Все смешалось в доме Облонских

246
0

Да и во фракции СН тоже. Не успели отгреметь сексуальный и коррупционный (полиграфический) скандалы, как началось массовое исключение из фракции. Возможно, «массовое» ­ явное преувеличение, но, как говорится, лиха беда начало. А началось все с обиженного выступления А. Скороход с трибуны ВР, муж которой был арестован, и в этом аресте она заподозрила Офис Президента, о чем говорила весьма эмоционально и с недовольством. Видела бы она, какой восторг вызвала у г. Порошенко своим выступлением. Он аплодировал, не замечая того, что аплодисменты относятся не только к обвинению в адрес В. Зеленского, но и к горю и обиде самой А. Скороход. Не упустили шанса подхватить эту тему и другие оппозиционные фракции. За три минуты малоизвестная представительница СН стала героем дня.

Откровенно говоря, ее защита мужа была малоубедительной. Ее тревога и страх за близкого человека понятны, достойны похвалы и искреннего сочувствия, но во время беседы с журналистами, которые поймали ее в кулуарах ВР,
А. Скороход откровенно «плавала». Причин задержания мужа назвать не могла, объясняла, что не совсем  в курсе его дел, но обвинила Россию в преследовании ее мужа А. Алякина. И вот тут слегка проговорилась – в России его преследуют по какой­то уголовной статье. Непроизвольно возникает сомнение, а  таким ли безупречным было поведение ее супруга, если он вынужден был бежать из страны. Ни в коем случае никого не обвиняю, но традиционное объяснение всех арестов политическим преследованием и политической местью, становится заученным мотивом и волей­неволей вызывает сомнения. Можно справедливо называть Россию агрессором, но это не означает, что там нет уголовных преступлений и преследования их по закону. Случайно А. Скороход упомянула, что у ее мужа «отжали» в России крупный бизнес, но если просто «отжали», зачем еще придумывать какую­то уголовную статью. Прозвучала и еще одна любопытная информация – вроде бы А. Алякин воевал добровольцем на стороне Украины. Это замечательно, что не на стороне сепаратистов, но неужели статус добробата – это индульгенция от всех возможных преступлений? Повторяю, мои размышления – это не обвинение  и не приговор. Просто накапливается много сомнений и поводов к размышлению.

Однако «Слугам Народа» тоже не стоит обольщаться, и они подают немало поводов для сомнения. Исключение А. Скороход из фракции, а И. Верещук с поста представителя Кабмина в парламенте «случайно» совпало с их голосованием против закона о свободной продаже земли. А. Полякова тоже исключили из фракции СН, а он, кажется, собирал подписи за отставку генпрокурора. Даже если это было случайным совпадением, то абсолютно верным является факт, когда СН проявляли подозрительную снисходительность к другим своим членам, так называемым кнопкодавам, а ведь с последними СН обещали бороться беспощадно. Снисходительно они отнеслись и к шалостям Б. Яременко, а ведь он грешил прямо на работе, во время заседания ВР. Получается – да здравствует избирательность и двойные стандарты уже в новом исполнении.

Справедливости ради нельзя не отметить другой факт. Партийная дисциплина – это тоже не шутка и не глупость. Если человек становится членом партии, он обязан подчиняться уставу, программе и дисциплине этой партии. Если он только член фракции, это тоже накладывает на него определенные обязательства и неизбежно ограничивает его свободу. Возникает сложная проблема – как сохранить дисциплину, но не превратить членов партии и фракции в марионеток, тупо исполняющих волю партии. В 70­х гг. ХХ века эта проблема была жестко решена в немецком парламенте после одного коррупционного скандала. Обе ведущие партии – СДПГ и блок ХДС­ХСС – ввели следующую дисциплину внутри своих рядов: члены фракций могут свободно высказывать свои мысли, аргументы, суждения по поводу спорных вопросов на заседании фракции, но при голосовании  этого спорного закона в сессионном зале они обязаны голосовать так, как решит большинство фракции. Не очень демократично, но укрепляет партийную дисциплину и пресекает коррупцию. И прав был Н. Потураев, который напомнил всем СН, что они победили благодаря своему лидеру В. Зеленскому. Люди голосовали на выборах не столько за личностей, сколько за бренд.

Вот в такой нелегкой ситуации оказались сегодня СН. Скандал за скандалом не просто расшатывают их ряды, но и выносят сор из избы. Все обиженные и исключенные из фракции начали рассказывать всю подноготную о других членах СН. Как стало известно, Д. Арахамия был в прошлом сторонником П. Порошенко и даже сидел во время дебатов на стадионе на стороне Петра Алексеевича. Вот и деньги в конвертах, по словам А. Скороход, вновь оказались не фикцией. Вроде бы СН обсуждали в кулуарах, все ли получили свой конверт. Все обиженные становятся откровенными и беспощадными, а вот все исполнительные и послушные члены фракций готовы молчать и хранить все далеко не лучшие секреты.

Наверное, правы те эксперты, которые отмечали, в какой спешке формировалась партия СН. Хватали и приводили в список первых попавших. Сегодня СН нужно браться за партийную дисциплину, отказываться от сомнительных схем своих предшественников, пока еще доверие избирателей не исчерпало себя до конца. СН не замечают, что начинают опускаться на то же самое дно, как и их предшественники. А вот рейтинг самого В. Зеленского упал незначительно – на 4­5 %. И его соратникам по партии следует думать не о конвертах за голосование, а о репутации президента, благодаря которому они оказались в ВР, и о репутации всей страны.

Татьяна Николаева


ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here