История изгнания крымскотатарского народа из Крыма повторяется

33
0

 историй жизни = 86 капканов Кремля. В рамках Всеукраинского пресс­тура Запорожье посетили активисты, которые из первых уст рассказали о репрессиях в Крыму. Согласно официальным цифрам, на сегодняшний день более 220 пленных содержатся на неподконтрольных Украине территориях Донецкой и Луганской областей, а в тюрьмах России ­ 86 политзаключенных. Чтобы наглядно показать, насколько легко попасть в «лапы» Кремля, в день своего визита активисты установили на пл. Маяковского капканы, в которых можно оказаться, прогуливаясь по улице.

Истории этих людей пугают тем, что в XXI веке, когда развита криминалистика, а технологии позволяют изучить доказательную базу до мельчайших подробностей, в аннексированном Крыму «власти» грубо подтасовывают доказательства, опираются на слова подставных свидетелей и выносят пожизненные приговоры.

По словам Ирины Седовой, исследовательницы Крымской правозащитной группы, 86 заключенных, из которых 64 ­ крымские татары, находятся в заключении по сфабрикованным и несправедливым обвинениям. Людей преследуют за религиозную принадлежность и  гражданскую активность. Массовые аресты начались в 2016 году, когда жители Крыма стали объединяться в группы и освещать происходящие там события. Как уточнила Лутфие Зудиева, крымскотатарская активистка общественного движения «Крымская солидарность», над гражданскими журналистами ведут расправу.

— Мы отслеживаем политически мотивированные административные и уголовные дела в Крыму. По образованию я педагог, но 4 года в свободное время занимаюсь правозащитной информационной работой, — рассказала Лутфие. — Крым покидают журналисты, т.к. их преследуют, поэтому мы решили помогать политическим узникам тем, что пишем об обысках и судах на своих страницах в Facebook. На данный момент в Крыму эта социальная сеть заменила независимые медиа. Дело в том, что здесь функционируют только те СМИ, которые продвигают провластную точку зрения.

Лутфие также отметила, что несколько независимых журналистов и фрилансеров из Украины приезжают на полуостров, рискуя своей безопасностью. Некоторым из них уже запретили въезд на территорию полуострова на 10 лет, поэтому вся ответственность за распространение правдивой информации легла на плечи жителей Крыма.

— С 2017 года мы зафиксировали десятки случаев административного давления на гражданских журналистов, а с марта 2019 года наносят системные точечные «удары» по активистам и лидерам ОО «Крымская солидарность». Так, в марте арестовали сразу 18 наших активистов, — поделилась Лутфие.

— Людей преследуют якобы за терроризм, а по факту за участие в организации. Это нарушает все нормы международного права, — подчеркнула Ирина Седова.

 

В Крыму репрессируют целые семьи

Среди людей, которые отважились рассказать свою историю, и хрупкая Фатма Исмаилова, жена, сестра и дочь политзаключенных. Свою историю крымская татарка рассказывала со слезами на глазах и почти все это время сидела с опущенным взглядом. Сложилось впечатление, что ей стыдно, но не за поступки родных, а за то, что она вынуждена рассказывать эту историю, чтобы люди помогли вернуть ее родных, которые просто не подчиняются РФ.

12 октября 2016 года у Фатмы забрали мужа, и с того времени трое малолетних детей не видели отца. Пока шли суды, отец девушки  поддерживал ее и других крымских татар, которые подверглись репрессиям в Крыму. В итоге он сам оказался по ту сторону «решетки». В августе этого года Фатма стала тетей в 4 раз. Вот только брат девушки до сих пор не видел своего сына — его арестовали 10 июня.

— Моих мужа, отца и брата судят за якобы террористическую деятельность. Хотя задержания я вижу как борьбу с инакомыслием и с неугодными властям РФ, — отметила Фатма. — За основу дела моего мужа берут телефонные разговоры, видеофиксацию: кто, когда приходит и уходит из дома, а также показания скрытого свидетеля, который никогда не был знаком ни с моим мужем, ни с ребятами, которые также проходят по этому делу. На протяжении всех судов по существу «свидетель» называл моего мужа Рустамом, хотя его зовут Рустэм. Когда муж напрямую спросил у «свидетеля», как его зовут, тот ответил — Рустам, хотя это имя казахского происхождения, а не татарского. «Свидетель» дает показания, но его голос изменен, а лица никто не видел. По факту взяли «случайного прохожего», и на основании его слов мой муж может получить от 20 лет лишения свободы до пожизненного заключения. Страшно представить, что в XXI веке могут посадить за решетку невиновного человека только потому, что кто­то посчитал его мысли, не поступки, а мысли,  неугодными!

На территории аннексированного Крыма преследуют людей не только по религиозному, но и этническому признаку. На полуострове запрещен Меджлис (орган самоуправления народом, куда крымские татары избирают наиболее уважаемых людей) как экстремистская организация. Один из ярких примеров — дело Ильми Умерова, заместителя председателя Меджлиса крымскотатарского народа. Поводом для его заключения стало высказывание о принадлежности Крыма к Украине на одном из телеканалов, а по факту, его судили за то, что он один из лидеров крымскотатарского народа.

— Статья, которую ко мне применили, была введена в уголовный кодекс РФ как изменение и дополнение уже после аннексии Крыма. Т.е., вроде, как специально для неугодных, как я, — отметил Ильми Умеров. —  Через 2 месяца после возбуждения уголовного дела следователь решил провести судебно­психологическую экспертизу. Я отказался, но решением суда меня заставили ее пройти. В принудительном порядке меня отправили на 21 день в Крымскую республиканскую клиническую психиатрическую больницу №1 г. Симферополя. Трехнедельное пребывание в психбольнице без ограничения контакта с больными я расцениваю как метод давления на психику, волю человека и как одну длительную пытку. В результате выдали справку, что психиатрической патологии у меня нет.

В суде Умерова приговорили к 2 годам в колонии­поселении, хотя прокурор просил 3 года условно. Сразу после вынесения приговора состоялись переговоры президентов Турции и РФ, и первый попросил Путина обменять Умерова и еще одного зампредседателя Меджлиса на 2 киллеров, граждан РФ, которые убили журналиста в Стамбуле. Обмен состоялся, но теперь Ильми Умеров живет в Киеве и не может вернуться домой в Крым.

 

РФ «маркирует» крымских татар террористами

Крымских татар в Крыму всего 13% от общего населения. 86% обысков, судов и репрессий приходится на их долю. Такую статистику за 2018 год озвучили в ООН. Открыто 64 уголовных дела по статье «терроризм», хотя за 5 лет в Крыму не было ни одного теракта. Лутфие Зудиева уверена, что  РФ «маркирует» их народ как террористов и экстремистов, потому что так «удобнее» объяснять славянскому населению Крыма репрессии.

—  Когда на «международной арене» репрессии целого народа подают как борьбу с терроризмом  и экстремизмом в Крыму, понятно, что реакция международного общества гораздо более пассивная, чем если бы люди понимали, что репрессии у нас происходят в первую очередь по этническому, национальному и религиозному признаку, — отметила Лутфие. — На территории полуострова мы зафиксировали более 15 случаев, когда репрессии перерастали в семейные. Как пример, братья Абдуллаевы, которых приговорили к 17 годам. Их мама сложно перенесла возвращение украинских моряков и политзаключенных, ведь нет никаких признаков, что ее дети в скором времени вернутся домой. Мы боремся в Крыму изо всех сил, но нужна помощь украинского народа и международных институций.

Из 86 политзаключенных в Крыму, 69 — это крымские татары, и 64 человека осудили за  принадлежность к исламской организации Хизб ут­Тахрир. Отметим, Россия  ­ единственная страна в мире, в которой Хизб ут­Тахрир запрещена как террористическая организация.

— На территории России около 300 человек были арестованы в рамках этого уголовного дела. И что удивительно, всего за 5 лет Крым вышел на 3 место по количеству арестованных в рамках дела Хизб ут­Тахрир. К ним применяют статью «терроризм». И если женщина в платке, а мужчина читает пятикратно намаз или у него есть борода, этих портретных признаков достаточно, чтобы «маркировать» их террористами, — рассказала Лутфие Зудиева.

 

Крымские татары — коренной народ Крыма

Первая аннексия была в 1783 году, коренное население депортировали. К концу XIX – началу XX вв. крымские татары составляли меньшинство на собственной территории. В 1944 году советская власть попыталась поставить «точку» в этом вопросе, поголовно депортировав их с полуострова, преимущественно на территорию Азии.

— До 1956 года для нас на территории Азии был введен комендантский час, велся надзор, — рассказал Ильми Умеров. — Сотни крымских татар были репрессированы в советский период. Нынешний лидер крымскотатарского народа Мустафа Джемилев провел более 15 лет в тюрьмах и 3 года в ссылках. Наша полувековая борьба привела к тому, что в 1988 году мы смогли вернуться в Крым. Хочу оговориться, за годы независимости украинская центральная власть тоже не особо чествовала крымских татар. Когда мы возвращались в начале 1990 годов, нас в Крыму не ждали. Автономная республика Крым была создана не по национальному признаку, а по территориальному. Это абсурд, ведь, по сути, была создана русская автономия в составе Украины. И это, с нашей точки зрения, дало возможность РФ аннексировать полуостров.

На сегодняшний день у нас есть одно требование к украинской власти — внести изменение в Конституцию Украины. Нужно сменить статус Крыма на «Национальную крымскотатарскую автономию». Это приблизит деоккупацию ­ у Украины появится дополнительный довод — она борется за свою территорию и готова реализовать права коренного народа — крымских татар, обеспечив ему дальнейшее развитие, — подытожил Ильми Умеров.

Иванка Волощук, фото автора

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here