В последнее время люди ищут казацкие корни — директор Государственного архива Запорожской области

1094
0

dsc08119

Большинство людей хоть раз задаются вопросом поиска своих корней. Если это желание их не оставляет, они направляются прямиком в архивы. Чтобы выяснить, что хранится в Государственном архиве Запорожской области, мы обратились к его директору Александру Тедееву, который рассказал, что представляют собой уже несекретные архивы СБУ, чего нельзя найти в метрической книге и как часто находят дворян в своем роду

— В прошлом году прошла еще одна волна рассекречивания архивов, хранившихся в СБУ. Поможет ли это людям исследовать прошлое своих семей?

— Дело в том, что архивные документы такого характера нам передавались и раньше. В Государственном архиве Запорожской области хранятся дела в отношении граждан, угнанных в Германию. Это около 70 тысяч дел. К сожалению, в наш архив были переданы далеко не все документы.

Хотя когда говорят о документах из СБУ, чаще всего речь идет о репрессированных. Это — завершенные дела на репрессированных несудебными органами и впоследствии реабилитированных. Всего 13 тысяч дел примерно на 17 тысяч человек. Некоторые дела даже времен Гражданской войны и далее вплоть до 1953 года. Часть дел до сих пор находится в архивах СБУ.

dsc08140

— И как часто к вам обращаются за такими документами?

— Сегодня не часто, около десяти запросов в год, если мы говорим о случаях, когда выясняют судьбу своих родственников. Помимо этого многие данные уже были опубликованы в пятитомнике «Реабилитированы историей».

 Все же основная масса обращений к нам касается  документации по отводу земли, подтверждения трудового стажа и тому подобных вопросов, не связанных с генеалогическим поиском.

— Но интерес к этому вопросу есть?

— Безусловно, но не такой, как в Киеве.

— Вы долгое время работаете в Государственном архиве. Как  относитесь к частным лицам, предлагающим платные услуги по генеалогическим исследованиям? Насколько они качественны и правдивы?

— Я не могу сказать, что в Запорожье так уж много людей, занимающихся этим вопросом, но они есть. Опять же, в Киеве спрос на эту деятельность намного больше, там в читальных залах сидят люди, которые целенаправленно занимаются этой работой, у нас таких посетителей немного.

Как правило, это люди, которые изначально проводили генеалогические исследования своей семьи. После того как они побывали в архивах, узнали, что к чему, некоторые из них решают предоставлять услуги по генеалогическому поиску. Относительно качества — здесь, как и в других сферах, кто­то делает все добросовестно, а есть и такие, кто обманывает. В любом случае специализированные познания требуются. Ведь в работе с действительно старинными документами без знания вопроса понять их содержание невозможно.

dsc08125

Ну а что касается Запорожья, то если люди решают искать свои корни, они предпочитают самостоятельно прийти в архив, почитать документы, это ведь совсем другое ощущение. К услугам по генеалогическим исследованиям чаще всего прибегают в случае, если документы хранятся, допустим, в другой области и поехать самому изучить их накладно, работа мешает и так далее. В таком случае деваться некуда, направляют либо запрос напрямую нам или же ищут людей, которые сделают это за них.

Вот, например, в Государственном архиве Запорожской области нет метрических книг (реестр, в котором регистрировались данные о рождении, браке и смерти с 18 века по 1918 год, – ред.) Католической церкви. Они, к сожалению, не сохранились до нашего времени. Но Католическая церковь на территории Запорожской области относилась к Тираспольской консистории с центром в Саратове. И экстракты сохранились в этом городе, то есть найти данные можно там.

— С чего стоит начинать поиск?

— Изучить публикации, уже сделанные исследователями этого вопроса. У нас есть авторы, которые написали прекрасные работы, где исследованы истории целых семей. При этом во время их подготовки брались данные из различных источников, не только Государственного архива Запорожской области, но и других архивов, это более полная информация. Такие книги есть в библиотеках в электронном виде, и они могут дать значительно больше данных, чем исключительно посещение нашего Государственного архива.

Если есть желание более детально изучить вопрос, тогда нужно идти, конечно же, в архив. Однако и здесь свои нюансы. Так, по документам ЗАГСов советского периода можно установить национальность своих родственников, а в метрических книгах такой информации нет, только вероисповедание. Можно, конечно, сделать выводы об этнической принадлежности своих предков и по метрическим книгам, например, если информация о них была взята из записей синагоги, но и тут есть подводные камни. Ведь на территории нашей области были представители тамбовской секты субботников (иудео­христианское религиозное движение, существовавшее на территории Российской Империи, – ред.), и данные о них регистрировались в еврейских метрических книгах.

dsc08133

— Были ли случаи, когда люди просто приходили узнать побольше о своей семье и оказывались неожиданно для себя потомками знатных казаков или дворянами?

— Вы знаете, как правило, люди, имеющие знатные корни, слышали о них в семье и уже приходят подтвердить эту информацию. Правда, частенько оказывается наоборот: доказать, что они — «белой кости», не получается. Дело в том, что на территории нынешней Запорожской области было действительно много представителей знатных семей, но с течением времени их уничтожали, после всех репрессий остались единицы.

 Если еще в 20­е годы прошлого века из Петербурга на Днепрострой прибывали члены императорского двора, но уже в 30­е их начали уничтожать. Поэтому тех, кто пережил эти трагические события, не так много. Например, потомки купца Минаева хоть и не были дворянами, но являлись состоятельными жителями Александровска.

dsc08143

Но должен сказать, что целенаправленный поиск дворян в своей семье не так часто интересует людей, изучающих свою генеалогию. В последнее время люди хотят установить свои казацкие корни. Причем приходят люди как с высшим образованием, так и без него, бывшие депутаты и просто безработные.

— Старые документы имеют свойство приходить в негодность. Есть ли данные о том, сколько таких записей исчезает по естественным причинам?

— Дело в том, что самые старые документы мы переводим в электронный вид. Практически все метрические книги, которые хранятся в Государственном архиве Запорожской области, уже оцифрованы, и выдавать их на руки пользователям в большинстве случаев необходимости нет. Они хранятся в отдельном помещении, где поддерживаются необходимые температура и влажность.

В свое время нам помогли депутаты облсовета своей программой, благодаря которой мы купили серверы для хранения информации и коммутатор, что помогает большему числу посетителей архива изучать документы в электронном виде.

У поступающих к нам документов срок хранения неограниченный, и поэтому мы стараемся уберечь их от исчезновения. Например, сегодня, оцифровываем газеты за 1910-­15 годы, которые предоставил нам Мелитопольский краеведческий музей.

dsc08132

— Работая в архиве, вы изучали историю своей семьи?

— Безусловно, еще в студенческие годы я начал интересоваться этим вопросом. По линии матери у меня в семье были священники. Дед был репрессирован в 20­е годы, три раза его сажали в тюрьму. Мне удалось изучить историю семьи вплоть до середины XVIII века. Как раз до того момента, когда один из предков окончил духовную семинарию.

Андрей ВАСЕЦКИЙ

фото автора