Куда ведет мирный план

804
0

HV9aKeV3p9c

В пятницу, 20 июня в 22:00 Президент Петр Порошен ко о объявил об одностороннем прекращении огня на востоке. Это положило начало мирного плана, оперативной целью которого является прекращение гибели людей на Донбассе, а стратегической — возвращение мятежного региона под контроль Киева с предоставлением Востоку широких прав на местах, что актуально и для всех прочих областей

Реализация этих задач расписана в пятнадцати пунктах. Первыми из них следуют: обеспечение мирных переговоров, освобождение от уголовной ответственности сдавших оружие и не совершивших тяжких преступлений, создание буферной зоны на границе с Россией, обеспечение коридора для выхода как украинских, так и российских наемников, разоружение. Завершают список пункты об освобождении административных зданий, возобновлении деятельности местных органов власти, перевыборы местных советов, восстановление инфраструктуры и создание для жителей Донецкой и Луганской областей новых рабочих мест.

С первых дней вступления плана в силу, стало очевидным, что его выполнение сталкивается с рядом едва ли преодолимых преград. Боевики продолжают атаковать, военные отстреливаются, лидеры ДНР и ЛНР выдвигают встречные требования, исключающие тезисы Порошенко — признание независимости самопровозглашенных республик, немедленный вывод киевских войск с территорий. Однако, если план президента и не сработает, его все же необходимо было инициировать. Во-первых, он дает Порошенко сильную позицию — Украина в одностороннем порядке прекращает стрелять, а негодяи террористы продолжают убивать людей. Это должны видеть в ОБСЕ, в России, во всем мире, и, конечно, на Донбассе. Здесь даже важнее слова, чем реальная ситуация. Во-вторых, даже иллюзия перемирия позволяет украинским военным наращивать присутствие в регионе, проводить ротации, подвозить технику, усиливать оборону. Это же, впрочем, могут делать и боевики. В-третьих, Порошенко таким образом перехватывает инициативу — не Украина реагирует на очередные выходки Бородая, Пушилина, Болотова, Гиркина, а уже самопровозглашенным республикам приходится вписываться или не вписываться в мирный план. И это пока главное.

Первым итогом мирного плана стало проведение переговоров в Донецке. На них присутствовали объявленный в розыск Олег Царев, лидер ДНР Александр Бородай, посол России в Украине Михаил Зурабов, экс-президент Украины Леонид Кучма, регионал Нестор Шуфрич и одиозный Виктор Медведчук. Причем официальный Киев представлял лишь Кучма, о чем заявили в Администрации Президента. Зурабов не являлся участником переговоров, транслируя российскую позицию о том, что она не является стороной конфликта, а лишь выражает крайнюю озабоченность событиями в братской Украине. А вот неофициальную позицию, видимо, выражал Виктор Медведчук. Несмотря на зловещий флер, который тянется за политиком, до недавнего времени именуемым не иначе, как серым кардиналом, многие присутствию Медведчука даже обрадовались. Последовательный сторонник евразийского вектора развития Украины убедил Кремль в своем влиянии на украинские события. В Москве считают, что Медведчук в Украине по-прежнему сила, а любое заблуждение Путина играет на руку Киеву. Кроме того, на протяжении ряда лет у Медведчука сформировался особый дар обрекать на провал все, за что он берется. Тем не менее, переговоры не прошли безрезультатно. На следующий день после встречи Владимир Путин обратился к Совету Федерации отменить постановление об использовании российской армии на территории Украины. Напомним, данный документ был принят 1 марта и положил начало аннексии Крыма Россией. Порошенко отозвался о действиях Путина, как о первом шаге к миру. Однако основным итогом переговоров пока является сам факт их проведения, каких-то кардинальных изменений после них не последовало и вряд ли стоило их ожидать.

Присутствие за одним столом переговоров представителя Киева с одной стороны и непризнанной республики с другой может показаться частичным признанием последней, что ослабляет официальную риторику о невозможности переговоров с террористами. Однако это, скорее, иллюзия. Вместо представителей действующих властей на переговоры отправлен не обладающий никакими полномочиями Леонид Кучма, которого в случае провала диалога всегда можно сменить на другую подобную фигуру. По-прежнему для ДНР и ЛНР остается критичным и их главный вопрос — признание со стороны России и военная помощь Москвы. И если последнее хоть и без прямого введения танков худо-бедно, но все еще осуществляется, то ни о какой легитимизации властей ДНР и ЛНР со стороны Кремля не может быть и речи. Это позволяет говорить о том, что ситуация на Востоке имеет шансы перейти в новую фазу.

Боевики, засевшие в Славянске и других городах, похоже, действительно брошены Путиным на произвол судьбы. Об этом на прошлой неделе в очередной раз заявил и наиболее заметный лидер боевиков, командующий ими в Славянске, Игорь Стрелков (Гиркин). Работа военных подходит к концу, на очереди работа всевозможных координаторов и специалистов широчайшего профиля, которые на базе донецкого кризиса будут проводить политику Путина другими методами, например, изменениями в Конституции Украины, предоставляющими особому региону особые права. Если не всю Украину, то хоть часть ее Путин хочет затащить в Таможенный союз.

Тенденции к смене ситуации пока не говорят о быстром прекращении боевых действий, несущих смерть в том числе и мирным жителям. И даже в случае мирного решения Донбасс вряд ли захочет «жити по-новому» вместе со всей Украиной. Да и смена власти в России в ближайшее время не предвидится. А это значит, что реализуя мирный план, все же нужно готовиться к войне. Восток без вооруженных конфликтов и как часть Украины будет оставаться ее долго и болезненно заживающей раной. Эта наша новая объективная реальность.