Реально ли остановить наркоторговлю в Запорожье?

591
0

Свободный доступ к информации и скорость ее обмена значительно «омолодили» потребителей наркотиков. Подростки в поисках адреналина пробуют запрещенные препараты, а некоторые даже подрабатывают, делая «закладки», чтобы заработать на новенький гаджет. Ориентировочно в Запорожье в сфере распространения и сбыта наркотиков промышляют порядка 10 тысяч человек, утверждают правоохранители. О некоторых «наркобарыгах» правоохранительные органы знают. Но знать и доказать — два разных дела. Об этом сообщил прокурор Запорожской местной прокуратуры №2 Роман Мазурик во время заседания круглого стола на тему «Наркоторговля в Запорожье. Формы и способы борьбы»

На многих домах, административных зданиях можно увидеть надписи с адресами телеграмм­каналов, где можно «отовариться» дозой. Нередко реклама замаскирована под яркий графический рисунок или детскую картинку. Один из методов борьбы с такой «наружной» рекламой — закрашивание. По словам прокурора Запорожской местной прокуратуры 2 Романа Мазурика, зарисовывать рекламу на стенах — это как пить чай при гриппе. Минимальный эффект есть, но если не пить лекарства, начнут  развиваться осложнения. Пока есть рынок сбыта запрещенного товара и эта работа оплачивается — наркоторговцы будут работать. Изменения будут тогда, когда у них появится страх быть пойманными.

— Прокуратура №2 с привлечением сотрудников отдела «К» СБУ за 2 недели провела около 20 санкционированных обысков. Было взято под стражу 5 человек, на которых собрано достаточно доказательств, — сообщил Роман Мазурик. — За год в Запорожье фиксируют 12­14 фактов сбыта наркотиков. Если будет «перерыв» после этих обысков, это значит, что мы делаем наработки, чтобы потом активно «атаковать» в этом направлении.

Активизация работы правоохранительных органов связана с активизацией криминальных структур?

— Правоохранительная система и система уголовного мира — это две  стороны одного мира. Когда «ослабляются» представители правоохранительных органов, криминалитет становится сильнее. Сегодня я могу назвать себя независимым прокурором, который ориентируется на проблемы, которые беспокоят общество и меня лично.

Вы себе «дедлайн» в борьбе с наркоторговлей ставили?

— Наркоторговлю мы можем минимизировать, но не искоренить.  Как минимум, нужно прийти к тому, чтобы наркоторговцы боялись продавать запрещенные препараты детям, т.к. за это последует немедленное наказание. Сегодня наркоторговцы разрисовывают рекламой наркотиков дома и административные здания органов власти. Это связано с тем, что правоохранители «ослабли».

Было взято под стражу 5 человек, кто это?

— Наркоторговцы. Они сбывали наркотические средства. Иерархия наркотрафика такова: главари банд (которые никогда ничего у себя не изготовляют, а только организовывают процессы), «химики», «варщики» и изготовитель наркотиков. Далее идут оптовые сбытчики, которые фасуют и раскладывают (т.н. «закладчики»).

А по нарколабораториям «били»?

— На них мы можем выйти в том случае, если задержанный сбытчик сдаст точку  изготовления. В Уголовно­процессуальном кодексе предусмотрено заключение сделок. Если человек активно сотрудничает со следствием, он может получить минимальный срок в рамках инкриминируемой статьи.

Были случаи, когда находили главарей?

— Это самое сложное в нашей работе. Как правило, главарей можно задержать путем внедрения в банду лиц, которые дойдут в иерархической цепи до первого уровня общения в банде. Без показаний «подставного» дела не будет. За то, что наркоман разложил одну пачку наркотиков по городу, он получает где-­то 100 долларов, а это 5­10% от прибыли за продажу запрещенных препаратов. У всех глав наркокартелей мультимиллионные заработки. Они нанимают лучших адвокатов страны.

Как, с Вашей точки зрения, выглядят «точки» коррумпирования между наркоторговцами и правоохранительными органами

— Наркоторговцы точно такие же биологические существа, как и мы с вами. Они испытывают все те чувства, что и мы, в том числе и страх. Один из самых больших их страхов — что к ним придут правоохранители. Поэтому они стараются такую возможность минимизировать.  Как? Они должны знать заранее о том, что к ним «нагрянут» правоохранители, чтобы передать наркотики в другое место или смыть в унитаз. Это не самые большие потери для них. Наркоторговцы готовы платить большие деньги за любую оперативную информацию. Что это значит? К реализации любого сбыта наркотиков всегда приобщаются спецподразделения Нацполиции, которые  осуществляют наружное наблюдение и «прослушку». Для наркоторговцев это одна из «острых» точек, которую они хотят держать под контролем. Их  интересуют не следователи/оперативники, а спецподразделения. Соответственно, больше всего подвержены риску коррумпирования люди, которые занимаются «прослушкой», затем те, кто осуществляет наружное наблюдение, потом те, кто разрабатывает и реализовывает план, затем следователи, прокуроры и судьи. В подразделениях, которые «разрабатывают», встречаются люди, которые получают деньги просто за то, что ничего не делают, т.е. не ищут наркоторговцев. Но я бы не сказал, что «оборотни» в погонах это правило, скорее исключение.

Есть понимание того, что и правоохранителям должно быть страшно брать деньги от наркоторговцев?

— В Менской колонии, где отбывают наказание сотрудники правоохранительных органов, где­то треть осужденных «сидят» за подобное преступление.

Как бы Вы оценили ситуацию в Запорожье по сравнению с другими городами?

— В Запорожье не критическая ситуация. По сравнению с Днепром мы мелкие хулиганы. В Мелитополе ситуация сложнее, чем у нас.

А откуда в Запорожье берутся наркотики?

— Наркотрафик. Много везут из Марганца и Никополя…

А как тогда бороться?

— Бороться нужно с «закладчиками».

Каким образом делают эти «закладки»?

— Каждую дозу фасуют в пакеты, туда также кладут магниты, чтобы прикрепить к металлическим поверхностям. «Закладки» разбрасывают под колеса, в клумбы, крепят к лавочкам. Затем «закладчик» делает то, на что необходимо обращать внимание людям, они фотографируют место закладки, чтобы клиент мог найти дозу. В одном дворе может быть 5 «закладок». За день один человек может разложить до 30 закладок. Устроиться на такую работу несложно: по городу на столбах висят объявления крупных наркоторговцев из телеграмм­каналов, которые предлагают подзаработать путем разложения наркотиков. В самом объявлении говорится:  «Работа. З/п 2500 гривен в сутки», также указан номер телефона, который действителен до 5 дней. Затем новому «сотруднику» сообщают, где он должен забрать пакет с «закладками», далее человек распространяет их по городу, делает снимки, пишет точный адрес и отправляет наркоторговцам в телеграмм всю информацию. И когда наркоман хочет купить дозу, в телеграмме ему присылают адрес и фото места закладки. За одну «закладку», в зависимости от типа наркотиков, человек получает 30­80 гривен. Как правило, «закладчиками» становятся сами наркоманы.

Как люди должны реагировать, если видят человека, который раскладывает дозы?

— Если человек видит, что по детским площадкам или в палисаднике ходит неизвестный и делает снимки, нужно этого человека взять в «поле зрения» и позвонить в «102». Копы задержат это лицо и изымут наркотики.  Желательно не упускать из вида такого человека, при наличии смартфона сделать его снимок  в тот момент, когда он фотографирует место «закладки», чтобы позже приобщить фото к доказательствам. Если у «закладчика» при себе менее 10 доз, его не задержат, но привлекут только за хранение наркотиков, а не за сбыт.

Есть количественные показатели наркодилеров?

— Это десятки тысяч…

А если полиция не приехала на вызов или не успела?

— Полиции не интересны наркоманы, пришедшие за дозой. Поэтому, звоня в «102», нужно правильно формулировать предложение и говорить: «Мы видим, как человек раскладывает «закладки» и фотографирует их». Категория «сбытчик наркотиков» для полиции важная, т.к. за год мы задерживаем порядка 15 «закладчиков», и когда в полицию поступает сигнал об одном из этих 15, они «летят» на вызов. За задержание «закладчика» полицейскому могут дать премию.

Но здесь вопрос безопасности. Многие боятся сообщать

— Согласно Уголовно­-процессуальному кодексу, есть возможность «залегендировать» человека: получить показания свидетеля, изменив голос, вид, анкетные данные, и такой свидетель не будет выходить в зал судебного заседания. О «закладчиках» можно сообщать в «102», для наркоторговцев они всего лишь «расходный материал», который можно потерять. А вот о стационарных пунктах распространения наркотиков лучше сообщать лично в полицию, прокуратуру. Я не исключаю, что и операторы «102» (там высвечивается телефон того, кто звонит) не сдают информацию наркоторговцам. Мало кто варит наркотики в квартирах, т.к. вонь стоит на весь подъезд. Но если ваши соседи этим промышляют, лучше прийти в полицию и сделать заявление. Если полиция не действует, обращайтесь в СБУ, ВБП, ВБ СБУ, ДБР.

Киберполиция занимается «снесением» телеграмм­каналов по продаже наркотиков?

— «Сметать» их тяжело — серверы не украинские. Но киберполиция занимается борьбой с продажей наркотиков по трафикам через почту, Интернет и т.д. Они довольно успешно «накрывают»  нарколаборатории, «наркобарыг», перекрывают поставку запрещенных препаратов по почте.

Есть понимание того, сколько в Запорожье крупных наркогруппировок?

— Порядка 10 по городу. Все дошло до того, что «наркобарыги» своих детей/племянников отправляют в правоохранительные институты и юракадемии, чтобы потом свой человек работал в МВД.

Что можно сделать сейчас?

— Можно сделать интерактивную карту мест продажи наркотиков.  Нужно понимать, что среди оперативников нет людей, которые точно знают, кто, где и когда продает наркотики. Нам тоже нужна информационная помощь.  Например, запорожцы на Google карту будут наносить стационарные точки продажи наркотиков и сообщать о них представителям правоохранительных органов. Возможно, общественники смогут «собирать» эти точки с карты и присылать в полицию, СБУ, ВБП, ВБ СБУ, «К» СБУ, департамент ВБФ. Я не буду против, если активисты предложат какие­то свои пути решения проблемы.

Стоит ожидать крупных задержаний?

— Мы работаем над этим. Сейчас по-­максимуму нужно отправлять «наркобарыг» и торговцев в тюрьмы.

 

Иванка ВОЛОЩУК

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here