Капитуляция или смелый и мудрый шаг?

42
0

Ну, вот теперь, наверное, и Владимир Зеленский понял, насколько она тяжела, шапка Мономаха, и каково оно ­ принимать необходимые, но непопулярные решения. Контактная группа в Минске подписала так называемую «формулу Штайнмайера» по урегулированию конфликта на Донбассе. По поводу этой формулы мнения украинских экспертов не то что разделились, а, пожалуй, рассыпались в разные стороны.

Одни говорят, что эта формула наконец­то приведет к долгожданному миру, другие называют ее капитуляцией Украины или «формулой Путина­Лаврова», третьи считают, что исполнение формулы требует иного порядка или поэтапности действий, нежели то, что прописано в ней. Четвертые полагают, что формула является повторением Минских соглашений и не содержит ничего нового для урегулирования конфликта, а пятые ­ просто говорят, что в глаза не видели этого документа, да и существует ли он вообще? Видимо, существует, раз украинская сторона подписала его, а Зеленский срочно провел короткий брифинг и пояснил, что никакую капитуляцию Украина не подписывала, а, напротив, добилась своих условий в виде постепенных действий – полное прекращение огня, отведение войск, проведение выборов по украинскому законодательству и восстановление прежней границы с Россией.

Сторонники точки зрения «формула Штайнмайера – это прямая капитуляция» не приводят, однако, убедительных аргументов, в чем именно состоит капитуляция, если наша главная цель – это восстановление мира на Донбассе. Но этого нельзя добиться без компромиссов и уступок с обеих сторон. Главной уступкой украинской стороны является пресловутый «особый статус» ныне оккупированных территорий Донбасса и Луганщины. Хотелось бы напомнить, что Петр Порошенко, к его чести, добивался этого в ВР еще в 2015 году, но пошел на уступки радикально настроенным депутатам, заменив «особый статус» законом об особенностях управления деоккупированными территориями. Звучит по­разному, а смысл один: эти территории нуждаются в признании их специфики. Закон был принят, но оказался абсолютно нерабочим и бессмысленным, ведь эти территории не перешли под контроль Украины и никаких особенностей управления или самоуправления по украинским законам там не было. Значит, главной задачей является не принятие успокаивающего всех и бессильного закона, а реальное возвращение территорий под украинский контроль и юрисдикцию.

Сторонники антикапитуляционной позиции кричат, что эти территории, согласно «формуле Штайнмайера», будут находиться под контролем и влиянием России, потому что Россия поддерживает эту формулу. А разве сегодня они не находятся под контролем России? Значит, их нужно выводить из­под этого контроля. Кстати, хочу напомнить неприятный факт. В мире очень много непризнанных республик, которые существуют десятилетиями, и это не только Приднестровье, Абхазия или Южная Осетия, но и турецкая республика на Кипре, государство Тамил­Илам на севере Шри­Ланки. Эти республики существуют, привыкают к непризнанному статусу, находятся под чьим­то контролем. Западноевропейские страны, которые активно участвуют в урегулировании Кипрского конфликта и поддерживали в нем Грецию, сегодня уже забыли о той небольшой части Кипра, которая, по сути, стала турецкой. Это не лучший вариант развития событий на Донбассе и Луганщине. Статус непризнанных республик нужно менять на законный украинский статус.

Что касается влияния России на эти территории, то оно было, есть и будет, ведь все приграничные страны влияют друг на друга. В Западной Украине сильнее влияние Польши, Венгрии, Словакии, а на эти страны, в свою очередь, влияют Германия, Франция, Австрия. Россию невозможно отодвинуть от восточных границ Украины, значит, необходимо нейтрализовать ее влияние особой экономической и социальной политикой, но ни о какой реинтеграции Донбасса и Луганщины в Украину не может быть и речи, пока эти территории не перейдут под нашу юрисдикцию. И тот «особый статус», которого так боятся антикапитулянты, будет находиться под контролем Украины. Он не обязательно должен быть вечным, но на период реинтеграции ­ неизбежным. Многие моменты, которых боятся антикапитулянты, опять же, связаны с языковой и гуманитарной политикой, но эти моменты касаются и других регионов Украины.

Возвращение этих территорий необходимо Украине с экономической и геополитической точек зрения. Мы возвратим промышленный и добывающий регион, укрепим прежние законные границы и с помощью новой демократичной политики закроем навсегда страшные страницы нежелания каких­то регионов жить в украинской семье.

Попытка Зеленского урегулировать ситуацию на Донбассе натолкнулась на сопротивление предыдущей власти и ее радикальных сил, которые начали протесты по всей Украине. В конце концов, «формула Штайнмайера» ­ это консолидированная позиция Евросоюза, который ждет от нас такой же согласованной политики. В этой формуле нет ничего антиукраинского. А Меркель даже отметила, что санкции против России будут продолжены и после подписания формулы, а это означает, что Евросоюз, как и прежде, не согласен с аннексией Крыма. Вот и мы должны двигаться вместе с ЕС к постепенному возвращению своих территорий и людей цивилизованным путем.

Татьяна Николаева

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here