтересоваться у Заслуженного деятеля искусств Виктора Попова творческими планами, воспоминаниями по работе над своими спектаклями, об отзывах зрителей, о том, что театр — это не всегда шоу, а пища для ума и глубоких переживаний…

Но вот приходится разбираться с кознями уровня ст. прапорщика Шматко, над которым нет ни капитана, ни подполковника, ни тем более генерала. И который сам по себе. К такому выводу нас подтолкнул ответ В. Попову упомянутого директора департамента Владислава Мороко:  «У разі, коли Ви не згодні з винесеною доганою, Вам слід звернутися до комісії по трудових спорах театру, а у разі  відсутності такої — до суду з відповідним позовом». Из Минкульта ответ пока не поступил, но оттуда будет точно такая же отписка с примечанием, что жалоба отослана в Запорожский облсовет…

А знаете, почему рухнул Союз?.. Нет, мы не о том! А знаете, что такую ситуацию блестяще обыграл ещё Аркадий Райкин в телефильме «Люди и манекены»? В сцене под названием «Запустить «дурочку»: «Это значит писать, отвечать, загружать почту, «тянуть резину». А за это время…»

Пока все «тянули резину», рухнул Союз. Почему сегодня то же самое, притом в вопросе, не требующем никаких капитальных вложений, мы не понимаем. Нет, мы согласны, что областные власти вынуждены играть роль статистов, лишь издали наблюдая беззаконие, творимое газовщиками с их общедомовыми счётчиками. Ведь там большие интересы наверху и даже, говорят, вмешательство МВФ… Но какое ЮНЕСКО вынудило наш облсовет и ОГА назначить г-на Панькина в театр, а теперь держать глухую оборону, круша остатки своего авторитета?

Кстати, мы пишем о Владимире Панькине, но его мнения нет. Автор пыталась с директором встретиться, но дальше телефонного: «Звоните  завтра» и «С жалобами нужно обращаться в суд» нам ни о чём договориться не удалось.

А вообще-то мы согласны, что г-н Панькин — талант (без иронии). Будь он старшиной роты, ротный командир горя бы не знал — все кровати и табуреты были бы выровнены. Да и мэр Владимир Буряк, имея такого человека во главе «Умвельт-Запорожье», забыл бы о горах мусора в посадках на запорожских посёлках. Но г-н Панькин работает директором театра — творческого коллектива, который просто не может жить в казарме и ходить строем без ущерба качеству постановок.  Не может! Понимает ли это кто-нибудь во власти? Или всех «эта культура» уже и так давно «достала»? 

Светлана Третьяк      

1 КОММЕНТАРИЙ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here