Немного о суде над экс-президентом Украины Януковичем

639
0

Прошедшая неделя началась с очередного заседания Оболонского суда г. Киева по делу о государственной измене экс­президента Украины В. Януковича. Адвокат экс-­президента В. Сердюк буквально пошел ва­-банк, обратившись к суду с рядом ходатайств и прошений. Рассмотрев некоторые из них, суд перенес заседание на июнь, удовлетворив просьбу защиты, которая выиграла очередной раунд у прокуроров. Прокуроры заявили о сознательном затягивании процесса защитой, и, наверное, это действительно так, но не нужно было давать для этого повода

Защита выявила огромное число процессуальных нарушений, и похоже, отечественный суд больше не решается идти на чьем­либо поводу, чтобы не быть впоследствии обвиненным в заангажированности и политической приверженности. Неужели появились первые позитивные результаты судебной реформы? Как говорится, дай Бог! Главное процессуальное нарушение, о котором заявил В. Сердюк, связано с публичным обвинением его подзащитного со стороны Ю. Луценко и А. Матиоса в преступлении. Такие заявления недопустимы, т.к. во всех цивилизованных правовых системах мира существует принцип презумпции невиновности ­ пока не вынесено решение суда, никто не имеет права называть подозреваемого преступником. Такие процессуальные нарушения простительны для журналистов, но не для прокуроров, даже тех, которые не имеют юридического образования.
Наступление защиты продолжилось в виде требования присутствия на суде генпрокурора Ю. Луценко и президента П. Порошенко, который должен быть допрошен в качестве свидетеля. Интересно, продвинется ли наш суд еще дальше по пути независимости от власти и удовлетворит ли это требование защиты? И для чего нужны защите эти фигуранты дела? Возможно, для того, чтобы еще раз показать всей стране политическое, а не юридическое лицо генпрокурора, который вряд ли сумеет говорить на полноценном юридическом языке. Но Ю. Луценко уже признался всей стране, что ему не хватает юридического образования, да и вряд ли В. Сердюк добивается такого мелочного удовлетворения. Не исключено, что в ходе суда может возникнуть политическая дискуссия. Адвокат В. Януковича уже запустил пробный шар, заявив, что и политические обвинения в адрес его подзащитного несостоятельные, т.к. поведение любого политика определяется политической обстановкой. Какая была обстановка в период Майдана, известно всем. И, видимо, адвокат уже ведет дело к тому, чтобы признать обращение В. Януковича к В. Путину в то время как политически оправданным шагом. Но все­таки любой политик обязан действовать не только по политической обстановке, но и по разуму, просчитывая все последствия своих ходов. Приглашение иностранной армии для усмирения внутренних беспорядков – это не просто рискованный ход, но и антинациональный и антинародный тоже. Менее понятно, зачем нужен г. Порошенко на судебном процессе. В отличие от других политиков, он не исполнял никаких временных государственных функций, но, видимо, у В. Сердюка есть спрятанный козырь в рукаве.
Еще один пробный шар, запущенный из каких­то источников – это возможность использовать суд присяжных. Самое нелепое предложение. Во­первых, в Украине нет серьезного опыта суда присяжных. Законом он разрешен, но на практике не апробирован. Во­вторых, в деле о государственной измене суда присяжных не может быть по определению. Слишком серьезное обвинение, требующее не только честного, но и профессионального суда. Эмоции, которыми больше руководствуются присяжные, здесь, мягко говоря, неуместны. В­третьих, в стране, где процветает коррупция, непредвзятый подбор присяжных почти исключен. Разумеется, присяжные должны знать об ответственности и не поддаваться политическому давлению, но на практике они могут поверить, что вся ответственность ляжет не на них. Далеко не все простые люди догадываются, чем может закончиться их участие в столь рискованном суде. И, наконец, политический характер суда тоже несовместим с судом присяжных, которые могут участвовать в уголовных, но не политических процессах. Единственное, чему должен научить данный процесс – это политической осторожности и ответственности. На нем могут всплыть факты, опасные как для прежней, так и для нынешней власти. На нем могут прозвучать и исторические аналогии, которые будут трактоваться политически, например, ввод советских войск в Афганистан по просьбе тогдашней афганской власти или бомбардировки Югославии войсками НАТО ни по чьей просьбе, а для защиты прав человека и предотвращения гуманитарной катастрофы, вот только трактовки будут разные.
Самый главный вывод, который следовало сделать давно и вне зависимости от судебного процесса – любая власть должна быть ответственной. У. Черчилль говорил: «Власть – это не привилегия, а большая ответственность». Понятие ответственности многостороннее, но у нас почему­то сводится к PR. Политики стараются во всем оправдывать себя, топить оппонентов, нравиться народу хотя бы на период избирательной кампании, но они не имеют программы и стратегии развития страны на серьезную перспективу. Конечно, какая­то стратегия и программа всегда находятся, но ни одна из них не вывела страну на более высокий уровень. Наша власть всегда была чувствительна только к своим рейтингам. Эти рейтинги всегда стремительно падали, и далее срабатывала одна из двух стратегий – либо заигрывание с народом путем ничтожного повышения зарплат и пенсий, либо ужесточение режима и соскальзывание его к авторитаризму. Сегодня власть выбрала вторую стратегию и приблизила страну к бывшему СССР со всеми его запретами. Наша власть в любом исполнении выдавала свои интересы за общенациональные. Теперь к этим интересам добавились страх или угроза будущего судебного преследования.

Татьяна НИКОЛАЕВА

 

 


ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here