Запорожской промышленности коронавирусные потрясения не страшны

311
0

Год назад, 3 марта в Украине был зарегистрирован первый человек, заболевший коронавирусом. Сегодня, несмотря на старт масштабной вакцинации, страсти вокруг «уханьского пришельца» не утихают. Постоянно появляется информация о новых штаммах злосчастного «ковида». Отдельные страны продолжают быть на жестком карантине и с серьезным ограничением во многих сферах общественной жизни. При этом в нашей стране меры реагирования на этот вызов, мягко говоря, все это время были не совсем адекватны. 

Например, на пике заболеваемости в октябре-ноябре прошлого года, когда в сутки фиксировалось по 15 тысяч новых заболевших, правительство каких-то особых ограничений не вводило. А когда пандемии не было и близко, в марте-апреле 2020 года в Украине был введен максимально жестокий локдаун.

Тогда практически полностью остановили торговлю, закрыли парки, в транспорт пускали исключительно по справкам, а пенсионерам и вовсе отменили льготы на проезд. При этом  на 50-й день карантина, 30 апреля, общее число заболевших едва превысило 10 тыс. человек. Иными словами, за два месяца «корону» подхватило людей меньше, чем в ноябре заболевало за один день. Второй локдаун, введенный в январе этого года, оказался скорее декоративным, так как сначала украинцам позволили полностью отгулять новогодние и рождественские праздники, а только потом ограничили работу ряда предприятий и заведений. Отметим, что в этот период регистрировалось порядка 5 тыс. инфицированных в день. Одним словом, Кабмин надевал презерватив задолго до и сразу после секса, но никак не в процессе.

Впрочем, теперь это уже детали. В сухом остатке имеем колоссальный удар, который был нанесен по экономике страны, ее социальным стандартам, психологическому состоянию украинцев, результаты которого будут сказываться долгие годы.

Во всяком случае, торговля, всегда служившая безошибочным термометром для определения экономического здоровья общества, еще далека до восстановления. Посмотрите, сколько пустых торговых мест на рынках, сколько закрытых торговых и офисных помещений в городе, снабженных вывеской «Аренда».

Налоговая публикует сообщения о сотнях и даже тысячах новых зарегистрировавшихся предпринимателей, хотя на самом деле реальный малый бизнес скорее закрывается – и уезжают на заработки в Европу. А в налоговой регистрируются работники более крупных субъектов предпринимательства, администрация которых решила «оптимизировать» налоги, сделав своих наемных сотрудников ФОПами. В ответ правительство и парламент не нашли ничего лучше, как усилить фискальный прессинг (кассовые аппараты и т.п.),  тем самым окончательно добивая малый бизнес.

Но если малый бизнес в упадке, то на что еще можно опереться, чтобы выбраться из кризисного болота, в которое нас затягивает? В «доковидные» времена у нас много говорили о развитии туризма, который мог бы дать толчок развитию многих отраслей. Приводили в пример немецкий город-партнер Оберхаузен, в котором до 90-х годов было много угледобывающих, металлургических, химических и машиностроительных предприятий. Сегодня почти все они закрыты. Часть из них сохранена как памятники индустриальной культуры (туда возят экскурсии), но большая часть ликвидирована. На местах бывших шахт и заводов разбиты парки или построены торгово-развлекательные комплексы.

Увы, пандемия показала, что доход от туризма — весьма не надежная опора. Даже такие мировые туристические центры, как Париж, Лондон и Рим потеряли значительную часть своих доходов. Что уж говорить о Запорожье, где туристической инфраструктуры отродясь не было!

Даже наш главный туристический магнит – остров Хортица – работает лишь частично. Ведь здание музея по-прежнему на ремонте (вернее, закрыто для посетителей). Поэтому заповедник принимает туристов только на «свежем воздухе»: в комплексе «Запорозька Сiч», в разных локациях острова, в Музейных студиях «Город за порогами» на бульваре Центральном, 3.

Ну, как принимает? Иностранного туризма сейчас практически нет. В широко разрекламированный новый терминал Запорожского международного аэропорта из-за границы прилетают только турецкие туристы. (Чартерные рейсы в Египет работают исключительно на вывоз наших туристов на пляжи Красного моря. Рейсы в Минск – это на самом деле рейсы в Москву для наших остарбайтеров). Ну, а турков в Запорожье привлекает отнюдь не Хортица. Процентов на девяносто — это брачный и секс-туризм.

Поэтому возвращаемся к вопросу о том, что вытащит нас из постэпидемического кризиса. Как ни крути, но пока в Запорожье более или менее работает только промышленность.

Да, сейчас переживает непростые времена, связанные со сменой собственника, почти 20-тысячная «Мотор Сич», но это предприятие имеет настолько важное для государства значение, что ему точно не дадут умереть. Не зря на парламентском уровне уже заговорили даже о его национализации. Кстати, похожие проблемы и у ОАО «Запорожский титано-магниевый комбинат», который перешел под опеку Фонда госимущества. И тоже есть повод для оптимизма. Представители ФГИ говорят, что развитие ЗТМК может обеспечить дополнительно 0,25% роста ВВП Украины уже в 2022 году.

ЧАО «ЗТЗ», на которое в 2019 году уже, было, смотрели сквозь призму банкротства, в этом году выиграло тендеры на поставку реакторов в Малайзию и Аргентину, а значит, снова появилась надежда, что около 3 тысяч человек не потеряют работу. Рано хоронить и ПАО «АвтоЗАЗ», которое в последнее время перебивалось сборкой школьных автобусов. Сотрудничество с «Рено» может вдохнуть новую жизнь в производство.

Что немаловажно, на ряду с проблемными предприятиями, о которых было сказано выше, есть и такие, которыми мы на данном этапе можем реально гордиться. Это и Казенное предприятие «НПК «Искра», успешно занимающееся в наше непростое время разработкой новых образцов радиолокационной техники, без которых современная армия невозможна, и ООО «НПП «Хартрон-Юком», которое интегрировано в мировые космические программы. Ведь его продукция — это сложнейшие электронные приборы и системы для ракет-носителей и космических аппаратов.

И, в конце концов, есть немало крупных предприятий, которые стабильно работают и приносят пользу не только тысячам своих трудящихся, но и всей стране.

Дальше просто по списку: ЗМКБ «Прогресс», Запорожский пивоваренный завод АО «Карлсберг Украина», ЧАО «Масложиркомбинат», металлургические предприятия АО «Запорожский завод ферросплавов», АО «Днепрспецсталь», АО «Укрграфит» и, конечно, входящие в международную компанию «Метинвест» акционерные общества ЗМК «Запорожсталь», «Запорожкокс», «Запорожогнеупор» и Запорожский литейно-механический завод. Кстати, только последние четыре предприятия за кризисно-ковидный 2020 год направили в запорожский городской и областной бюджеты сумму налогов и сборов на уровне предыдущего года – порядка 824 млн грн, а в общем в сводный бюджет Украины – порядка 3 млрд грн. К тому же группа компаний «Метинвест» отказалась в прошлом году от налоговых каникул, предоставленных бизнесу центральной властью в отношении налога на землю и налога на недвижимость.

Генеральный директор «Метинвеста» Юрий Рыженков сообщил, что несмотря на сильное влияние пандемии СOVID-19 на уровень спроса и предложения в первой половине 2020 года и временную остановку итальянских заводов компании в период первой волны локдаунов, «Метинвесту» удалось реализовать многие важные проекты, сохранить рабочие места, обеспечить безопасность сотрудников и завершить год с хорошими показателями. (Так что, как видим, в чем-то у нас даже лучше, чем в Италии).

В 2020 году «Метинвест» увеличил чистую прибыль на 54% — до 526 млн долл. И это при том, что выручка от реализации продукции группы в 2020 году сократилась на 3% — до 10,45 млрд долл. При этом показатель EBITDA (прибыль до вычета процентов, уплаты налогов и амортизационных отчислений) «Метинвеста» за указанный период увеличилась на 82% — до 2,2 млрд долл.

С другой стороны, хотя крупные плательщики и формируют порядка 57% бюджета страны, важен вклад не только «Метинвеста». За прошлый год компании и предприниматели Запорожской области заплатили порядка 6,4 млрд грн налога на доходы физических лиц, а только за январь этого года — 648 млн грн. Эти цифры свидетельствуют и о «белой» зарплате сотрудников этих компаниях, и о вкладе в социальные программы города и области. Становится очевидным, благодаря чему мы держимся, несмотря на все локдауны.

Да, никому не нравится, что многие из этих заводов «дымят». Но, во-первых, совершенно очевидно, что только экономически здоровые предприятия способны тратиться на экологические программы, а во-вторых, реалии ковидного года еще раз подтвердили, что без промышленности обойтись просто невозможно.