О литературе и не только от Дмитрия Быкова

91
0

Наверное, это слишком смело сказать, что будь у нас всех такой учитель литературы, о котором сегодняшний рассказ, мы бы жили в другом обществе. Обществе, где жаждут читать и мыслить! Да, сегодня мы снова чуть подвинем в сторону политику и выйдем на просторы YouTube, где познакомимся с одним из самых ярких российских литераторов ­ Дмитрием Быковым

О ПОЭТЕ И ГРАЖДАНИНЕ

Быкову, заметим, всего 52 года, но только международных литературных наград у него около двух десятков. Впрочем, почитаем «Википедию»: «Русский писатель, поэт и публицист, литературный критик, радио­ и телеведущий, журналист, преподаватель литературы, кинокритик. Политический мыслитель и активист, оппозиционно настроенный к высшей федеральной власти в России и президенту Путину… Совместно с Михаилом Ефремовым регулярно издавал литературные видеовыпуски в рамках проектов «Гражданин поэт» и «Господин хороший».
Дмитрий Быков преподаёт в московских средних школах «Золотое сечение» и «Интеллектуал» литературу и историю советской литературы… До 2014 года являлся профессором кафедры мировой литературы и культуры МГИМО МИД России… Быков считает, что «эта работа более осмысленная, чем журналистика, более насыщенная пользой».
Да, кто не читал Быкова – рекомендуем. Кто же не смотрел на том же YouTube быковские поэтические приколы в исполнении Ефремова — посмотрите, не пожалеете!

ЛИРИЧЕСКОЕ ОТСТУПЛЕНИЕ

У меня были хорошие учителя литературы. Студенты еще 1930­х, воспитанные в эпоху, когда «засосюрилося небо, затичинилась земля», они и сами много читали и нам привили любовь к чтению. Но не к литературе. Ибо к 1960­м власть в формировании школьной программы захватили литературные критики.
В итоге с 5 по 10­й класс я пару раз ВИДЕЛ ПОТРЕПАННУЮ ХРЕСТОМАТИЮ по литературе (т.е. собственно предусмотренные программой первоисточники), а вот учебники литературы, т.е. сборники литературоведческих статей были в избытке. В итоге помню, что при сверхзагруженной программе, например, 9 класса по всем предметам, по литературе ежедневно задавали по 9­11 страниц какого­нибудь «образа Наташи Ростовой» и прочего.
Так постепенно у школьников отбили желание читать классику, и многие выпускники были уверены, что все, попавшее в учебники — бред. Понадобились годы и жизненная встряска, чтобы не все, но опять же многие узнали, какого богатства лишила их эта «родная школа»! Не только Пушкина и Гоголя, Шевченко и Леси Украинки, но и Чехова, Достоевского, Коцюбинского и других.
А в 1980­е пришла еще большая беда — скорочтение. В итоге уже не к литературе воспитано отвращение, а к чтению как таковому. Ибо к физкультурнику с секундомером добавилась еще и «учительница первая моя»…
Так появилось поколение «Много читать», которое благодаря дальнейшим бездумным школьным «реформам» плавно перешло в ликвидацию самой читающей нации как понятия. Сейчас абитуриент, не знающий таблицы умножения — уже не шутка, а впереди абитуриент, не знающий алфавита…

ГОГОЛЬ И ЕГО УКРАИНА

У Быкова на YouTube минимум 25 открытых уроков. Каждый из них по­своему интересен, но мы бегло остановимся на лишь трех. Первым будет «Открытый урок с Дмитрием Быковым. «Мертвые души». В поисках II тома».
– В феврале 1852 года, – рассказывает Дм. Быков, – Гоголь трижды пытается передать на хранение переписанный набело II том «Мертвых душ». Но никто не решился взять эти восемь толстых тетрадей. Во­первых, не понятно, «почему я», а во­вторых, ответственность слишком высока.
За неделю до смерти Гоголь в своем московском доме (ныне здесь музей) зовет крепостного мальчика и они вместе сжигают все восемь тетрадей. «Недобре діло ми зробили», – говорит Гоголь и уже больше не поднимается с постели. Умер он 4 марта (21 февраля), не дожив месяц до своего 43­летия, со словами: «Лестницу, лестницу!».
– Гоголь был самым умным писателем в русской литературе и писателем самого мощного воображения, – продолжает Быков. – Он выдумал всю Украину, выдумал всю украинскую мифологию на 200 лет вперед. Если вам случится читать любую украинскую прозу, то вы обратите внимание на мифопоэтический ее характер. Вся поэзия Шевченко, вся проза крупнейших украинских писателей от Панаса Мирного и до Павла Загребельного, самые известные сегодня в пост­СССР фантасты Марина и Сергей Дьяченко – это всё проза мифопоэтическая с огромными вкраплениями фантастического.
И это все придумал Гоголь. Он создал матрицу украинского сознания, всех героев и все мифы Украины. Его страшные украинские сказки во многом и готические, ибо Гоголь «ученик» Гофмана и Шиллера. Он, конечно же, «немец» в своих мистических кошмарах, но когда это все накладывается на украинскую народную традицию и легенды о казачестве, появляется тот удивительный сплав готики и праздника, которым наполнены, например, «Вечера на хуторе близ Диканьки». Гоголь придумал мужской украинский национальный характер — Тараса Бульбу и его сыновей, но он придумал и Панночку, — и тут Быков между делом отмечает, что все украинки немножко панночки…
– Выдумав Украину, Гоголь взялся выдумать Россию. Выдумать те матрицы, по которым будет развиваться уже эта страна. Ему это почти удалось! Петербург, который мы знаем, придумал Гоголь, а вовсе не Достоевский. Гоголь придумал Невский проспект. Гоголь придумал маленького человека, раздавленного унижениями в реальной жизни и превращающегося в монстра в своих кошмарах.
Гоголь в конечном счете написал русскую «Одиссею» – «Мертвые души». Здесь интересны оценки Быкова о том, что еврейская «Одиссея» – это Библия, испанская — «Дон Кихот», фламандская — «Легенда о Тиле Уленшпигеле». Об украинской «Одиссее» — «Энеиде» Ивана Котляревского (1798 г.) Быков, впрочем, не вспоминает. Что же касается русской «Илиады», т.е. романа, как выжить на войне, то, по Быкову, — это «Война и мир» Толстого.
От себя добавим, что украинских «Илиад» создано великое множество и Юрием Смоличем, и Олесем Гончаром, и Павлом Загребельным, и другими авторами…

БУЛГАКОВ С ЕГО «ПИСЬМОМ» СТАЛИНУ

Следующим по очереди в нашем обзоре будет «Открытый урок с Дмитрием Быковым. Урок 6. Булгаков. Роман для Сталина».
Быков признается, что его удручает то обстоятельство, что все присутствующие на его уроке читали «Мастера и Маргариту». Но больше всего его страшит, что это самый читаемый русский роман XX века и главный бренд русской литературы на Западе. Ибо роман не предназначался для массового читателя.
– В 1938 году в Москве появилось три романа, – рассказывает Дм. Быков, – в которых главным героем стала потусторонняя сила: Ангел («Пирамида» Леонова), Дьявол («Мастер и Маргарита») и Джин («Старик Хоттабыч»). Такой была реакция писательской среды на страшные чудеса советской эпохи 1937 года, объяснить которые чем­то рациональным было невозможно.
Михаил Булгаков верил в свою мистическую связь со Сталиным. Тот посмотрел пьесу «Дни Турбиных» 15 раз. А его звонок Булгакову в 1930 году с фразой: «А Вы позвоните завтра во МХАТ. Мне кажется, они Вам не откажут», – так напоминает воландовские интонации…
И вот Булгаков фактически в два летних месяца 1938 года пишет роман для одного читателя – для Сталина, не питая надежд, что «Мастер» будет когда­то напечатан.
Быков замечает, что «вождь всех народов» особо ценил не тех, кто хвалит власть, а кто обращается к ней с подсказками. Так вот «Мастер и Маргарита» – это одна из таких подсказок.
В чем ее суть? Власть — это зло. Но с этими москвичами, босыми, римскими и варенухами, по­другому нельзя. Сталин, ты необходим, чтобы навести порядок! Но береги Мастера, художника. Будут помнить его – вспомнят и тебя…
– В хорошем романе существует три слоя повествования, а в выдающемся, например, в «Войне и мире» — все четыре. В «Мастере» три слоя: бытовой и сатирический, мистический и исторический (евангельский). Кроме того, существуют три группы главных героев и для каждого слоя – отдельный. Первая – Сталин, Воланд и Понтий Пилат, вторая – автор, Мастер и Иешуа, третья — поэт Бездомный и ученик Иешуа Левий Матвей. Т.е. одна клеточка – мистическая, получается, не заполнена. Но дело в том, что ее заполняют эволюционирующие, по Быкову, и уже многое понявший Бездомный и ставший евангелистом Левий Матвей.
На этом фактически полуслове мы и завершим рассказ о «Мастере и Маргарите». Поверьте, что видео стоит того, чтобы его посмотреть.

ТАК ШОЛОХОВ ЛИ АВТОР «ТИХОГО ДОНА»?

А третью главку мы посвятим видео «Открытый урок с Дмитрием Быковым. Урок 7. Шолохов. Унесенные Доном». Откуда такое название? Примерно в одно время вышли два мировых бестселлера – «Тихий Дон» Михаила Шолохова (годы написания 1925­1940­й) и «Унесенные ветром» американки Маргарет Митчелл (1930­1934 гг.). Четыре тома Шолохова и два тома Митчелл в принципе об одном и том же — о любви и быте на фоне гражданской войны в России 1918­1920­х и в США1850­х годов.
Но дальше идут серьезные отличия: если у Митчелл – «мы, южане, проиграли, но сохранили свою идентичность, свои взгляды и традиции», то у Шолохова все кардинально по­другому. Пафос его романа иной: этот народ ничем не объединен, он с готовностью начинает истреблять друг друга, у него нет никаких моральных опор. Все же, что осталось – это «темная стихия рода» (сын на руках Григория Мелехова в финале романа).
Одной из причин, почему Сталин, прочитав третий том, дал добро на публикацию, Быков считает следующую: Шолохов показал, что без сильной и жесткой власти этот народ обречен. И Сталину мысль понравилась…
А еще с «Тихим Доном» связан главный вопрос шолоховедения. Почитаем «Википедию»: «Крюков Фёдор Дмитриевич, русский писатель, казак, политический деятель. Депутат Госдумы первого созыва в 1906 году, один из организаторов и видных идеологов Партии народных социалистов, участник Белого движения. Известен тем, что, по мнению А. Ю. Чернова, написал «первоначальный текст» трёх первых книг романа «Тихий Дон» (официально автором романа считается М. А. Шолохов)».
Того же мнения и известный киносценарист Виктор Мережко. Посмотрите его интервью Дм. Гордону, где Мережко вспоминает, как Шолохов в 1965 году, после очередной обкомовской пьянки в Ростове, послал его по известному адресу…
Так вот Быков категорически за авторство Шолохова. Во­первых, потому что три произведения этого писателя заканчиваются одинаково: мужчина с маленьким сыном на руках («Шибалково семя», «Тихий Дон», «Судьба человека»). Во­вторых, аргумент, что Шолохов слишком молод, чтобы 20­летним начать такой роман, не впечатляет. «Биография Шолохова очень темна, – считает Быков. – На самом деле он не 1905­го, а 1900 года рождения. А начинать в 25 лет — это совсем другое дело». Третье: все сквозные темы «Тихого Дона» встречались в тех же «Донских рассказах» Шолохова. Языковой анализ Шведского института статистики тоже показал, что «Донские рассказы», «Тихий Дон» и «Поднятая целина» написаны одной рукой.
В свою очередь Дм. Быков уверен: «Это писал очень молодой человек и неопытный литератор, ибо видно, как он растет: мне не нравится первый том, удачен второй, хорош третий и гениален четвертый… Кроме того, в романе хорошо получаются три вещи: любовные сцены, пейзажи и смерть, а вернее, агония, т.е. то, что автор реально видел, и это его впечатлило».
И еще: «Тихий Дон», как и «Унесенные ветром», основан на одном по­детски наивном (характерном для неопытного писателя) приеме: история запараллелена на частную жизнь. Григорий мечется между белыми и красными, между женой и любовницей. У Митчелл то же самое: Ретт Батлер «не успевает просунуться между двумя мужьями» Скарлетт О’Хара. Она тоже мечется между северянами и южанами, своими мужьями и любовниками…
Т.е. главная тема двух романов — распад семьи (постоянные измены) как основа распада социума, и процесс этот лавинообразен. В конечном счете, получается, что гражданская война и началась потому, что Григорий полюбил Аксинью…
А еще Дон, как народная жизнь, без морали — с виду тихий, а внутри глубокий, страшный и полный омутов…
Завершим же мы выводом: согласитесь, что нас так литературе не учили. А жаль…

Леонид РОМАНОВИЧЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here