Кривое зеркало

490
0

CMOL4929

Люди, прикалывающие к одежде георгиевскую ленточку, обычно неохотно идут на контакт с журналистами. Они скрываются от камер, а если и говорят, то с определенной долей агрессии, или обиды. Однако нам удалось взять небольшое интервью у активиста движения «Наш город»

 

 

Данная организация не зарегистрирована официально, у нее нет явно выраженного лидера. Ее активисты еще называют себя антимайдановцами. Однако большая часть их деятельности посвящена не свержению власти майдана, а больше местным проблемам — сохранению памятника Ленину и пересмотру законодательства о местном самоуправлении. Активисты организации с 22 февраля живут в палатках у памятника Ленину, охраняя свои стенды с лозунгами. На пресс-конференции нового главы ГУМВД Виктора Ольховского присутствовал активист «Нашего города» Владимир Балагура, запомнившийся выступлением в городском совете. Туда его отправили митингующие с рядом требований, одним из которых был призыв к городским властям не руководствоваться мнением людей, не имеющих законного мандата, т.е. по сути, митингующие требовали не слушать митингующих. В пресс-зале Владимир сидел в стороне и был в явном меньшинстве. Его вопрос к Ольховскому о расследовании провокаций в отношении антимайдановцев журналисты и присутствующие активисты встретили дружным хохотом. Подойдя к Балагуре, я почувствовал запах костра, с этого момента меня не покидало ощущение того, что все происходящее является испорченным отражением чего-то другого.

Как вы оцениваете новые назначения — Баранова и Ольховского?

Я пока не вижу ни одного их действия. Было обещаний много, но не выполнено ничего.

Но ведь если вы начинаете от них что-то требовать, это значит, что вы признаете их как официальную власть?

Я сразу заявляю: новую власть я не признаю, но они пока единственные, кто есть.

То есть, вы будете обращаться к ним, как к власти?

Я буду требовать от них выполнения определенных действий, как от исполняющих обязанности.

Сегодня Виктор Ольховский призвал всех протестующих горожан к диалогу и объединению. Что вы думаете об этом?

Мы шли на объединение, но нас не услышали, а наши требования были проигнорированы.

Абсолютно все требования?

У нас было девять пунктов, ни один из них не был выполнен. (Речь идет о мировом соглашении самообороны майдана и антимайдановцев. Одним из требований последнего был уход самообороны из здания ОГА). Чтобы не провоцировать радикальные движения вроде «Юго-восточного фронта» во главе с Тимченко и Патаманом (авторы обращения запорожцев к Владимиру Путину с просьбой ввести войска на территорию Запорожской области), мы шли на примирение, чтобы избежать бойни.

То есть вы отдаете себе отчет в необходимости поиска компромисса?

Конечно, компромисс должен быть. Для того, чтобы можно было что-то порешать, должен идти переговорный процесс.

Сейчас ситуация выглядит так, что у Ленина и в ОГА люди ждут нападений, не предпринимая активных действий. При этом никто не проявляет агрессии. Это выглядит довольно странно со стороны.

В отношении нас каждый вечер происходят провокации. Вчера залили краской наш плакат с требованием провести местный референдум, избили двоих человек. Дали понять коротко и ясно: «мы вас будем резать».

Вы обращались в милицию? Есть видео или фото подтверждающие нападения?

От нас не взяли заявление. А свидетельств у нас нет. Откуда…

Дальнейший разговор оборвал неизвестный мужчина в деловом костюме. Он буквально вклинился между нами и полностью завладел вниманием моего интервьюируемого.

После в штабе самообороны майдана, кратко передав содержание интервью, я спросил у людей, почему бы им действительно не уйти из ОГА, чтобы снять напряжение. На меня посмотрели укоризненно и передали листовку, призывающую запорожцев к сопротивлению киевской «хунте» и подробно расписывающую, как нужно готовиться к боевым действиям. «Вообще мы к ним ездим каждый вечер и нормально общаемся, это снято на видео, — рассказал один из членов самообороны, — там разные люди, и в большинстве они настроены мирно, как и мы».


ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here